С надеждой на непонимание

Главный редактор Алексей Милованов о том, как ободряющий предвыборный визит Путина к Антону Алиханову превратился в печальную иллюстрацию состояния государственного управления.

Всё это выглядит так абсурдно, что очень хочется, чтобы в итоге оказалось, что мы, журналисты, всё не так поняли. Хотелось бы, конечно, уточнить — но пока что мало чего понимают не только сотрудники СМИ, но и чиновники в правительстве. Разъяснить ряд моментов в высказанных президентом Владимиром Путиным в ходе визита в Калининградскую область в среду идеях в правительстве не могут. А врио губернатора Антон Алиханов вначале собрался было прокомментировать итоги визита вечером в среду — однако затем брифинг перенёс на потом. Возможно, потому что сам хочет, чтобы всё оказалось лишь «потерей в переводе». Но шансов маловато.

Предвыборный визит главы государства в регионы, где временно назначенным главам предстоит исполнить по осени ритуальный выборный танец — тоже своего рода ритуал. Президент объезжает образцово-показательные объекты, хвалит назначенцев за усердие, вдумчиво вникает в проблемы, обращает внимание на болезненные точки, наконец — даёт обещания. И, по-отечески похлопав кандидата по плечу, отбывает к следующему пункту назначения. Примечательно, что он на сей раз был неизвестен: на сайте наблюдения за полётами Flightradar24 у президентского борта после его вылета из «Храброво» был обозначен только пункт вылета. Пункт назначения был недоступен. С другой стороны, у большинства бизнес-джетов, на которых разлетались из Калининграда с совещания по развитию транспортной инфраструктуры СЗФО эксперты по этой самой инфраструктуре, аббревиатурой N/A были обозначены оба пункта — вылета и прилёта. Из ниоткуда в никуда.

Скриншот сайта Flightradar24 в момент отбытия самолёта Владимира Путина.

_NEV4084.jpg
Не субсидии, а отмена: как Путин «снизил» цены на билеты в Калининград

Президент предложил снизить цены на авиабилеты в Калининград за счет отмены НДС для авиаперевозчиков и назвал это хорошей новостью для калининградцев. Журналисты «Нового Калининграда.Ru» внимательно вслушались в беседу и выяснили, что на самом деле президент предложил убрать субсидии на авиаперевозки..

Про авиабилеты и их субсидирование в ходе совещания под руководством Путина был разыгран целый спектакль. И самое интересное здесь — кто из его участников изначально знал о сценарии, а кто оказался актёром поневоле. Вначале Путин как бы между делом поинтересовался у главы Минтранса Максима Соколова, как отразится на стоимости билетов отмена НДС (сейчас в отношении билетов применяется пониженная ставка 10 процентов). Тот заметил, что тариф будет укладываться в сумму 9 тыс рублей. Правда, не особо уточнив, откуда эта цифра взялась и как будет контролироваться. Потом глава антимонопольного ведомства Игорь Артемьев рассказал, что субсидии «льготным категориям» (отменённые ещё 3 года назад) — это зло, пользуется ими 8 процентов населения, а остальные 92 процента обижаются. 

Затем в игру вступил Антон Алиханов, напугав Путина «маленькой историей» про билеты в эконом-класс за 75 тысяч и внезапно закончившиеся в нынешнем году субсидии. Итогом стало принципиальное и однозначное (если мы, журналисты, всё правильно поняли) решение Путина: отменить как субсидии, так и НДС.

Что же получится в результате этой любопытной схемы? Пассажиры лишатся возможности покупать действительно дешёвые (3800 рублей в одну сторону) билеты в «высокий» сезон взамен на мало чем, кроме расчётов Минтранса, подкреплённое обещание «укладывать» стоимость перевозки в Калининград в 9 тысяч рублей за билет «туда-обратно». Такой манёвр был прикрыт бравурными реляциями на тему «такой анклав у нас один, про Калининград мы не забываем». Но при разгребании этой словесной шелухи он выглядит довольно иезуитски. В целом, всё это вполне укладывается в общее правило «денег нет, но вы держитесь», но на предвыборный подарок похоже мало.

