Под властью выпавшего снега

Для руководителя любой нормальной коммерческой компании (не в счет те, которые создаются родственниками и друзьями чиновников для обслуживания госзаказов) главный результат работы — это прибыль до вычета налогов и амортизации (EBITDA). Ну и более глобально — стоимость компании на рынке (капитализация).

Клиентоориентированность, социальная ответственность, удовлетворенность сотрудников и тому подобные критерии так или иначе имеют место быть только потому, что глава магазина, прачечной или корпорации, запуская бизнес-процессы, поставил себе цель добиться определенных цифр и показателей. Достаточно посмотреть на стоимость акций и EBITDA, их динамику, и можно с большой долей вероятности говорить о правильности управленческих решений и будущего этой бизнес-единицы. Перефразируя Дональда Трампа — Money first!

Среди государственных структур также есть несколько ведомств, среди отчетных показателей которых мелькают денежные знаки: налоговая, таможня, служба судебных приставов, федеральная антимонопольная служба. Если первые две контролируют денежные потоки и перевозку сырья и товаров, то последние (вместе с другими «надзорами») — обеспечивают (или, по крайней мере, должны обеспечивать) неотвратимость наказания для тех самых и довольно дефицитных по современным меркам производителей добавочной стоимости.

Если рассуждать в рамках этого стоимостного подхода, то у государственной, региональной или местной власти есть один показатель работы — удовлетворенность граждан их деятельностью. Мэрия или правительство — это управляющие компании, находящиеся на иждивении у налогоплательщиков.

Если нам не нравится ресторан, мы идем в другой. Если не устраивает соотношение цены и качества услуг сотового оператора — меняем. Если разочаровались в марке машины или сервисе дилерского центра — выставляем автомобиль на продажу и идём в другой салон.

Если же недовольство вызывает работа чиновничьей управляющей компанией, то большинство, как правило, не делают ничего. Тем же, кто не готов смиряться, уготованы несколько путей. Самые мобильные и независимые меняют свои географические координаты и становятся нанимателями другой сервисной конторы — властей Швеции, Китая или США. Другие перестают вообще контактировать с властью. И тогда зарплата сотрудников становится минимальной, а вместе с ней минимизируются уплаченные налоги, социальные отчисления становятся данью. В любом случае это эмиграция, только внутренняя.

Третий, самый вредный и опасный путь — это попытки напомнить зарвавшимся и никудышным управленцам об их месте, обязанностях и источнике существования. Точнее, конечно, не им, а самим себе, да и это вряд ли может принести эффект. Управленцы редко слушают кого-либо, даже когда брюзжание уже грозит перерасти в многотысячный митинг. А себя — ну зачем себя в чём-то убеждать? В итоге сторонников этого подхода либо посылают (чаще всего), либо «закрывают». Иногда предлагают вместе придумать, как исправить ситуацию — и это совсем уж печально. Потому что ситуация остаётся нерешённой, зато кругом сидят всяческие общественные советы, фактически легитимизирующие бездействие властей.

Если вернуться к исходной точке, проценту удовлетворенности, то способов получить достоверные знания о нем практически нет. Социология либо придворная, либо никакая, тайная и опасная, а выборы — идеальны и неинтересны, а главное — от их исхода ничего особо не зависит. 62,2% за «Единую Россию» на 100 участках в Саратове или 10% явка, как на последних выборах мэра Калининграда. СМИ, за редким исключением, огрантованы и послушны. Общественные палаты, советы при президенте или губернаторах стали еще одним монолитным местом трудоустройства для правильных общественников и почетных пенсионеров.

Как закономерный итог этой неповоротливой и заточенной под обеспечение вертикали системы мы слышим довольно странный вопрос: «Где мэр, губернатор, и почему не убран от снега Калининград?». Например. После «почему» можно подставить всё что угодно — почему сутки не могут вытащить с ВПП самолёт, почему хамят врачи, почему разбитые дороги, откуда берутся вторая и даже третья смена в школах.

Странны такие вопросы по крайней мере по трем причинам. При чем здесь мэр, а тем более губернатор, если своевременная и качественная уборка дорог и тротуаров от снега — это прямая должностная обязанность руководителя муниципального коммунального предприятия?

Время вопросов к властям тоже кажется странным. Как-то абсурдно через «Фейсбук» спрашивать «доколе» в момент, когда неубранный снег уже стал причиной несмешных проблем — ста двадцати дорожно-транспортных происшествий. Может опять-таки в октябре—ноябре спросить горожанам, СМИ, общественникам, депутатам о том, сколько средств в бюджете на уборку снега, закупку техники и нужных реагентов и что нужно делать, чтобы они были? Ой, о чем это, в октябре же надо яблоки с дачи вывезти.

Есть ещё более неприятный аргумент. С чего бы это нам требовать исполнения такой вот нехитрой муниципальной услуги? Ведь, по данным региональной налоговой инспекции, в Калининградской области по итогам 2016 года каждая из более чем 600 компаний имеет долг свыше 500 тысяч рублей при общей сумме недоимок по налогам в более чем 3 миллиарда рублей. Ещё имеется 40 процентов наемных работников и индивидуальных предпринимателей, получающих ежемесячный доход на уровне минимального размера оплаты труда — 10,4 тысячи рублей. Это за год выливается в сотни миллионов рублей, которые не оказались в муниципальном бюджете. Когда будете в следующий раз получать зарплату «в конверте», вспомните про неубранный снег.

Так всё же, кто более лицемерен? Тот, кто делает вид, будто предоставляет услуги городу, или тот, кто делает вид, что оплачивает их своими налогами? Про выборы как способ решения насущных городских или региональных проблем лучше вовсе молчать. Засмеют — и далеко не только те 20 процентов избирателей, кто ходил на последние выборы мэра.

Так что остаётся лишь читать очередные молитвы о хорошей погоде, выданные чиновникам лопаты и ночные спасительные рейды по инициативе молодых и эффективных чиновников правительства. Ведь про формирование системы ключевых показателей, KPI региональных и муниципальных чиновников и кадровые решения за неисполнение должностных обязанностей пока никто не пишет.

Станислав Пахотин

Комментарии