Час презрения

Удивляться и сокрушаться уродливости частностей в ситуации, когда глобальное уродливо донельзя, вроде бы странно. Но глобальное — далеко, высоко, в телевизоре и интернете. А частности, наоборот, рядом, и их даже можно при желании потрогать. Хотя желания особого и нет. А сокрушаться, напротив, есть чему. В событиях последней недели в первую очередь — той степени презрения, которая наблюдается в заявлениях и в поведении высокопоставленных чиновников города и области. 

Ну вот, к примеру, история с пропавшими без видимых следов на счетах лопнувшего банка «Огни Москвы» 317 миллионами рублей гарантийного фонда правительства области. История, если смотреть на факты, в самом деле поразительная. Активы, которые в рамках программы поддержки малого и среднего бизнеса предприниматели использовали в качестве гарантии для получения кредитов в коммерческих банках, до того хранились, как яйца у рачительного хозяина — в разных корзинах. То есть, на депозитных счетах в трёх банках: «Пересвет», «Московский кредитный банк» и пресловутый «Огни Москвы», точнее — в его питерском филиале. Пресловутый не только потому, что лопнул, а ещё и потому, что в конкурсе на определение банков, держащих эти средства, данная кредитная организация в своём лоте два года подряд участвовала без конкурентов. Заявляя при этом самую низкую процентную ставку по сравнению с участниками других лотов.

Контракт на размещение средств на депозитах заканчивался, распоряжающийся гарантийным фондом «Фонд поддержки предпринимательства», учреждённая региональным минпромом автономная организация, провела новый конкурс. Лишается лицензии «Инвестбанк», на счетах которого другие структуры правительства держали полсотни миллионов рублей. Минпром отменяет конкурс, и все средства гарантийного фонда, а также ещё более полусотни миллионов отправляются в те самые «Огни Москвы», на расчётный счёт. В банк, находящийся на 172 месте по размеру активов, представлявший наименьшую процентную ставку из всех, кто предлагал фонду свои услуги. В банк, главным бенефициаром которого, как выяснилось уже после отзыва лицензии Центробанком, является гражданин Ирана Ахмад Абеди. В банк, президентом и председателем совета директоров которого была Мария Росляк, дочь бывшего первого вице-мэра Москвы Юрия Росляка. Благополучно покинувшая состав акционеров банка за месяц до потери им лицензии. Наверное, просто устала.

Банк трещит по швам, приостанавливает приём вкладов физических лиц, обещает скорый приток финансов от акционеров, но поздно — ЦБ отзывает лицензию, банка больше нет. Нет и денег гарантийного фонда; правительство отправляется в третью очередь кредиторов, обитателям которой, по сложившейся в стране традиции, ловить после работы Агентства по страхованию вкладов особо нечего. Заметьте: гарантийного фонда областного правительства. Которое вроде бы с его помощью поддерживало предпринимателей, набравших под эти гарантии 99 кредитов на общую сумму, превышающую 1 млрд рублей.

Что же правительство? Да ничего. До отзыва лицензии все причастные лица — министр промышленности Дмитрий Чемакин, вице-премьер Константин Суслов, а также гендиректор фонда Роман Клещевников говорят, что деньги они своевременно, до того, как «Огни Москвы» потухли, отправили в надёжный госбанк «ВТБ24». Но они почему-то до него не добрались. Ну, мол, так получилось. Но всё будет хорошо. После отзыва лицензии всем понятно, что хорошо уже не будет, но это понимание вовсе не заставляет чиновников изменить риторику. В правительстве заявляют, мол, мы тут ни при чём, это фонд, он сам распоряжался нашими деньгами и нам был чуть ли не полностью неподотчётен, практически жил сам по себе. Но не переживайте, мы ещё денег возьмём в Москве, и будем поддерживать предпринимателей ещё лучше, чем раньше. А в фонде говорят, мол, обижайтесь на Центробанк, а мы вообще тут ни при чём.

В общем, все ни при чём, всё происходит по давно заданному губернатором Николаем Цукановым шаблону о четырёх максимах: «ничего не было», «это не я», «я не виноват», «виновных накажем». Виновным оказывается руководитель фонда Роман Клещевников, точнее — экс-руководительэкс-фонда. Потому как очень вовремя ГАУ «Фонд поддержки предпринимательства» ликвидируется, а Клещевникова от должности отстраняют. Конечно, Суслов и Чемакин, а вместе с ними — министр финансов Виктор Порембский и глава контрольно-ревизионной службы Елена Серая обещают провести тщательную проверку. По всему выходит, что в первую очередь чиновники будут очень пристрастно проверять самих себя. Но работа эта вряд ли вернёт пропавшие деньги налогоплательщиков; да и предположить, что кто-то из этих милых людей поплатится в результате случившегося хотя бы своим местом вряд ли возможно.