_NEV3390.jpg
Минфин и Минтранс поспорили из-за парома для Калининграда

Министерство финансов РФ попыталось отказаться от бюджетного финансирования строительства новых паромов для линии «Усть-Луга — Балтийск (Калининградская область)».

Немногим лучше обстоят дела с паромной переправой. Которая вроде бы как призвана решить другую главную логистическую проблему после авиаперевозок людей — транспортировку того, что тут ещё кто-то производит. Вместо того, чтобы пообещать что-то ободряющее и способное украсить предвыборные знамёна Алиханова, Путин устроил на совещании настоящие разборки. Дискуссия между Минтрансом и Минфином вообще занятное дело, тем более — когда её модерирует не председатель правительства, а сам президент. Прижимистый Минфин хочет сэкономить на строительстве новых паромов, Минтранс настаивает на том, что премьер-министр Дмитрий Медведев поручил не скопидомничать, а внести средства в проект бюджета.

Участвовавший в заседании замминистра финансов Андрей Иванов — человек с виду довольно неприметный, но на самом деле — очень крутой. Потому что он реально оппонировал Путину. Президент нажимал на него весьма нешуточно, но представитель Минфина дал всем, кому мог, реальный отпор — и дело кончилось фактически ничем. Дать денег на паромы ведомство может только если отберёт их у РЖД путём пересмотра тарифов на перевозки в поездах дальнего следования. Точнее — заберёт их у РЖД и отдаст обратно РЖД, ведь паромная линия — это тоже детище железнодорожного концерна. Но когда всё это случится — неясно. Если, конечно, мы, журналисты, всё правильно поняли.

В дискуссии про паром Антон Алиханов тоже выглядел, мягко говоря, неубедительно. Лишь повторял вновь и вновь, что, дескать, Медведев-то обещал, ну как же так, ребята. «Вроде как бюджет формируется с учетом этих денег… Председатель правительства поручение давал, у меня есть протокол на эту тему….» — говорил Алиханов. Оно и понятно, ведь о том, что Медведев пообещал Алиханову деньги на новые паромы, раструбили ранее уже все кормящиеся из областного бюджета средства массовой информации региона.

Как, собственно, и о судьбе калининградского онкоцентра. Который, по мнению Дмитрия Медведева, уже строится. Судя по стенограмме двусторонней встречи Владимира Путина и Антона Алиханова, этой уверенностью премьер-министр заразил президента. По крайней мере, Путин так и сказал Алиханову: «Раз начали, надо будет завершать». А Алиханов ещё раз подчеркнул сомнительный статус Дмитрия Медведева, ранее поручившего Минфину зарезервировать в верстающемся бюджете на ближайшие три года средства на онкоцентр. «Конечно, только вы можете окончательно решить вопрос с тем, чтобы средства на достройку этого центра были в 2018–2019 году заложены», — заявил Алиханов. То есть, несмотря на поручение Медведева, всесильный Минфин сопротивляется и здесь. Вообще, довольно болезненная оплеуха премьер-министру от временного губернатора. Но будем серьёзны, разве Медведев играет теперь какую-то роль в судьбе своего бывшего подчинённого?

Иные моменты — примерно в той же тональности. К примеру — давний и всё никак не реализующийся проект международного терминала в Пионерском. Где, собственно, и проходило совещание; сотни и тысячи яхт и паромов должны прибывать в терминал буквально в километре от госрезиденции «Янтарь». И работы, сказал Путин, должны начаться уже в этом году, все ресурсы есть. А дорогу к будущему терминалу, сказал глава Минтранса Соколов, должно начать строить правительство области. А мы начнём строить, сказал Антон Алиханов, как только начнётся строительство терминала. В целом, эту дискуссию можно было продолжать бесконечно; она даёт довольно очевидное понимание того, почему ничего не начнётся до тех пор, пока лично Владимир Путин, стоя на пляже Пионерского, не ткнёт своим президентским пальцем и не прикажет: «Начинайте!» Впрочем, ничто не гарантирует, что поможет и этот ритуальный акт.

