Создатель фильма «Город 2»: высоты не боюсь, боюсь с высоты упасть

Виктор Гуров.
Виктор Гуров.

16 марта на «Вагонке» состоялось не совсем привычное для этого клуба мероприятие — кинопремьера. Фильм под названием «Город 2», который сняла калининградская команда единомышленников, показывали на экране в малом зале. Там собрались едва ли не все калининградские райдеры вместе со своими друзьями. «Город 2» — некоммерческая кинолента о калининградских экстремальщиках, наполненная трюками, от которых холодеют руки и вырывается вздох восхищения. Через несколько дней после премьеры «Афиша Нового Калининграда.Ru» встретилась с главным создателем фильма Виктором Гуровым, чтобы послушать о том, каким образом в городе развивается экстремальный спорт, почему сам роллер Гуров стал заниматься видео, и как создать в Калининграде правильную атмосферу для всех жаждущих адреналина.

— Виктор, с чего началась твоя любовь к экстремальному спорту?

— Начал кататься на роликах. Помимо этого параллельно занимался скейтбординогом, BMX-ом. Пробовал — что-то получалось, что-то не получалось, но всё равно я остался приверженцем роликовых коньков.

— Эта история началась с 90-х годов, когда ролики появились повсеместно и стали модными?

— Да, сначала вообще катался на «погремушках», развалюхах. Потом стали таскать из Германии и Польши нормальные ролики; по знакомым покупал «бэушные», вставал, падал, много разбивался.

— А зачем это всё надо было тогда, как ты думаешь?

— Это сейчас, в 25 лет, можно сказать, что я этим занимаюсь для поддержания физической формы, а начиналось всё иначе. Все массово катались, потом многие забили на это дело, бросили, кто-то поразбивался. И все как-то быстро отошли. У меня сначала это было просто увлечением, потом затянуло — хотелось совершенствоваться, крутить какие-то сумасшедшие трюки, прыгать с бешеных высот. Ломался поначалу, но всё с опытом приходит. Если раз не попробуешь, ты не будешь уверен, прыгать ли тебе в следующий раз.

— Просто нравилось себя испытывать?

— Да, ведь ни о каких соревнования речи тогда ещё не шло. Они были, но мне не хотелось в них участвовать — ещё слабоват был, и соперничать с кем-то смысла не было. Тогда было много райдеров с невероятным уровнем катания. А я не хотел зацикливаться на одном, всё делал для себя. В любом случае, главное, что я для себя приобрёл — это друзья.

— Это люди, у которых помимо общего с тобой увлечения есть ещё что-то общее, например, черты характера?

— Наверное, нас объединяет такая смешная тупая придурочность (смеётся), которая по-прежнему сопутствует всему в жизни. Некоторые, кого родители напрягают в детстве — мол, ты ничего не делаешь, не учишься, не читаешь, только катаешься — забрасывали это дело. И много кто забросил катание именно из-за родительских нравоучений, они что ли взялись за ум. Хотя, на самом деле совмещать всё это можно, главное — гармотно расставлять приоритеты.

— А что происходит со страхом, когда ты делаешь трюки?

— Его нет.

gurov 2.jpg

— Вообще нет?

— Сначала, когда тебе лет 16, барьер опасности не заметен. Ты ещё молод, уверен в своих силах, и у тебя нет никаких мыслей, ответственности. Обычно есть только одна опасность: что потом? Что скажут родители, если я разобьюсь? Именно в раннем возрасте этих мыслей нет, ты не думаешь. А когда становишься старше и ответственнее, когда тебе на плечи ложится жизненный груз, ты понимаешь, что есть ответственность, и ты можешь разбиться и стать инвалидом. Но об этом ты думаешь уже в более позднем возрасте. А начинающие райдеры ничего не боятся. Вот почему каждый год в экстремальные виды спорта приходит много новичков. В 14 лет есть уже крутые ребята, которые зарубежных чуваков просто рвут.

— В каком возрасте уже нет смысла начинать заниматься этим?

— Я думаю, что лет с 20 — поздновато.

— Может быть, есть какие-то вещи, которых ты боишься? Высота, например? Какие-то парадоксальные страхи?

— Высоты не боюсь, боюсь с высоты упасть. Есть же вещи, которых боишься с раннего детства. Например, под машину попадёшь или что-то сделаешь не так, колесо у велосипеда отвалится. У велосипедистов же постоянно страдает лицо, они бьются зубами или ломают рёбра. Но если находишься в состоянии, когда поймал эту адреналиновую волну, тебе уже плевать на всё. Если начинаешь думать, как бы не разбиться, ты уже ничего не сделаешь. Ведь опасность встаёт у тебя ступором в голове, и всё.

