Почесать макаке брюшко: как работают киперы в Калининградском зоопарке

Анна Радченко. Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»

Рабочий день кипера в Калининградском зоопарке обычно начинается в восемь утра, а заканчивается… да он может и не заканчиваться, если зоотехнику приходиться забирать домой новорождённых японских макак или вьетнамских поросят, от которых «отказались» родители, и кормить их из бутылочки каждые два часа. О том, как говорящие попугаи «сквернословят» при посетителях, зачем дрессировать пеликанов и почему с животными порой договориться легче, чем с людьми, «Афише Нового Калининграда» рассказали рабочий по уходу за животными Роман Смирнов и зоотехники Надежда Лёвина и Анна Радченко.

«Припёёёрлись»

Федя — самый большой из всех пеликанов, у Малыша — розоватые перья, а у Зины подрезано крыло. С первого взгляда эти различия не видны (если честно, со второго и третьего тоже), но Роман узнаёт своих подопечных издалека. Кажется, и они его — едва заметив в птичнике, начинают громко кричать и весело топтаться. За каждым животным в зоопарке ухаживают несколько киперов, и обычно они не меняются — звери привыкают к людям, люди — к зверям. «Когда я только пришёл в зоопарк, никак не мог зайти в вольер к эму, — рассказывает Роман, — Сначала заходил рабочий, который с эму давно, следом — я, но птицы всё равно начинали проявлять агрессию. Сейчас уже, конечно, они принимают меня без проблем». Сколько подопечных будет у каждого сотрудника, зависит от размеров животного и сложности ухода за ним. У кого-то — пара зверей, если это, например, тигр и лев, у кого-то — целый десяток. Роман успевает ухаживать не только за птицами, но и за кенгуру. В зоопарк он пришёл полгода назад: искал работу, увидел вакансию в интернете, решил попробовать, втянулся.

У его коллеги по орнитологическому отделу Надежды Лёвиной история несколько длиннее. В подростковом возрасте девушка занималась конным спортом и тренировалась в зоопарке, в те времена здесь была своя конюшня. Когда Надежде исполнилось 18, она пришла в зоосад устраиваться на работу. Опять же ради лошадей. Ухаживала за ними несколько лет, а потом учреждение отказалось от конюшни и Надежда уволилась. Хотела выучиться на ветврача, но родители не пустили в другой город, получила особо не пригодившуюся корочку парикмахера, пробовала работать кинологом, но быстро поняла, что это не её. Потом поступила в местный филиал Санкт-Петербургского государственного аграрного университета на зоотехника и вернулась в зоопарк.

Любимец Надежды — сине-жёлтый ара по кличке Моника. Калининградцам имя Моники знакомо — это тот самый попугай, который общипывал себя из-за стресса и вылечился, как считают орнитологи, благодаря «музыкальной терапии». Попросту говоря, прослушиванию музыки. Особенно Монике нравилась песня «Экспонат» группы «Ленинград». Попугаю регулярно включали её, и птица стала больше танцевать и меньше дергать свои перья. Кстати, во время визита в Калининград в 2017 году Сергей Шнуров навестил Монику и спел вместе с ней «На лабутенах». Сегодня попугай уже не общипывает себя, но песню «Ленинграда» всё так же любит. Мы проверяли. Надежда же чаще вспоминает другую историю о Монике:

«Была зима, конец рабочего дня, посетителей мало. Я работаю в птичнике, тут к клетке Мони поднимается молодая пара, и Моня им говорит прямо-таки моим голосом: «Припёёёрлись». Мне было, конечно, очень неудобно, а она потом так ещё не раз делала».


Надежда Лёвина и Моника

Высокая кормокухня

Рабочий день в отделе орнитологии начинается с осмотра птичьих клеток. Зоотехники проверяют, как чувствуют себя животные, не повреждены ли вольеры, не перегорели ли там лампочки. Смотрители, ухаживающие за обезьянами и тропическими животными, первым делом отправляются на кормокухню. Это отдел зоопарка, который занимается подготовкой еды — от нарезки овощей для водосвинок до выращивания кроликов хищникам на ужин.

