«Серый» регион

Периодически калининградские чиновники сообщают общественности о долях и процентах «серой» экономики и неформальной занятости населения региона. Например, 21 февраля министр социальной политики Анжелика Майстер заявила о том, что больше 20% работающего населения области трудится в теневом секторе. В середине февраля уже губернатор Калининградской области Николай Цуканов во время оперативного совещания в правительстве сетовал на нерадивых строителей, да и в целом на бизнес, который не желает платить «белую» зарплату и перечислять налоги в бюджет.

Он в очередной раз признался, что половина экономики возглавляемого им региона находится «в тени», а его подчиненные и работающие в области силовые и фискальные органы оказались в «безысходном» положении. «Да что же это такое, в таком маленьком регионе губернатор, прокуратура, налоговая ничего не могут сделать, все расписываются в безысходности? Необходимо по тем же строителям, по судебной практике проверить, собрать совещание с участием руководителей федеральных структур под руководством полномочного представителя в Северо-Западном федеральном округе Владимира Булавина и обсудить, что можем сделать в этой ситуации», — с горечью и как-то неуверенно произнес губернатор перед участниками совещания.

На этой «оперативке» руководитель регионального управления Федеральной налоговой службы Ирина Сорокина называла ярких представителей «серой» экономики региона. Чуть ранее на сайте УФНС был размещен список компаний, которые имеют задолженность по налогам свыше 500 тысяч рублей. 

Среди них были как муниципальные учреждения (школы, коммунальные предприятия), так и известные строительные и производственные компании. Те, кто выигрывают один за другим тендеры на возведение детских садов, школ, очистных сооружений, реконструкцию дорог и объектов инфраструктуры и, в конце концов, уже второй год подряд дают повод тому же губернатору докладывать президенту о рекордах в жилищном строительстве.

9 февраля на совещании в правительстве министр туризма Калининградской области Андрей Ермак рассказал о владельцах гостиниц региона, которые также не желают выходить из тени и проходить процедуру классификации — получать категорию в преддверии Чемпионата мира по футболу 2018 года. «На данный момент мероприятия по классификации, получению свидетельства о „звездности“ прошли только 49 средств коллективного размещения из 198. Если они этого не сделают, то со 2 июля не смогут осуществлять свою деятельность», — отчитался глава ведомства.

Еще менее радужную картину прозрачности региональной экономики представил в конце января Калининградстат, опубликовав отчет об итогах развития области за 2015 год. В соответствии с ним, предприятия малого и среднего бизнеса не желают показывать не только свои реальные доходы, но и своих сотрудников.

 С помощью несложных подсчетов граждан, задействованных во всех отраслях социально-экономической деятельности области, за бортом статистики остаются 350 — 400 тысяч человек. Сведения о 975 тысяч жителях Калининградской области федеральная миграционная служба предоставляет. С другой стороны, данные о трети взрослого населения области ни в налоговой, ни в Пенсионном фонде или Фонде социального страхования не прослеживаются.

О том, что цифры этого статсборника не противоречат действительности, на примере отдельно взятого муниципалитета подтвердил 8 февраля на совещании в Светлогорске и глава администрации Янтарного Алексей Заливатскй. «У нас 3500 официально зарегистрированных в поселении граждан старше 18 лет — 1600 человек не платят налогов, ни как индивидуальные предприниматели, ни как наемные работники», — констатировал чиновник.

На этом же совещании он рассказал, что для частичной легализации доходов этих граждан в Янтарном будут созданы ярмарочные ряды, на которых они смогут реализовывать свою продукцию. «Ведь мы прекрасно понимаем, чем они занимаются. Большинство задействовано в янтарной отрасли. Но реализуют они свои изделия в обход, так сказать», — поделился своими соображениями Алексей Заливатский.

Ярмарки янтарщиков, фермерские рынки — на них выйдут десятки, может быть, сотни предприимчивых жителей области. Это в принципе не снимает общей проблемы: большой процент граждан не желает вступать с государством (в лице региональных институтов) в какие-либо официальные обязательственные отношения. Если и делают это, то с большой долей иронии, как, например, работодатели, предоставляющие в налоговую и Пенсионный фонд сведения о выплате минимальных заработных плат.

