Кое-что о ФАПах, чижиках и лидерах

— Зачем я его съел? — допрашивал сам себя Топтыгин, — меня Лев, посылаючи сюда, предупреждал: «Делай знатные дела, от бездельных же стерегись!» — а я, с первого же шага, чижей глотать вздумал! Ну, да ничего! первый блин всегда комом! Хорошо, что, по раннему времени, никто дурачества моего не видал.
Увы! не знал, видно, Топтыгин, что в сфере административной деятельности первая-то ошибка и есть самая фатальная. Что, давши с самого начала административному бегу направление вкось, оно впоследствии все больше и больше будет отдалять его от прямой линии…
И точно, не успел он успокоиться на мысли, что никто его дурачества не видел, как слышит, что скворка ему с соседней березы кричит:
— Дурак! его прислали к одному знаменателю нас приводить, а он Чижика съел!

Михаил Салтыков-Щедрин, «Медведь на воеводстве»

Любая история требует завершённости. Точки или многоточия, восклицательного или же вопросительного знака — неважно. Но знак препинания должен быть. Без него нельзя ощутить в полной мере эффект, смысл и значение событий, окинуть взором картину целиком, оценить масштаб и проникнуться ощущением сопричастности.

История с братом губернатора Калининградской области, так полюбившим строить фельдешерско-акушерские пункты за бюджетные средства без помех-конкурентов, вполне могла зависнуть в пространстве незавершённой, без финального штриха. Да так и затухнуть. Местечковые информационные поводы имеют очень короткий период полураспада. Но Николай Цуканов не был бы самим собой, если бы не довёл её до логического — а, говоря по правде, абсурдного — завершения. В среду он уволил своего пресс-секретаря. Именно такое объяснение судьбы Анастасии Вольновой приводили в среду вечером разные источники в правительстве. Несмотря на то, что сама пресс-секретарь даже в такой неприятной ситуации постаралась сохранить начальству лицо и заявила о собственном желании отставиться.

В истории с торгами на строительство ФАПов как в капле воды отразилась вся кривобокость нынешней региональной власти. Прекрасно было всё. И сама фактура — фирма «АМАТЭЛ», основанная в 2002 году самим губернатором и руководимая ныне его братом, идёт на конкурс, из которого по совершенно формальным причинам отсеивается конкурент, в результате чего «АМАТЭЛ» получает возможность заключить госконтракт по максимальной цене. И масштабы — 13 с небольшим миллионов рублей, чай не сотни миллионов, как, к примеру, в случае с освещением Приморского кольца, с которым многие связывают подконтрольную Георгию Боосу «Боос Лайтинг Групп». И, конечно, главное — реакция первого лица. Губернатор, прячущийся от журналистов в собственном кабинете, буквально сбегающий от них на публичном мероприятии, а затем объясняющийся путём избирательно рассылаемых бумажек — это как-то совсем уж грустно.

Да и объяснения эти были, признаться честно, смешны. Заявление Николая Цуканова, которое вымучивали из себя его подчинённые все выходные, содержало пять главных канонических тезисов, которыми первое лицо пользуется в любой непредвиденной ситуации: «я не знал», «это не я», «я не виноват», «виновные будут наказаны» и «это больше не повторится». Именно в такой последовательности и примерно в таких выражениях. Губернатор на голубом глазу заявил, что о предпринимательской активности своего брата не знал, в проведении аукциона никакого участия не принимал, при этом каких-либо законов в данной ситуации нарушено не было. Вместе с тем Цуканов «поручил провести служебную проверку и виновные будут наказаны», а в дальнейшем он постарается приложить усилия для того, чтобы компания «АМАТЭЛ» за господряды не боролась.

Шизофренический характер объяснений никого, в первую очередь само первое лицо, видимо не волновал. Почему, если закон нарушен не был, нужно кого-то наказывать? Зачем, если компания брата имеет равные с прочими права, её необходимо не допускать впредь до участия в аукционах? Как, в конце концов, губернатор оказался не в курсе этой ситуации, если в аукционной документации чёрным по белому написано название фирмы, которую он сам и учредил? Всё это, судя по всему, никого не беспокоило, ведь в состоянии истерики люди редко обращают внимание на детали. Да и последующие объяснения отчётливого запаха безумия вовсе не развеяли.

