Лишились жилья и остались должны больше миллиона: история одной ипотеки

Все новости по теме: Ипотечное кредитование

Суд выселяет из квартиры семью калининградца Назима Мехтиева, в 2015 году потерявшего сгоревшую от рака маленькую дочь Шахлу. Семья не потянула ипотеку и в итоге не только лишилась жилья и теперь рискует оказаться на улице, но и осталась должна ипотечному агентству больше 1,4 млн рублей.

Семья Назима Мехтиева живет в Калининграде много лет. Сам Назим переехал в Калининградскую область еще в детстве, здесь женился, в декабре 2006 года в семье появилась маленькая дочь Шахла. Назим работал экспедитором, его супруга сидела с ребенком. Мехтиевым удалось накопить деньги на первоначальный взнос по ипотеке, и в 2007 году они взяли ипотечный кредит и купили двухкомнатную квартиру в Калининграде.

«Квартира стоила 2 млн 750 тысяч рублей. Я сделал предоплату в размере 825 тысяч рублей, а в кредит взял 1 млн 925 тысяч рублей на 20 лет под 12,25% годовых. Ежемесячно необходимо было вносить больше 21 тысячи рублей», — рассказывает Назим.

С декабря 2007 года по октябрь 2008 года семья регулярно вносила ежемесячные платежи, рассказал глава семейства. Но в 2008 году в стране наступил кризис, и Назим, как и многие в то время, потерял работу. Платить за ипотеку было нечем.

«Я обратился с письмом о том, что не могу вносить ежемесячные платежи, просил предоставить мне реструктуризацию. Это был конец 2008 года, в то время это было возможно. В апреле 2009 года мне ответили, что не хватает каких-то бумаг. Я собрал, донес эти бумаги. Потом мне сказали, что нужно заключить договор страхования, и я сделал это в ноябре 2009 года. Но потом мне в реструктуризации отказали — выяснилось, что ее не предоставляют тем, кто просрочил платежи. В итоге ипотечное агентство подало на меня в суд», — рассказал Назим.

В декабре 2009 года глава семейства попал в больницу — у него возникли серьезные проблемы со спиной, была сделана операция. В апреле 2010 года ему дали вторую группу инвалидности.

«Я был в больнице 2 месяца. За это время мне дважды приходило извещение из суда, чтобы я явился. Я предоставил в суд справку, и в 3-й раз назначили заседание на апрель 2010 года, — рассказал Назим. — В суде я показал документы о страховке и документы о моей инвалидности. Судья посмотрела, вернула мне их обратно. И спросила, готов ли я оплатить долг, проценты и пеню. Конечно, я не мог. Я и 20 тысяч в месяц не мог платить».

В конце концов суд вынес свое решение, и оно оказалось шокирующим — семье не только присудили выплаты по основному долгу (1,9 млн рублей) и проценты (231 тысячу), но и проценты и пеню в размере 0,2% за каждый день просрочки, начиная с 14 ноября 2009 года по день реализации квартиры, — еще 3,564 млн рублей.

Квартиру суд постановил передать ипотечному агентству, чтобы погасить основной долг и часть процентов. Причем квартиру оценили на 700 тысяч дешевле, чем она стоила, когда семья брала её в ипотеку — за счет нее долг «скостили» на 2,063 млн рублей. Долг по пене и остальным процентам Назиму предстояло выплачивать самому.

«Я подавал жалобы. Однако эта судья мне отказывала в апелляционной, кассационной жалобах. Уже потом, когда решение вступило в силу, она сказала, что я должен был решить этот вопрос в частном порядке, чтобы страховую компанию привлечь, подавать ходатайство, — вспоминает Назим. — Но на тот момент у меня не было денег, чтобы нанять юриста. Я приходил сам на суд, а я же не знаю этих юридических тонкостей. Потом я узнал, что судья могла привлечь страховую в качестве третьего лица без какого-либо ходатайства…».

В конце концов Назим подал в суд на страховую компанию сам. В ходе судебного заседания выяснилось, что он уведомил компанию о наступлении страхового случая (получении второй группы инвалидности) вовремя — еще в мае 2010 года. И по закону страховая компания обязана была перечислить страховую выплату — 2 млн рублей — ипотечному агентству тогда же.

Однако в суде выяснилось, что представители компании заподозрили мужчину в предоставлении недостоверных данных — якобы он дал им не всю информацию о состоянии своего здоровья, а поэтому договор нужно считать недействительным. Суд со страховой компанией не согласился, отметив, что страховщик располагал всеми данными о состоянии здоровья своего клиента.