Зоотехник Анна Радченко работает с приматами и муравьедами. Для Лектора Ганнибаловича и Кайи (так зовут местных муравьедов) она берёт на кормокухне бананы, яблоки, помидоры, варёные яйца, геркулес, торф, мёд, корм для собак, говяжье сердце, йогурт и гаммарус — рачков, напоминающих крошечных креветок. Из них зоотехник уже самостоятельно готовит животным пастообразную смесь. «У меня своя кухонька-столовая, в которой я это делаю, — рассказывает Анна. — Там есть специальный профессиональный миксер. Прихожу туда, замачиваю корм, вырезаю все жилочки и жир из мяса, нарезаю продукты и перемешиваю в миксере».

С обезьянами разобраться сложнее — у каждого вида свой выверенный рацион. Поэтому кухня киперов отдела приматов увешана точными рецептами всевозможных кашиц для колобусов и смесей для японских макак.

Дай лапку/ласту/копыто

Если животное заболело и ветеринары прописывают ему медикаменты, за исполнением наказов врачей тоже следят киперы — вмешивают лекарства в воду, добавляют в корм, включают зверям инфракрасную лампу. Для того, чтобы животные спокойно давали лапу (ласту, копыто) ветеринару для укола, с ними время от времени проводят специальные тренировки.

«Тренинги мы делаем для того, чтобы при случае ветеринары могли провести ту или иную медицинскую манипуляцию без особого стресса для животного, например, подрезку крыльев. Важно, чтобы птица сама давала крыло», — рассказывает Надежда Лёвина. Для тренировок часто используются таргет — это палка с надетым на неё теннисным мячом, и таргет-кликер — указка, издающая писклявый звук или щелчок для закрепления упражнения. По команде животное дотрагивается до нужного предмета и, если всё сделано правильно, получает вкусную награду. Команды всё усложняются и усложняются, и в итоге животное вполне себе спокойно подаёт лапу для укола, открывает пасть для врачебного осмотра и терпит все необходимые манипуляции зоотехников и докторов.

Роман Смирнов

Бантик на ниточке

Когда ты каждый день проводишь вместе с животным, ты начинаешь чувствовать его настроение, характер, понимать привычки. Постоянное наблюдение за зверями подсказывает киперам, как «обогатить» среду их обитания. Под «обогащением» в зоопарке понимают всевозможные игрушки, головоломки и тренажёры для ума и тела. «Кто-то любит точить зубы, значит, ему делаем коробочку с вкусной едой внутри. Разгрыз её — получил лакомство. Попугай, допустим, любит везде лазить. Значит, вот тебе лесенки, лазай. Я в своё время проходила обучение в школе киперов Московского зоопарка, там нам тоже рассказывали, как обогатить среду животных. Какие-то головоломки мы подсматриваем на тематических сайтах в интернете. Там часто представлены готовые игрушки. Мы изучаем, как они устроены, и потом делаем подобные сами», — поясняет Анна Радченко.

Умных воронов не оторвать от хитроустроенных кормушек, с которыми нужно хорошенько помаяться, прежде чем доберёшься до вкусной начинки внутри. Львам нравятся так называемые кормовые столбы — пятиметровые конструкции, на которые с помощью троса подвешиваются куски мяса размером, скажем, со спаниеля. Специальный механизм может двигать трос и поднимать мясо то выше, то ниже. Получается такой модернизированный вариант игры котёнка с дергающимся на ниточке бантиком. Львы изо всех сил лезут на столб, падают с него, снова лезут, прыгают, цепляются в мясо. Короче говоря, ведут нормальную кошачью жизнь.


А почесать животик?

Покормить животных, убрать за ними, выучить пару новых команд, смастерить игрушку, подготовить тёплую ванночку для муравьеда — за день киперы успевают сделать многое, но едва ли не самое важное в этом списке — почесать любимцам брюшко и просто поговорить. «Они ведь знают наши голоса, привыкают к ним, они нас узнают, — делится Анна Радченко, — С животными нужно говорить, нужно с ними общаться, в зоопарке они нуждаются в этом не меньше, чем домашние питомцы. Особенно если они в вольере одни». Но при всей любви к животным бдительности рядом с ними терять не стоит: если крошечные игрунки вряд ли способны поцарапать кого-то даже случайно, то в вольере с крупными птицами стоит всегда быть начеку.

Некоторые животные «обслуживаются» практически без контакта с человеком. Так, например, дело обстоит с орангутанами, гиббонами и мадрилами. Сначала их заманивают в соседний вольер, и уже потом в пустое помещение заходит кипер, ставит еду, воду, проводит уборку. Обезьян, кстати, в отличие от муравьедов, никто не моет, потому что в природе эти животные избегают воды. Запах, конечно, в павильоне разящий, но если захочешь, привыкнешь.