То, что то ли марина, то ли терминал в Пионерском давно стали для жителей Калининградской области чем-то несбыточным и виртуальным, свидетельствует маленький, но забавный факт. В пресс-релизе о совещании, цитируя Путина, пресс-служба регионального правительства сообщила, что «терминал сможет принимать 225 тысяч круизных и 80 тысяч паромных судов в год». То есть, по 835 кораблей в день. Конечно, президент говорил о пассажирах — но кому уже какая разница, ведь столько лет о терминале в Пионерском одни разговоры.

«Домашняя работа» Путина, работа с обращениями граждан — совсем уже странная история. Как бы между делом президент 140-миллионной страны интересуется (конечно под камеры) у главы региона о том, что там надо делать с проектом горно-обогатительного комбината в Нивенском — закрывать, приостанавливать? Ну, вы, мол, наведите там порядок, в год экологии-то. Больше всего хотелось бы видеть в этот момент выражения лиц голландских инвесторов реализующей проект компании «К - Поташ Сервис» (ранее известной как «Стриктум»). Ну и все остальные иностранные инвесторы, конечно же, должны воспринять этот месседж как руководство к действию.

Формально же инвесторам стоит радоваться. Ведь совсем скоро (до конца года) на стол президенту должен лечь новый проект закона «Об особой экономической зоне». Как сказал на встрече с Путиным Антон Алиханов: «Мы приложим все усилия, чтобы законопроект лёг к вам на подпись до конца этого года. Чтобы мы с 1 января начали жить в новых экономических условиях». Кто именно эти «мы», теперь уже не очень понятно. Медведева участники совещания уже дискредитировали. А если учесть, что ситуацию в стране (после, конечно, осмеливающегося возражать Путину Минфина) определяет администрация президента, то получается, что класть Путину (реальному) на стол проект закона будет сам Путин (абстрактный).

Что смотрел Путин в новом терминале «Храброво» (это был единственный объект, предъявленный к осмотру в ходе визита) — неизвестно, региональную прессу в скандальный аэропорт не взяли. Но это явно был не зал прилёта-вылета; большая часть пассажиров даже не заметила, что первое лицо находится в здании. Конечно, тех пассажиров, которые успели вовремя добраться до «Храброво»: от Пионерского в обе стороны Приморского кольца трасса была перекрыта на полтора часа. Вообще, более всего так называемый «осмотр аэропорта президентом» походил на обычный вылет.

Кстати, о Приморском кольце на встрече Путина и Алиханова речь тоже шла. Вроде бы как. Выяснить, что же поручил достраивать Алиханову президент — то ли Приморское кольцо до Балтийска, то ли окружную дорогу вокруг Калининграда (речь шла как об одном, так и о другом), «Новому Калининграду.Ru» так и не удалось. В правительстве области на этот счёт были прямо противоположные точки зрения — скорее всего, истины не знают и там. Впрочем, с такой позицией Минфина есть подозрение, что в последующие за футбольным чемпионатом годы Калининградской области вряд ли удастся достроить хоть что-то.

Так что ободряющий предвыборный визит Владимира Путина в Калининградскую область при внимательном рассмотрении вышел на редкость удручающим. В первую очередь — как иллюстрация положения дел в управлении страной. Это, конечно, не мешает правительству области, зафрахтованным за бюджетный счёт СМИ и мночисленным развившимся в последние месяцы группам в соцсетях лучиться радостью и счастьем в духе «Путин снизил цены на билеты в Калининград». Ну а разве нужно что-то иное менее чем за месяц до губернаторских выборов? Если мы, конечно, всё правильно поняли.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru».

Алексей Милованов, главный редактор «Нового Калининграда.Ru»

Комментировать (60)

Комментарии

prealoader
prealoader