В июле 2012 года суд вынес решение в пользу бывшего собственника квартиры, признал инвалидность Назима страховым случаем и потребовал от страховой компании выплатить в пользу ипотечного агентства 2,063 млн рублей. Страховая компания перечислила эти деньги на счет агентства в 2013 году.

Таким образом, ипотечное агентство получило не только квартиру стоимостью больше 2 млн рублей, но и страховую выплату в сумме 2,063 млн рублей. И даже после этих выплат Назим остался должен ему 1,4 млн рублей — остаток долга за пеню в размере 0,2% за каждый день просрочки кредита.

_NEV9595.jpg

Шахле в Калининграде и Москве было проведено 25 курсов химиотерапии и 12 курсов лучевой терапии. Российские медики заявили, что в России помочь ребенку не смогут. Деньги на лечение Шахлы в Германии собирали всем миром, три года она боролась за жизнь, однако 4 июня 2015 года девочка умерла.

При этом семья продолжала жить в квартире, потому что деваться им было некуда. В 2010 году в семье Мехтиевых родилась вторая дочка. При этом у старшей Шахлы начались серьезные проблемы со здоровьем — после операции по удалению аппендицита выяснилось, что у девочки тяжелая онкология. «Мне уже было не до квартиры. У меня Шахла сильно болела. Мы с супругой все время проводили с ней», — сказал Назим.

В марте 2016 года суд Ленинградского района принял решение выселить Назима с его семьей из квартиры, которая уже им не принадлежит. Причем представители органов опеки в суд не пришли. Несмотря на то, что семья сообщила, что другого имущества у них нет и им нужно время на приобретение либо получение другого жилого помещения, суд принял решение о выселении.

«Теперь квартиру уже не вернуть. Она уже числится не за нами. Ипотечное агентство оставило за собой квартиру за 2 млн 64 тысячи рублей, а в 2013 году они получили страховку — 2 млн 269 тысяч рублей. Несмотря на это, на сегодняшний день я должен 1 млн 472 тысячи рублей. Меня выселят вместе с женой, племянником и младшей дочкой. Мы хотим хотя бы вернуть деньги, которые они незаконно учли в пеню», — сказал Назим.

На защиту интересов Назима Мехтиева встала прокуратура Центрального района Калининграда. Прокурор Константин Воронцов усмотрел в истории с ипотекой семьи Мехтиевых злоупотребление правом со стороны ипотечного агентства. По мнению прокуратуры, страхователь должен был лишь уведомить страховую компанию о наступлении страхового случая, а дальше ипотечное агентство должно было действовать само.

«В связи с нарушением сроков страховой выплаты в результате бездействия ипотечного агентства Мехтиев понес убытки в сумме процентов, которые начислялись ему последующие полтора года — с июня 2010 года по январь 2012 года. 373 тысячи рублей процентов и 2,226 млн рублей пени. Итого размер убытков составил 2,6 млн рублей, — говорится в иске прокурора в суд. — Таким образом, злоупотребление ипотечного агентства в результате длительного необращения в страховую компанию привело к неблагоприятным последствиям для Мехтиева вследствие недобросовестных действий со стороны выгодоприобретателя».

Прокурор просит суд признать незаконными действия ипотечного агентства, которое продолжало начислять проценты и пени с 18 июня 2010 года по январь 2012 года, и обязать произвести перерасчет суммы долга семьи Мехтиевых.

Юрист Руслан Иманов, комментируя ситуацию, в которую попала семья Назима Мехтиева, обратил внимание, что сумму неустойки можно было снизить в суде первой инстанции.

«В данном случае нужно было просить суд применить статью 333 Гражданского Кодекса РФ, на основании которой возможно было снизить сумму неустойки, поскольку присужденная сумма пени явно несоразмерна последствиям нарушения обязательств со стороны заемщика, особенно если учесть его материальное состояние. В этом деле суд не мог уменьшить сумму неустойки самостоятельно, без заявления ответчика. Ну и, конечно, я согласен с позицией прокуратуры по поводу злоупотреблений со стороны ипотечного агентства», — отметил Иманов.

Семья Мехтиевых пытается обжаловать судебное решение о выселении из квартиры, поскольку сейчас им идти просто некуда. Дата судебного заседания по иску прокуратуры к ипотечному агентству пока неизвестна. «Новый Калининград.Ru» будет следить за ситуацией.

Текст — Оксана Майтакова, Анастасия Лукина, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Комментарии к новости