Свалить вину на подчинённых, которые не смогли толком оправдать шефа, оказавшегося в неприятной ситуации, было бы уместно и логично, если бы причиной этого пердимонокля не был он сам. Как, кстати, и множества других имиджевых бед, которых в недолгой политической биографии Николая Цуканова вдосталь. Его недругам (у него, как у любого амбициозного руководителя, их немало) нужно лишь набраться терпения и, как в известной китайской мудрости, сесть на берегу реки и ждать, пока течение пронесет мимо них политический губернаторский труп. Каждый громкий скандал мог бы быть куда тише, если бы руководитель его предусмотрел и дал заранее поручение продумать тактику и стратегию контрмер.

Собственный сын, которого вначале обнаружили в числе помощников губернатора, а затем в руководстве «саркофагом» спорткомплекса «Янтарный», благополучно пожирающего бюджетные миллионы без какой-либо отдачи. Экс-глава аппарата правительства Евгений Михайлов, в биографии которого внезапно обнаружилась судимость за шалости с наркотиками. Мистическая история со строительством за бюджетные деньги дороги на хутор Ивашкино, где нашлись не только несколько горюющих без транспорта школьников, но и собственный дом губернатора. Первый вице-премьер Евгений Морозов, уличённый в конфликте интересов на почве собственного, известного всем, бизнеса. Пойманный силовиками на попытке взятки за подряд на строительство детского сада «нужным» людям замглавы конкурсного агентства Валентин Айвазян.

Ко всем этим и многим иным ситуациям губернатор пришёл совершенно неподготовленным, во всех случаях реагировал совершенно однотипно: «я не знал», «это не я», «я не виноват», «виновные будут наказаны» и «это больше не повторится». Именно в такой последовательности. Это уже не считая тех конфузов, в которые глава региона попадал, если начинал вдруг откровенничать в широкой аудитории и в присутствии прессы — как в случае с рассказом о том, почему же «Балтика» до сих пор не вышла в премьер-лигу. Фраза «вы неправильно трактуете слова губернатора» останется в истории как одна из самых ярких иллюстраций особенностей личности Николая Цуканова.

Объяснение в духе «я не знал, это не я» рассчитано на совершенно недалёких людей. И тут даже непонятно, что обиднее. Или губернатор считает окружающих совсем уж дурачками, которые способны принять такие аргументы за чистую монету. Или он находится в иллюзии, что никто ничего не заметит, а если заметит, то не скажет, а если скажет, то это не услышат, а если даже и услышат, то ничего страшного не случится. К его сожалению, несмотря на полсотни ежегодно вливаемых в СМИ миллионов рублей, заметят, скажут, услышат и случится. Уши есть не только у стен, и опыт предшественника тому отличное доказательство.

Да и, по большому счёту, главные дела, которые предстоят Николаю Цуканову, ещё не начались. Объемы финансовой помощи федерального центра пока не раздулись до десятков и сотен миллиардов ежегодных рублей, как надеется на это глава региона. Стадион на острове существует лишь в виде весело мигающего разноцветными огоньками макета и предпроектной документации. Значительной частью достижений в социально-экономической сфере Цуканов обязан своему предшественнику, а, между тем, Росстат констатирует падение промышленного производства. И уверенность в том, что меры, которыми правительство намерено удержать экономику на плаву в драматичном 2016 году, будут эффективны, испытывают вовсе не многие. Министры сыплются из кабинета как алыча в июле, а сливы важной информации из правительства происходят как из приличного дуршлага. Что точно не свидетельствует о чрезмерной лояльности подчинённых.

Если такие неприятности преследуют, как злой рок, губернатора в первой половине его первого срока, чего же ждать дальше? Любой чиновник — это эксперт, о его профпригодности, о возможном качестве его работы судят по делам минувших дней. Если дороги в Калининграде находятся в ужасающем состоянии последний десяток лет, то обещаниям Александра Ярошука привести в порядок улично-дорожную сеть к 2018 году поверят немногие. Мановением какой волшебной палочки тыква превратится в карету, а подрядчики начнут выполнять муниципальные заказы в срок, без брака и с гарантией? Если в ходе конкурсов «неудобных» подрядчиков оттесняют по сугубо формальным причинам, организаторов торгов хватают за взятки, а подряды получают родственники губернатора, то что в силах помешать продолжению этой вакханалии в случае многократного увеличения финансовых потоков из центра? Если сейчас федеральная программа развития области недоосвоена на 6,3 млрд рублей, то с чего бы в будущем эта пагубная практика может прекратиться? Если губернатор не в состоянии предусмотреть и предугадать конфликтные ситуации с участием своего ближайшего окружения, то как же он сумеет с честью выйти из всех тех больших неприятностей, которые традиционно сопровождают большие деньги?