Понятно, что при помощи косвенных налогов и сборов граждане выполняют свой конституционный долг. Это происходит во время покупки продуктов питания в магазине, бензина на АЗС, билетов на поезд или самолет, при оплате электроэнергии, коммунальных счетов.

В то же время эти «невидимые граждане» или бизнесмены, выживающие за счет сокращения налогооблагаемой базы, пользуются больницам, школами, общественным транспортом, услугами учреждений культуры, которые содержатся за счет федерального и регионального бюджетов. С другой стороны, СМИ, общественность и наблюдательные граждане периодически видят новые машины, недвижимость, бизнесы тех «сирых и убогих» калининградцев и предпринимателей, которые якобы от безысходности не платят налоги и не показывают реальные доходы.

В период нефтяного благополучия эта ситуация устраивала, а с другой стороны, и формировала это «серое» большинство. Государство и регион получали основную ренту с крупных налоговых резидентов, не обращая внимание на схемы и поведение бизнесменов средней руки, рядовых граждан. Сейчас, когда поток легких денег закончился, региональным властям остается только расписываться в невозможности исправить ситуацию, ссылаясь на общефедеральный тренд. 

По оценкам вице-премьера Ольги Голодец, в целом в России около 20–21 млн неучтенных граждан, или около 17% населения. В Калининградской области таких неучтенных и несознательных около 40%. Тысячи и тысячи парикмахеров, водителей такси, фотографов, программистов, строителей, отделочников, фермеров, продавцов на рынке и мастеров по ремонту автомобилей — все они формируют огромный пласт неформальной экономики региона. Им не нужны трудовые книжки, пенсионные отчисления, социальные гарантии, отпуска, больничные и декретные. Расчет только на свое здоровье, социальные связи и многолетнюю практику невнимания региональных властей к гражданам, научившимся обходиться без их помощи. До поры до времени, пока тяжело не заболевает ребенок, не отбирают бизнес или не сгорает дом. В этом случае можно ведь всегда написать мэру или губернатору, президенту, рассказать о своих горестях и попросить о помощи, предпочитая забыть о том, что годами сам недофинансировал из своих налогов здравоохранение или не ходил на выборы.

В свою очередь, если власти субъекта пока расписываются в безысходности при легализации доходов предприятий и граждан, то федеральные структуры придумывают все новые и новые косвенные платежи, избежать которых практически невозможно. Взносы в фонд капремонта, изменение формулы расчета налога на имущество, введение сборов с дальнобойщиков, повышение акцизов на топливо.

В ситуации с взносами в Фонд капитального ремонта калининградцы, кстати, вновь проявили свой характер. По предварительным данным, лишь 50% жителей области начали платить региональному оператору или вносить средства на спецсчета.

В чем же причины, факторы этой региональной специфики? Ведь здесь именно региональное. Это начинаешь особенно замечать, когда смотришь на ситуацию глазами бывшего жителя субъекта РФ, где собираемость налогов с предприятий и граждан доходила до 90%,а вопросы про «белую» зарплату ставили в тупик. В Калининградской области, наоборот, надолго заставляют задуматься вопросы: «Почему не платят?» и «Почему такой большой процент?».

Но в итоге, каковы бы не были причины ухода в «тень» (привычка, близость к границе или силовым структурам), результат у этой игры в прятки с государством на территории Калининградской области один — увеличение финансового бремени на тех, кто предпочитает вести бизнес, соблюдая все законы, и кто исправно платит по счетам за муниципальные или коммунальные услуги. Рано или поздно одни будут вынуждены перекладывать это бремя на своих сотрудников и клиентов, другие — сокращать расходы на что-то другое, кроме еды и обязательных трат. Рост цен, сокращение зарплат, социальных расходов, снижение покупательской способности, а в итоге — банкротство системы всеобщего недоверия и избегания.

Станислав Пахотин

Комментировать (9)

Комментарии

prealoader
prealoader