«На работу приходит много молодых, но не все остаются, — рассказывает Анна Радченко. — Кто-то говорит: «Фу, воняет», «Нет, мне тяжело». Нужно быть физически выносливым, порой ведь мы и песок таскаем. Нужно быть ответственным, внимательным. Не каждый рабочий может заметить, что с животным что-то не то. Именно такие люди остаются в зоопарке. Люди, способные замечать эти мелочи, улавливать их. Может, это что-то врожденное. К таким и животные по-другому относятся. Мне вообще кажется, что это животные выбирают нас, а не мы их».

Усыновлённые обезьяны, удочерённые поросята

Порой киперам приходится в прямом смысле слова вскармливать новорождённых зверей. Причины, по которым малыши остаются без заботы настоящих родителей, могут быть самыми разными: стресс матери, болезнь, да или просто «синдром кукушки». Неоднократно становиться приёмной мамой для обезьянок приходилось и Анне Радченко. «Самка японской макаки была старой, родила и умерла, — вспоминает зоотехник. — Я забрала малыша к себе домой. А дальше — всё как с человеческим ребёнком: каждые три часа проснуться, покормить, пузико погладить, чтобы он нормально сходил в туалет».

Прошлым летом родители розовощёкого попугая-неразлучника по кличке Горошек перестали кормить своего ребёнка, тогда птенец попал под круглосуточное наблюдение кипера Маруси Рязановой. Девушка постоянно носила птенца с собой вместе с грелкой и балаклавой, в которую он прятался как в нору. Птицу Рязанова кормила сначала из пипетки каждые два часа, потом приучила Горошка есть с ложечки.

Каждые два часа истошным визгом требовала еды и вьетнамский поросёнок Жива (чуть позже её переименовали в Просю). За девочкой в своё время ухаживала научный сотрудник зоопарка Людмила Федорянская. Она взяла Просю домой и познакомила с тремя тойтерьерами. Собакам Людмилы Владимировны Прося очень понравилась, её обнюхали, тут же облизали, и всё было хорошо, жили вместе дружно, но вскоре свинка переросла тойтерьеров. Окрепшая и здоровая Прося вернулась в зоопарк.

Преголя, у нас гости

При всей сложности работы с животными смотрителям порой труднее справиться с людьми. «Не представляете, сколько есть желающих попасть в отжим к слонихе Преголе. Хорошо, что такие случаи вовремя пресекаются. Однажды человек готов был перелезть уже прямо к слону, но вмешались сотрудники зоопарка, вызвали охрану, его быстро вывели», — рассказывает Анна Радченко. Часто киперы пытаются объяснить посетителям, что животных кормить не стоит, и совсем не часто люди действительно прекращают давать животным еду. «Дети зачастую более сознательны, чем взрослые, — считает Надежда Лёвина. — Бывает такое, что родители сами пихают вперёд к вольеру ребёнка: «Ты подойди, погладь». А там у птицы вот такой клюв!».

Анна Радченко

Каждый день в зоопарке непохож на другой, уверяют киперы. «Я прихожу на работу и могу только догадываться, как себя сегодня будут вести мои животные, что придумают на этот раз», — говорит Роман Смирнов. «У всех птиц, например, в разное время сезон размножения, — подхватывает Надежда Лёвина, — Одному ты в ноябре домик повесил, другому сейчас. Удивительно даже просто наблюдать за тем, как они готовят этот домик – где-то самец кусочек коры ободрал, принес в гнездо, показал самке: «Я тебе тут бумажку нарвал». И вот они сидят вдвоём, что-то обсуждают, переговариваются, а если ещё птица говорящая…

У нас есть такая сойка. Она разговаривает даже с нами. Недавно в птичник зашли два кипера из другой секции. Дело было перед обедом, а сойка несколько раз сказала «Добрый вечер». Они не поняли, что это сойка, идут, смотрят на меня и, наверное, думают: «У неё что-то с головой, какой вечер?». Когда мы с ними поравнялись и она опять сказала «Добрый вечер», смеялись уже втроем. На какой ещё работе такое возможно?».

Текст — Алина Белянина, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»


Комментарии к новости