Ну, а что же губернатор? А он тут ни при чём, да его и нет вовсе: чуть ли не в этот же день, в компании более удачливых министров своего правительства и с верной супругой, Николай Николаевич Цуканов, обрядившись в полосатые тельняшки и бескозырки едет в Минск и истово болеет за сборную России на чемпионате мира по хоккею. А потом едет на международный экономический форум в Санкт-Петербург. Где уж тут какие-то жалкие 317 миллионов рублей какого-то там гарантийного фонда? И всё это происходит с такой ярковыраженной непосредственностью, что остаётся лишь гадать, что это — сознательное презрение к населению области или неосознанное легкомыслие? И определить сразу, что же хуже, не получается. Как говорится, всё такое вкусное.

Или вот, к примеру, мэр и мост. Мэр Калининграда Александр Ярошук, который довольно давно, но с переменным успехом пытается достроить вторую эстакаду через реку Преголя. Пытался при Боосе, пытался при Цуканове, но, в итоге, движение по мосту было открыто без его ввода в эксплуатацию, а ввод теперь случится вообще чёрт знает когда. Потому что, понятное дело, денег нет. Подрядчик, часть работ всё же выполнивший, но денег недополучивший, грустит, грустят и жители Острова. Ведь за их окнами целыми днями проносятся машины, а вот пользоваться мостом они не могут: съезды так и не построены. Ведь денег-то нет. Нет их не просто на завершение работ; их нет и для того, чтобы погасить кредиты, взятые в федеральном бюджете на первый этап работ.

И тут, в один прекрасный день, лицо Александра Ярошука озаряет очередная широкая улыбка и он громогласно заявляет: люди, я деньги нашёл! Якобы в федеральном бюджете обнаружились средства на достройку моста, на строительство съездов на Остров и даже, вроде бы, на погашение долгов перед подрядчиком. Который, кстати, грозился движение по недостроенному мосту приостановить до решения финансовых вопросов. Все радуются, кроме тех, кто старается не только слушать громогласные тезисы, но и читать то, что написано на тридцать пятой странице мелким почерком. Таких сегодня, правда, всё меньше — исчезающий класс, да и зачем они, в самом деле.

Проходит неделя, и выясняется, что никаких денег нет. И нет никакой гарантии, что они появятся. Но Александр Георгиевич тут вовсе ни при чём: во всём виновата суета в федеральном правительстве, перераспределение полномочий, да и вообще — время тяжёлое, на носу Крым, и часть региональных проектов приходится подрезать. Но ничего, мэр не теряет свойственного ему благодушия и уверяет народ: мы-то в ситуации намного лучшей, нежели остальные. Нам дадут. Потом. Может быть.

Но сейчас денег нет, 2,5-миллиардный кредит отдавать нечем, город рассчитывает, что ему поможет с этим область, а область в это время складывает в кармане аккуратную фигу. Мост, а точнее — строительная площадка, по которой по какому-то странному стечению обстоятельств осуществляется движение автотранспорта, благополучно разваливается: после зимы на одном из подъемов с Московского проспекта образовалась приятная яма глубиной сантиметров 10. Второго слоя покрытия нет, дорожной разметки нет… Но это всё — не проблема, ведь мы неуклонно идём по пути повышения качества жизни в Калининграде, как заявил в своём отчёте перед депутатами Ярошук, и как он не устаёт подчёркивать в многочисленных телеэфирах, щедро оплаченных из бюджета.

Не очень хочется отмечать в поведении широко улыбающегося градоначальника презрение, но никак не получается этого не делать. С момента его переизбрания на второй срок прошло уже полтора года, но отметить хотя бы одну, пусть даже не очень масштабную проблему города, которая была бы наконец решена, не получается также. Транспорт? Очистные? Дороги? Застройка? Уборка? Капремонт? Аварийное жильё? «— Доктор, я куда ни ткну, мне везде больно! — Больной, так у вас ведь палец сломан!» А в качестве однозначного, не половинчатого, не подвергаемого сомнению достижения прошлого года в своём отчёте Ярошук назвал буквально следующее. В шестом международном смотре-конкурсе городских практик городов СНГ лауреатами премии «Город, где хочется жить-2013» стали два проекта «Организация отдыха детей вовремя каникул вгородском округе „Город Калининград“» и «Создание корпоративной вычислительной сети библиотек Калининграда». Отлично.

В условиях полного отсутствия какой-либо системы сдерживания и противовесов на региональном уровне (что в полной мере соответствует федеральным реалиям), очень легко выказывать презрение. Политические партии заняты исключительно внутренней грызнёй, общественные организации замерли в почтительном поклоне, протянув руку за грантами, а перед ними суетятся средства массовой информации, мечтающие получить ещё немножко бюджетных денег на освещение беспрецедентных успехов в работе мэрии и правительства. Да и на фоне творящегося в стране и той степени презрения, которую проявляют повелители кремлёвских звёзд и их приспешники, даже пойманные за руку, ко всем, кто способен проявлять здоровое сомнение, удивляться местным частностям как-то странно. Но нужно. Ведь именно с них, с этих презрительных частностей, всё и начинается.

Алексей Милованов, главный редактор «Нового Калининграда.Ru»

Комментировать (6)

Комментарии

prealoader
prealoader