Вы вряд ли поручите проведение операции по шунтированию сердца врачу, который угробил до того пару-тройку пациентов, вырезая им аппендикс. Сомнительно, что вы доверите ремонт коробки передач своего нового «Мерседеса» механику, не справившемуся до того с заменой масла на каком-нибудь стареньком «Гольфе». Вам не придёт в голову поручить готовить угощение на свадьбу собственного ребёнка повару, который пережарил яичницу на завтрак. И чиновник, который не способен эффективно решать текущие проблемы, но делает магические пассы руками и утверждает, что буквально через год-другой начнёт доставать с небес звёзды и заставлять пони какать радугой, вызывает не больше доверия. На курортах нет туалетов, гостиницы неприятны и стоят втридорога, равно как и еда в пляжных кафе, но 7 миллионов туристов вот-вот начнут штурмовать границы российского эксклава на Балтике? В столице продолжается хаотичная застройка, сопряжённая с вырубкой, но буквально через пару лет пустынный и уродливый центр волшебным образом преобразится, и там появятся старинные европейские кварталы? Звучит забавно, но верится с трудом.

Работа людей, занимающихся имиджем первых лиц, неблагодарна в принципе. Но в десятки раз более неблагодарен труд тех специалистов по госпиару, которые вынуждены убирать за своим начальством дерьмо. Начальство же при этом предпочитает делать всё, что ему заблагорассудится, не утруждая себя даже самой малостью — информированием ответственных за уборку дерьма о том, что вот-вот может высыпаться очередная его порция. И в ситуации, когда фурункул на его начальственной заднице лопается, занимает единственно возможную позицию — «это не я, я не виноват». Такому начальству пресс-секретари не нужны, потому как специфика этой сферы предполагает, что клиент вначале делится со специалистами всей полнотой картины бедствия, а потом хотя бы пытается следовать их советам. Специалисты эти сродни врачам: если прийти к ним в ранней стадии своего заболевания и следовать всем предписаниям, то можно предотвратить фатальный исход. Но если явиться к лекарю в момент, когда почки уже отвалились, а вместо боржоми пить коньяк, то не стоит валить на доктора вину в том, что вы неминуемо становитесь кормом для червей.

Лидерство бывает навязанным, а бывает естественным. В первом случае лидер — фигура номинальная, которую кто-то прислал, а остальные вроде бы как приняли, и в случае неприятностей он отправляет подчинённых на амбразуры, а сам предпочитает отсиживаться в тёплом кабинете. И винить в неудачах тех, кто не смог заткнуть эту амбразуру, будучи к её появлению совсем неподготовленными. Естественное лидерство предполагает, что в сложной ситуации лидер берёт на себя ответственность за последствия. И делает это в самой полной мере, если источником неприятностей стал он сам. Конечно, Николай Цуканов — лидер, навязанный нам изначально, в силу политической ситуации. Несомненно, последствия событий зимы и весны 2010 года привели к полнейшему политическому нигилизму населения. Большинству, кажется, совершенно наплевать на то, что делает первое лицо; даже если оно выйдет на главную площадь и начнёт, покуривая крэк, совокупляться с несовершеннолетними, вряд ли на ту же площадь следом выйдут народные массы с протестными лозунгами. Но разве для разумного лидера это повод, чтобы отпускать вожжи и хвататься за них, лишь когда лошади уже понесли?

Масштаб истории, разворачивавшейся на протяжении минувшей недели, вполне соразмерен масштабу фигуры, оказавшейся в её центре. В классической сказке Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина отправленный царственным Львом при участии мудрого советника Осла на воеводство в дальний лес старый служака-зверь Топтыгин Первый искренне желал попасть на скрижали кровопролитий. Всё на одно поворачивал: «Кровопролитиев… кровопролитиев… вот чего нужно!» Но в критической ситуации всё, что сумел — сожрать подвернувшегося на беду под руку Чижика, чем и запомнился местным мужикам. Калининградские мужики спустя почти три года вряд ли всерьёз ждут от губернатора каких-либо масштабных «кровопролитиев», особенно в социально-экономической сфере. Но он так и продолжает лишь есть чижиков.
Комментировать (16)

Комментарии

prealoader
prealoader