Нынче здесь, завтра — там: немецкий парусник ошвартовался в Калининграде


В калининградском порту на Правой набережной рядом с научно-исследовательским судном «Профессор Штокман» на несколько дней пришвартовался немецкий бриг «Руаль Амундсен». До воскресенья, 10 июля, судно открыто для посещения. Как устроен двухмачтовый парусник, какие порядки на корабле и сложно ли управляться с парусами, на борту узнала «Афиша Нового Калининграда.Ru»

«Открытый борт» на пятидесятиметровом немецком бриге «Руаль Амундсен» с четырёх часов. Об этом написано мелом на доске, выставленной около судна, на русском и английском языках. Желающих посетить корабль в четверг немного, скорее всего, из-за переменчивой погоды и будничных дел.

«Пап, ну когда мы уже пойдём?» — спрашивает мальчик, дёргая за верёвку на входе. «Ещё пятнадцать минут нужно подождать», — отвечает мужчина ребенку, который рвется попасть на корабль с криками «полундра», «поднять паруса», «на абордаж» и всеми остальными фразами из мультфильмов о мореплавателях и пиратах.

«Извините, нашему капитану Улли позвонили из Германии. Он задерживается», — на ломаном русском сообщает туристам мужчина в морской темно-синей форме. Это Майк, он штурман. У него белые волосы, густая светлая борода и дружелюбная улыбка. Для полноты образа, ему не хватает трубки или шапки алого цвета с подворотом. Майк знает русский: его бабушка и дедушка жили в Москве, а после революции бежали из страны в Германию. «Мы долго говорили по-русски, я был маленький мальчик, поэтому многие слова забыл. Мы не говорим о политике, не говорим о работе, когда общаемся на русском, поэтому мне иногда не хватает слов», — с расстановкой, подбирая каждое выражение, рассказывает Майк.


Часть команды парусника в стороне наблюдает за людьми, которые фотографируют мачты, стеньги и навигационные приборы на мостике. Двое молодых людей раскладывают на столе открытки, штемпели с контуром маршрута «Руаль Амундсена», логотипом организации «Ветер и волны» и фирменным изображением брига. Открытку можно приобрести за символические 30 рублей.

Бриг, названный в честь известного норвежского полярного исследователя, построен в пятидесятых годах в ГДР как сухогруз, затем в конце восьмидесятых перестроен в двухмачтовый парусник с семнадцатью парусами. В таком обновленном виде «Руаль Амундсен» начал ходить в море в девяностые годы. Максимальная скорость, которую развивает бриг, — двенадцать узлов, от Киля до Калининграда учебная группа шла шесть дней. Двигатель на судне стараются не использовать, но иногда, когда долго нет ветра, приходится.

Основной экипаж парусника — двенадцать человек. Еще тридцать учеников набирают по программе обмена в России и Германии. Обучающихся разбивают на три вахты, и каждая группа по шесть часов следит за порядком на бриге и управляет им.

«Когда мы пришли сюда, то ничего не знали — ни какая как веревка называется, ни какие у неё функции. Пришлось учить, потому что, когда дают команду, нужно знать, куда бежать и что делать. Теперь уже не страшно лазать по мачтам в волны и ветер, поднимать паруса. С ними, кстати, тоже не всё так просто, они должны спускаться равномерно, поэтому все должны одновременно отпускать или забирать веревки», — рассказывает Кристина, наш экскурсовод — русскоговорящая девушка из Дрездена, которая ходит на бриге уже не в первый раз. Чтобы передать сообщение машинисту во время движения, нужно говорить в переговорную трубу — металлическую трубку, которая находится рядом со штурвалом на мостике. Там же есть магнитный компас и современные приборы навигации.

После небольшой экскурсии по палубе мы спускаемся во внутренние помещения, перешагивая через высокие пороги, которые защищают от воды во время шторма. На судне устроена небольшая кухня, в которой работают кок Отто и его помощница Анна Лиза. Во время нашей экскурсии повар не отвлекается на туристов и с невозмутимым видом месит руками тесто. Каждую вахту им по шесть часов помогает кто-нибудь из команды; задачи помощников просты: помыть посуду, почистить овощи, принести продукты со склада.

«У каждой вахты есть свои дежурства. Один день мы моем палубу, другой — коридоры и все ступеньки или санитарные комнаты. На борту есть одна стиральная машинка и механическая сушка. Одежда плохо сохнет. Вот этот железный люк ведет в хранилище для еды, которая не нуждается в охлаждении», — с энтузиазмом рассказывает наш русскоязычный гид о каждом закутке судна.

Недалеко от кухни расположена навигационная комната, напичканная электронными приборами. В свободное время здесь собираются послушать штурмана. Он рассказывает про созвездия, перемену ветра, облака и маяки. Если спуститься по лестнице напротив отсека управления, попадёшь в кают-компанию — место с длинными столами и скамейками для отдыха и приема пищи. На одной из стен на крючках висят подписанные кружки, на другой — две акустические гитары и полка с книгами.

Наверху, в проходе перед каютами, — ящики, в которые складывают вещи. То, что может понадобиться в первую очередь — каски, робы, пояса-страховки, верёвки, — вывешено на противоположной от ящиков стене. Коридоры разделены дверьми со специальным водонепроницаемым переборками. В каютах на четыре, шесть, восемь и десять человек живут ученики, по два человека — участники основной команды, в одноместной — капитан. Есть на паруснике отдельный уголок боцмана, где хранится все необходимое для ремонта судна.

Летом бриг «Руаль Амундсен» ходит по Балтике, а в холодное время года — на Канарские острова и к берегам Южной Америки. Стажировки, в зависимости от маршрута, длятся восемь-десять дней, несколько недель или месяцев. Калининград станет еще одной точкой маршрута немецкого парусника, отсюда он отправится в Стокгольм (Швеция). Ну, а пока на борту судна ждут всех желающих. В субботу, 9 июля, борт будет открыт с десяти утра.

Текст — Анастасия Светогор, фото — Денис Туголуков, «Новый Калининград.Ru»

Комментарии к новости