- То есть, твоё чувство страха целиком из жизни не ушло, оно есть и всегда было, что в раннем возрасте что сейчас? Просто когда смотришь на каких-нибудь замечательных парней типа «Jackass» (американский сериал канала MTV, в отечественной версии — «Чудаки» — прим. «Афиши Нового Калининграда.Ru»), кажется, что у этих людей целиком пропало чувство страха и самосохранения.

— «Jackass» — это прикольно, это угары. Чуваки развлекаются, находят адреналин и опасность, которая им нужна, в разных сферах: кто-то прыгает с троллейбуса в кусты, как московские ребята.

— Можно говрить о какой-то адреналиновой зависимости?

— Можно. Мне кажется, что это от характера человека зависит. Просто есть люди, которым страх не нужен, они сидят дома и читают книжки. Им не нужны эти ощущения, они никогда не стремились испытать этот страх. Другими словами, адреналин — это и есть тот страх, который ты испытываешь и через который проходишь. Всё это делается ради преодоления.

— Я, наверное, даже понимаю, о чём ты говоришь. Не так давно мне приходилось подниматься на большую высоту при сильном ветре. Я поняла, что могу в любой момент остановиться и вернуться обратно. Но куда интереснее испытывать себя в каких-то мелочах, ведь кайф не в том, что ты испугался и быстро всё прекратил, а в том, что ты идешь дальше, и тебе клёво от того, что ты смог, ты победил себя и свой страх.

— Именно. Когда ты преодолеваешь свой страх, то в первую очередь испытываешь этот драйв и позитив от того, что ты сам это смог сделать, преодолел препятствие. Ты просто себя по другому ощущаешь после этого.

— «Надо верно расставлять приоритеты» — сказал ты. Кроме этих испытаний себя, ты ещё успевал учиться и заниматься видео?

— Я не учился, то есть учился, но плохо — посещал школу… У меня очень дурацкий характер, даже страшно представить. Ведь у меня сейчас сынуля растёт. Я обнаруживаю в нём некие свои черты, и мне страшно от этого. Ему 3 года в апреле будет, а я уже боюсь, что он будет в меня.

— С учёбой не сложилось, но ты реализовал себя в видео. Как это началось?

— Сначала брал из дома фотоаппарат дешевенький, на него можно было снимать видео. Находил в интернете зарубежные ролики — нравилось; хотелось самому попробовать поснимать, помонтировать. Да и друзья были, которые в программах для монтажа разбирались. Начал с совсем элементарного — фотографии монтировал.

gurov 3.jpg

— Сколько лет назад это было?

— Восемь или девять. Потихонечку, способом проб и ошибок, методом тыка начал изучать программы, снимать. Снимал на задрипанный фотоаппарат. Помню, как снял первый видос и смонтировал его, но не помню его судьбы, а получилось прикольно. Самый первый — он всегда самый запоминающийся, он больше на угарах был составлен. Мы тогда на кассетах у Саныча в магазине «Капсула» (теперь известный калининградский скейт-шоп носит название «Сквер» — прим. «Афиши Новго Калининграда.Ru») насмотрелись «Jackass» и решили сделать что-то похожее: по кустам прыгали, ещё всякой фигнёй занимались, снимали на «Hi8» — большую камеру. А монтировали вообще угарно: сначала с камеры загоняли материал в видеомагнитофон отрывками, потом все эти отрывки ставили, вытаскивали шнур «аудио», подключали к музыкальному центру, запускали запись на кассету, и там шла только запись звука. Вот таким образом монтировали — где-то две таких кассетки со всякими приколами собрал.

— Получается, всё это снималось только для себя, для друзей? Сейчас-то у всех есть супер-интернет, где каждый может посмотреть видео любого качества, а не как в те времена с пищащими модемами, когда песню скачать было проблематично. Теперь — что угодно смотри, что угодно снимай и выкладывай. По-моему, народ уже снимает что-то только ради того, чтобы выложить это в сеть и стать звездой «Ютуба». Есть в этом сейчас некий элемент позёрства, а раньше это делалось для узкого круга людей.

— Да, именно так мы и делали.

— А профессионально ты когда стал этим заниматься?

