Компания «Стриктум»: «Добыча соли в Нивенском — не страшнее, чем метро»

Амбициозный проект стоимостью в 30 млрд рублей, рассчитанный на десятки лет и тысячи рабочих мест, может вывести Калининградскую область на лидирующие мировые позиции по добыче калийных солей и производству удобрений для сельского хозяйства. Генеральный директор компании «Стриктум», реализующей проект, Павел Яковлев рассказал о том, на каком этапе идёт работа, на что стоит рассчитывать жителям области и посёлка Нивенское, где находится месторождение, а также — почему добыча сульфата калия совсем не так страшна, как кажется некоторым.


— На какой стадии находится проект сегодня?

— Сегодня полностью защищены и поставлены на баланс государства запасы калийно-магниевых солей на месторождениях «Нивенский-1» и «Нивенский-2». Госкомиссией по запасам утверждено так называемое технико-экономическое обоснование постоянных кондиций. Важно отметить, что до того, как мы приобрели лицензии на разработку месторождений, разведка запасов там шла за счёт государства. Так что сейчас мы подтвердили запасы и доказали экономическую эффективность их добычи.

Запустить добычу мы рассчитываем в 2021 году, а на проектную мощность мы планируем выйти в течение трёх лет. Сейчас мы заканчиваем проектную документацию на рудник, осенью хотим передать его на главную государственную экспертизу.

— О каких объемах полезных ископаемых идёт речь?

— Мы уверены, что при планируемых объемах добычи запасов месторождений «Нивенский-1» хватит на 40 лет добычи, а «Нивенский-2» — минимум в два раза больше.

Если говорить о мировом рынке калийных удобрений, то его объем оценивается в 55 млн тонн в год. Самые большие запасы этих полезных ископаемых и самый большой объем производства — в России, второе место занимает Белоруссия, а третье — Канада. Но только 7 компаний в мире производят сульфат калия, его производится около 3 млн тонн в год. И в этом сегменте лидируют немцы и китайцы, крупнейший производитель — немецкая компания «K+S», она отгружает около 600 тыс тонн в год.

Мы же намерены производить только на месторождении «Нивенский-1» в два раза больше — 1,2 млн тонн в год. Таким образом, мы намерены стать мировыми лидерами по производству сульфата калия. Крайне востребованного удобрения: практически все сельскохозяйственные культуры требуют при индустриальном выращивании удобрения калийно-магниевыми солями. Калий — основной элемент для укрепления корневой системы, а чем лучше работает корневая система, тем больше питательных веществ растение примет из грунта.

Кроме того, мы будем производить 500 тыс тонн пищевой поваренной соли и 700 тыс тонн технической.


— Что получит от этого Калининградская область?

— В первую очередь решение вопроса занятости населения — до 3 тыс рабочих мест. При этом каждое рабочее место в горной индустрии создаёт 7 рабочих мест в смежных отраслях.

Наше предприятие является резидентом особой экономической зоны, первые шесть лет мы не платим налог на имущество и налог на прибыль, следующие шесть лет — платим по половинной ставке. Но даже без этих двух налогов мы будем платить около 3 млрд рублей налогов в год в бюджеты всех уровней. И большая часть — это НДФЛ, причём с высоких зарплат, средний уровень заработка в горной отрасли в России сегодня составляет 75 тыс рублей. Этот налог будет оставаться внутри региона, он делится между областным и муниципальным бюджетами. Ну, а продукцию, которую мы будем производить, необходимо будет отгружать в одном из двух областных портов, либо в торговом, либо в рыбном.

— Какие социальные программы предусмотрены для местных жителей?

— Они не только предусмотрены, они уже начаты. В 2015 году мы затрачиваем на них 3 млн рублей, несмотря на то, что в активную фазу работы на месторождении ещё не перешли. Мы строим 10 спортивных площадок на территории Багратионовского района, большая часть — в границах Нивенского сельского поселения. Далее — адресная продуктовая помощь 600 малообеспеченным многодетным семьям по заявкам администрации района. Это продуктовые наборы для самых нуждающихся стоимостью 10 тыс рублей ежемесячно. И наконец, адресная помощь школе в Нивенском. Мы полностью реконструируем класс технологий с заменой окон и всего оборудования, плюс к этому — дополнительное оборудование для химической лаборатории.

