«Я люблю лежать зарезанным»: как прошла «Библионочь-2018» в Калининграде

Вечером в пятницу, 20 апреля, в Калининграде прошла очередная «Библионочь». Акция проводилась сразу в нескольких библиотеках примерно в одно и то же время, поэтому горожанам, желающим посетить мероприятия, пришлось делать нелегкий выбор, ведь программу обещали очень насыщенную и разнообразную. Корреспонденты «Нового Калининграда» побывали в библиотеке имени А. П. Чехова, чтобы встретить там утопленницу и поджечь картину, а также успели заглянуть в областную научную библиотеку, где узнали, как любит умирать поэт Дмитрий Воденников.

Открытие библионочи в «Чеховке», как всегда, было связано не только с торжественными речами и выстрелами разноцветной мишурой из хлопушек. На этот раз посетителей, успевших к началу мероприятия, которое было назначено на 19 часов, встречали специально подожженная автором картина, гейши на ходулях и концерт группы «Дамрава».

Девушки в украшениях из перьев и бусин предлагали купить открытки, на которых изображена фотоистория их путешествий. Рассказ о том, что конкретно и при каких обстоятельствах было ими запечатлено прилагался в качестве бонуса. Рядом торговали кофе.

По всей видимости, популярность акции у калининградцев за последние годы сильно выросла, потому что сразу за порогом библиотеки накрывало ощущение, что ты попал в душный автобус в самый час пик. Чтобы порисовать на песке, столик с которым стоял прямо у входа, приходилось постоянно уворачиваться от чьих-то локтей. Прокладывая путь дальше нужно было еще и смотреть, чтобы не задавить какого-нибудь ребенка, тоже желающего потыкать маленькими грабельками в песчаное полотно.

У лестницы несколько пожилых женщин перебирали книги, выставленные на тумбе у входа.«Это, наверное, буккроссинг, а иначе зачем еще они тут стоят?» — заявила пенсионерка в очках и равнодушно отодвинула в сторону творение Ника Никольского.

На втором этаже тоже была толкучка, но если сначала очень хотелось заглянуть за спины стоящих людей, чтобы разобраться, что же предлагают организаторы в качестве развлечения, то постепенно становилось понятно: практически везде проходили викторины и интеллектуальные бойни. Тематическое название акции — «Игры разума» — себя оправдывало полностью.

«У нас очень мало времени. Девятый класс, команда, выйдите сюда, пожалуйста!», — распоряжалась, педагог и по совместительству ведущая викторины. Школьники признались, что приход сюда был инициирован руководством учреждения.

P4200782.jpg P4200787.jpg P4200790.jpg P4200790.jpg P4200794.jpg P4200796.jpg P4200801.jpg P4200807.jpg P4200811.jpg P4200813.jpg P4200817.jpg

«Статья о постановке театра Вахтангова по мотивам мультфильма Норштейна была озаглавлена таким образом?», — бессменный ведущий калининградского «Что? Где? Когда?» Руфат Иманов пытал знатоков в соседнем зале.

«Ежик вышел из тумана», — дал правильный ответ корпулентный молодой человек, сидящей на стуле.

«Это ужасно печальная история про ежика», — неожиданно пробубнила девушка с зеленым ободком своему приятелю и вышла в коридор.

По комнатам то и дело сновали ряженные: утопленница-панночка, зомби-Франкенштейн, Эйнштейн с мулине вместо волос и усов. Мумия подкралась к графу Дракуле, и натянула ему капюшон на голову. «Я тебе сейчас бинты оборву, бл…», — получил фараон в догонку.

Высокий парень в балахоне с огоромной черной маской пояснил, что он — древнеегипетский бог Анубис.

«Может нам нужен этот носатый? Точно, Анубис!» — девчонки, по их словам участвующие в квесте «Дозор», скучковались у подоконника. Объяснять суть игры им было некогда, но они заявили, что ряженые разгуливают тут как раз для игры.

У одной стойки учили делать из цветной бумаги закладки для книг, рядом художница писала портреты. В соседнем помещении проходил мастер-класс по рисованию обложек. «Вот так мы показываем корову», — девушка, которая должна учить рисовать, зачем-то складывала пальцы, а ученики за ней повторяли. Правда, это каким-то образом сработало, и спустя несколько минут на альбомных листах собравшиеся начали рисовать космический пейзаж.