— По образованию я повар-кондитер, но мне не очень нравилась эта работа. Я снял видео, после чего ушёл с поварского дела и пошёл с этим видео устраиваться на «Каскад», тогда ещё НТРК. Когда я пришёл, то даже не знал, что сказать — показал своё видео, и меня взяли на испытательный срок. Я стал там заниматься компьютерной графикой, начал с обыкновенных программ монтажа, а потом по урокам с того же интернета научился многому другому, и уже пятый год там работаю. Хочу чего-то большего, поэтому и снимаю для себя.

— «Город 2» — это вторая часть? Был ещё просто «Город», видимо? Как решили первый-то снять?

— «Город» — это как раз мой первый фильм, с которым я пришёл устраиваться на работу. Тогда не было задачи сделать полное кино — просто в течение двух лет собирал кусочки, потом захотелось их смонтировать. Получилось круто, где-то в интернете «Город» есть. Там примерно так, как в презентованной нами на «Вагонке» части: интервью, трюки. Но уровень катания был значительно хуже.

— Персонажи в кадре — те же?

— Нет, герои другие были, и они все на презентации второй части присутствовали. Те, кто бросил, после просмотра «Города 2» даже сказали, что пожалели — ностальгия у всех. «Город 2» мы стали снимать в прошлом году весной. Началось всё с того, что поехали к Диме Афгану (калининградский скейтер, один из персонажей фильма — прим. «Афиши Нового Калининграда.Ru») и подумали с Пашкой Паршиным сделать художественный фильм с мыслью, которая несла бы в себе что-то, но такие сюжетные видео очень сложно снимать. Мы хотели сделать типа последнюю работу, и я думал превратить там всех персонажей в стариков. Была даже мысль сделать фильм от лица старой бабки, которая постоянно всех ругает. Там тоже была бы смысловая нагрузка, ведь когда мы катаемся — в каком бы городе это ни было, какое бы место мы ни выбрали — обязательно найдётся и подойдёт бабка и начнёт что-то говорить. В итоге мы всё же решили сделать экшен-кино.

— Это целиком некоммерческое кино? На чьи средства велась съёмка?

— Я растратил очень много собственных средств на оборудование, но помог Саныч из скейт-шопа «Сквер». Ему вообще цены нет — первый человек в Калининграде, который стал продвигать скейтбординг. У нас он очень плохо развивался, пока тут не появился Дима Афган. Началась какая-то правильная конструктивная зависть у всех. Мне прикольно — есть кого снимать, и я доволен, что ребята развиваются. Ещё, как оператору, мне очень приятно видеть эмоции других людей, которые смотрят на катание парней в фильме. Я по ходу всей презентации стоял и смотрел на народ — меня радовало, что людям нравится то, что я делаю, что это всё не зря. И это всё — не для зарабатывания денег.

— Какие цели ты преследовал при создании «Города 2»?

gurov 4.jpg

— Показать всем, что есть молодёжь, которая занимается этими видами спорта, что они не останавливается на достигнутом, как массы, которые забрасывают то, что выходит из моды. Они хотят двигаться вперёд. Хочется показать уровень их мастерства и передать это в другие города, в другие страны, чтобы ребят заметили и перетащили к себе, потому что здесь заниматься этими вещами бессмысленно.

— Что ты имеешь ввиду, когда говоришь — «чтобы перетащили себе»?

— Да, чтобы они оказались в какой-нибудь команде. Например, у крупных организаций в Москве — «Абсурда», «Юниона», которые делают доски и комплектующие — есть свои команды. Они каждый год набирают по паре человек с разных регионов и спонсируют их, предоставляют вещи, стаф, устраивают поездки в города, где проводятся соревнования, съёмки. Парням это надо, чтобы развиваться дальше, чтобы они не скисли.

-То есть, практически как и в любом другом спорте?

— Да, то же спонсорство, соревнования, где за победу человек получает денежные призы. Человек, побеждающий в соревнованиях, должен продвигать бренд, за который он катается. И у Калининграда есть уровень, чтобы вступить на эту сцену и показать, что умеют наши ребята.

— Грубо говоря, «Город 2» — реклама этих парней, того, как круто они катаются? Первый «Город» не имел такого успеха?

— Поэтому и был нужен «Город 2». «Город» был снят 5–6 лет назад, когда это было ещё не так развито, как сейчас. С каждым годом это всё больше и больше развивается: BMX, скейтборд… BMX хотят вообще включить в олимпийские виды спорта.

-То есть, не так у нас всё печально? Не всё на месте стоит?