Кстати, эта лаборатория позволит делать замеры состояния окружающей среды, с которой в Нивенском сегодня не всё так уж хорошо. Там всё более-менее хорошо с воздухом, но плохо с водой (питьевой и сточными водами). Причины следующие: использование питьевой воды из колодцев, федеральная трасса в центре поселка и отсутствие центральной системы канализации. С 2014 года мы начали мониторинг качества воды в открытых водоемах, но проблема не решится до тех пор, пока не будет решён вопрос очистки стоков. Мы заинтересованы в этом, мы хотим, чтобы наши работники жили в Нивенском, и посёлок стал по-настоящему благополучным. Потому что я не представляю себе, как может считаться благоустроенным и комфортным посёлок, через который проходит федеральная трасса, с которой поступают стоки с нефтепродуктами в федеральный мелиорационный канал и которая, кстати, делит два здания местной школы, и детям приходится бегать через дорогу.

— Будет ли у жителей Нивенского возможность трудоустроиться на предприятие, как в момент строительства, так и после выхода на проектную мощность?

— Несомненно. Понятно, что часть людей нам придётся привезти извне. Нам потребуются самые разные специалисты, в том числе такие, которых в Калининградской области никогда не было. А не запустив предприятие, мы не можем обучить людей на месте. Но мы намерены трудоустраивать местных жителей по максимуму, так как это выгодно как нам, так и проживающему населению. Для горнодобывающей промышленности всегда лучше, если персонал живёт рядом. Именно поэтому мы вкладываем средства в развитие химической лаборатории в местной школе, мы надеемся, что прямо оттуда юноши и девушки отправятся поступать в горные вузы Минска и Санкт-Петербурга, а затем вернутся к нам на работу.

— Не раз критики проекта высказывали опасения по поводу экологической безопасности добычи удобрений в окрестностях Нивенского.

— Давайте рассуждать по порядку. Для начала — извлекать на поверхность с глубины более километра мы будем далеко не всю породу, первичное обогащение методом электросепарации будет производиться прямо в шахте. Но, тем не менее, около 5 млн тонн руды мы на поверхность поднимать, конечно, будем. Затем — этап вторичного обогащения, методами флотации и галургии.

Мы являемся предприятием первого класса промышленной опасности, и, наверное, это звучит немного пугающе. Но любое горное предприятие априори относится к такому классу опасности. К примеру — метрополитен. Вы боитесь метро в Москве или Питере?

Что касается экологической опасности, то рудник относится к предприятиям третьего класса опасности, фабрика по обогащению — ко второй. Но ещё два предприятия, работающие в Нивенском, также относятся ко второму классу экологической опасности: это звероферма в Партизанском и асфальто-бетонный узел под Владимировым.


— В частности, много говорилось о возможном загрязнении воздуха от извлекаемой на поверхность руды, также много опасений вызывают пустоты, которые якобы останутся после изъятия полезных ископаемых и чуть ли не приведут к землетрясению.

— Эти опасения беспочвенны. Проект, который мы намерены применить, не предполагает ни пустот, ни отвалов породы. Сплошные забои мы будем выравнивать методом управляемого обрушения, а камеры — способом обратной закладки, возвращая отработанную породу (бишофит) обратно на глубину. Образующиеся в процессе обогащения рассолы будут закачиваться на глубину через поглощающие скважины на определенную проектом глубину, точно так же, как делалось при строительстве подземного газохранилища в Романово. Повторю, ни шламохранилищ, ни отвалов в нашем проекте не предусмотрено. Не в последнюю очередь это вопрос экономики: да, обратная закладка стоит денег, но хранить отвалы на поверхности также довольно затратно. В данном случае мы считаем неэффективным хранить соль на поверхности.

— Также обсуждались риски пылевого загрязнения окружающей территории.

— Бишофит, который остаётся после добычи сырья для удобрений, крайне гигроскопичен, он впитывает влагу и тяжелеет. Даже если бы какое-то количество соли в виде пыли миновало пылеуловители, которые предусмотрены проектом, при калининградской влажности, которая всегда выше 70 процентов, она никуда не улетит.

Конечно, строительство шахты — достаточно сложное и потенциально опасное производство. Но наше преимущество в том, что на сегодняшний день в мире и в России накоплен огромный опыт, выявлено большинство причин аварий. В нашем проекте мы максимально учитываем этот опыт.

11705
На правах рекламы
Источник: ООО «Стриктум»

Не вписались в поворот

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему закрылись «Новые колеса».