«Знаете, я никогда не писала, но в голове моей что-то чирикало. Не люблю высоких слов, но после определенного испытания и травмы в жизни что-то у меня было отнято, а что-то мне оттуда перешло», — рассказывала аудитории писательница Мария Метлицкая. В лектории, где проходила ее встреча с читателями, собралось довольно много пенсионерок.

Тихо и немноголюдно было только в последних двух комнатах второго этажа — там дети играли в настольные игры, а парни пытались освоить «Nintendo». Можно было еще выйти в сад, где женщины предлагали испить чаю из самовара и отведать баранок. Правда делали они это не безвозмездно, а за стихи. Прижимистые дамы не согласны были потчевать посетителей за две строчки и требовали хотя бы пару строф из какого-нибудь произведения Есенина.

«…Если крикнет рать святая:

«Кинь ты Русь, живи в раю!»

Я скажу: «Не надо рая,

Дайте родину мою», — молодой человек почти без запинки прочитал весь стих и заслужил печеньки.

В холле у главного входа тем временем начался флешмоб: девица что-то ли пела, то ли читала под музыку. Ее коллега в платье и берете начала что-то изображать на листе, прикрепленном к мольберту. Рядом стояла девочка в кепке с терьером на руках, уверявшая, что собака — тоже участник представления. Правда так и не пояснила, должно ли животное оказывать моральную поддержку, или его в итоге тоже заставят читать стихи и рисовать.

В самый угол задвинули девушек с простой, но довольно милой идеей: они предлагали нарядить любого желающего в один из женских образов со знаменитых картин. Посетительницы, которым все-таки удавалось прорваться сквозь толпу в этот закуток, с удовольствием делали селфи в шляпах а-ля Модильяни или с повешенными на ухо вишнями, как у девочки с творения Георга Росслера.

Свернув в соседнее помещение на первом этаже, посетители попадали на детскую территорию: там предлагалось попробовать управлять роботами, смотреть на химические опыты, принимать участие в викторине. Большое количество девочек выстроилось в очереди за аквагримом. Все ждали, пока женщине в красном платье и с залакированными кудрями нарисуют цветы на щеках.

На улице же было гораздо свежее и даже чуть веселее: путешественницы в бусах и перьях танцевали с прохожими, неподалеку кто-то играл на гитаре.

P4200825.jpg P4200833.jpg P4200841.jpg P4200843.jpg P4200844.jpg P4200848.jpg P4200850.jpg P4200855.jpg

Не в пример суете и гаму, царящим в «Чеховке», в научной библиотеке все было камерно и чинно. Там проходила первая в Калининграде встреча посткроссеров: милые библиотекарши уговаривали купить открытку с изображением «калининградского баухауса» и тут же отправить в Россию или за рубеж. Рядом местные поэты раздавали интервью местным журналистам.

В аудитории этажом выше в рамках проекта «Поэтический демарш. Сохраним природу в городе» поэт рассказывал собравшимся о необходимости бороться с вырубкой деревьев в Калининграде. Усилить эффект он решил чтением своего стихотворения под названием «Пацан отомстит за каштаны».

А столичный поэт и колумнист Дмитрий Воденников уже полчаса зачаровывал битком набитый своими почитателями зал. Не дыша люди слушали его рассказы о реальных событиях, которые потом ложились в основу его эссе, и стихи, посвященные «нелюбимой» собаке.

В конце выступления гостю задали всего один только вопрос: о стихах, которые калининградский поэт Борис Бартфельд посвятил столичному коллеге.

«Нет, не в Углич, только не в Углич не вези меня по весне. Там царевич Дмитрий замучен… Я хотел спросить, я правильно понял, что вам Углич нравится, и вы любите возить туда друзей, а вот Бартфельду — нет?», — спросил мужчина.

«Абсолютно. Я еще люблю лежать зарезанным — это мое любимое занятие. Есть еще какие-нибудь вопросы по поводу того, как меня убить?», — после этой шутливой реплики Воденникова больше вступать в диалог с ним никто не решился.

Текст — Екатерина Медведева, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»

Комментарии к новости