— Ну да, только власть эти дела не особо поддерживает. Они неправильно подходят к этой сфере. Для развития этого спорта в Калининграде надо делать какие-то хотя бы междугороднего уровня соревнования. Это бы и Калининграду, как туристическому центру, помогло…

— Мне кажется, у нас и полигонов-то нет особо, а те, что есть, делаются руками самих катальщиков.

— Не совсем так. Да, дёрт на мототрассе ребята сами делали. Власть сделала площадку на Верхнем озере. Нормальная площадка на самом деле. Когда они заказывали эти проекты, мы с Игорьком Меркуловым рисовали все макеты, чертежи, а они половину этих макетов убрали, потому что по технике безопасности они не проходят. Хотя о какой безопасности можно говорить? Сократили всё и построили по минимуму.

— А вам вообще надо, чтобы правительство и муниципалитет вас как-то поддерживали, вмешивались, курировали? Ведь всё равно в этом спорте есть дух какого-то бунтарства, неформальства, он существует вопреки поддержке власти. У тебя какое мнение?

— Мне кажется, что нужно создать какую-то нормальную организацию и назвать её нормально, а не «Калининградский янтарь».

— Зачем вам тогда поддержка власти, если это всё снизу должно быть организовано? Бизнес можно попробовать подключить…

— На уровне частного бизнеса в Калининграде — невозможно. Очень маленький регион, и мало компаний, которые занимаются именно велосипедным или скейт-оборудованием. А те магазины, что есть — это московские сети.

— И какой выход ты видишь?

— Только поддержка правительства. Не такая ангажированная, манипулирующая, а нормальная, финансовая, как в Красноярске — они построили крутой парк «Спортекс» площадью порядка 12 тысяч квадратных метров. Он такой здоровый, а вход бесплатный. Просто их правительство выделило на это огромные деньги, там проводятся соревнования мирового уровня, приезжают любые райдеры, даже со Штатов. Так что надо организовать какую-то группу людей, как-то назвать, сделать расчет по приходу-уходу денег, грамотный бизнес-план и каким-то образом получить деньги, будучи при этом неангажированными.

 Вы хотите и парк, и финансирование соревнований, но при этом не хотите кататься в майках с медведями? А как этот вопрос решают в маленьких городах Соединенных Штатов?

— У них есть ассоциация экстремальных видов спорта, это в любом случае поддерживается и правительством, и бизнесом, и банками, и так далее. Ассоциация этих экстремальных видов спорта строит по Штатам парки, у всех этих парков одно название, и оно там везде в новостях звучит. И почему бы нам так не сделать? Не хотят просто…

— Всё равно инициатива снизу должна поступать, ведь вы должны выйти с инициативой… В рамках государственных программ у нас строят ФОКи, но там нет ничего для роликов, скейта… Почему?

gurov 5.jpg— У нас нет подвзязок… В любом случае все эти тендеры проходят так, что никто ничего не знает…

— Что ж, желаю не опускать руки, искать «подвязки», добиваться целей. С тобой над «Городом 2» работала целая команда инициативных людей. Кто чем помогал?

— Павел Паршин мне помогал — он подкидывал идейки, заставочки, зарисовочки, поддерживал меня и внёс свою лепту. Ему спасибо. Вовке Князеву спасибо — он постоянно размещал на нашем сайте kfilms.tv информацию и делал все обновления. Операторам спасибо — Антону Герасименко и Мите Салтыкову. Пашке Рыскину спасибо — мы доставали у него оборудование, он безотказно нам помогал, рыжий молодец. Карине Пинтийской спасибо. Можно сказать, она взрастила меня, когда я пришёл на «Каскад». Она была главным продюсером и начала меня поднатаскивать именно по картинке киношной. С организацией презентации она тоже помогла. Сашке Богдановичу хочу сказать спасибо. Он, правда, ушёл из спорта полгода назад, но тоже поддерживал. Женьке Гречухину хочу сказать спасибо за то, что он помогал и на самой презентации, и в проведении съёмок. Он, кстати, снимался в первом «Городе», тоже сейчас забросил кататься. Но изредка приходит для поддержки тонуса — уже старенький (смеётся). Нашего гида по Литве Алекса Павилайтиса хочу поблагодарить — когда ездили в тур в Литву, он нам все достопримечательности показывал, все парки; тоже снимался в фильме, ему 16 или 17 лет — не забивает на катание и идёт на своей волне. И конечно Санычу, Сашке Галютину, за то, что не бросает общее дело и помогает начинающим. Ну и Димке Афгану!

— «Города 3» не будет?

— Точно не будет, но будет что-то другое!

Текст — Александра Марченко, фото предоставлены собеседником