Сергей Маликов: «Чересчур многие живут, планируя жизнь на неделю»

В интервью основатель ГК «Вента» Сергей Маликов рассказал о том, почему считает масштабные проекты апарт-отелей на побережье «гробами», почему жильё в Калининградской области никак не хочет становиться доступным для простых жителей, а также как быстро и эффективно насытить регион собственными яблоками при помощи безработных поляков.



— Сергей Алексеевич, сегодня вновь всё чаще случаются конфликты по поводу городского планирования и застройки, причём не только в Калининграде. История со «стаканом» — проектом апарт-отеля на променаде в Светлогорске — стала настоящим скандалом, и точка в нём пока что не поставлена. Как вы считаете, каким образом можно эффективно предотвращать такие конфликты между застройщиками, властью и обществом?

— Проблема тут в том, что строят просто чтобы построить. Никто не думает о качестве, результате, позитивном эффекте. Взять кредит, построить быстро, тут же продать, кредит вернуть — всё, успех, люди заработали. Построили какой-то гроб, а дальше уже пусть другие разбираются.

Ведь настоящей задачей для строителя должно быть не просто выполнить ряд строительных работ, а оказать населению качественную услугу. Если это магазин — чтобы появился поток покупателей, если это завод — чтобы он выпускал приличную и востребованную продукцию. Если это отель на побережье — чтобы вырос туристический поток и общий престиж курорта.

— Звучали и такие аргументы, что сейчас негде селить тех, кто будет приезжать играть в КВН в «Янтарь-Холле».

— Ну, вот это и есть лучшая иллюстрация того странного подхода, о котором я говорю. Мы же не на Сопот ориентировались, не на Клайпеду, не на Палангу, не на Юрмалу. А на Ялту или Геленджик. КВНщиков негде селить, давайте построим этот гроб и убьём весь имидж Светлогорска.

В центре Калининграда построили сразу несколько «швейных фабрик»-торговых центров. И при этом позиционируем себя как туристический город. Убили весь центр; я никогда не вожу гостей-москвичей по центру. Что там показывать? Зачем?

— А куда, кстати, возите?

— Если кто-то приезжает впервые, то сразу везу на Куршскую косу, в Светлогорск. Гуляем по старым улочкам в районе Амалиенау — Комсомольская, Красная, Офицерская, Маркса. Не по «европам-акрополям» же водить.

Окей, центр города уже убили, теперь решили взяться за последнее — за прибрежную полосу? На побережье моря надо строить, наоборот, мини-отели, десятки, сотни их. И оказывается, такие идеи были, вместо больших гостиниц с неясным горизонтом окупаемости и огромной стоимостью инвестиций строить маленькие. Увеличивать постепенно номерной фонд, держать на высоте уровень качества обслуживания. Сохранять облик городов, избегать конфликтов с местными жителями. Но ничего не вышло. И это прискорбно.


 
— Ещё один вопрос, связанный со строительством и волнующий многих, но пока что не очень-то решаемый — обеспечение населения доступным и комфортным жильём. В 2014 году мы наконец выполнили задачу, поставленную президентом, и построили 1,1 млн кв. метров жилья. Ну, или по крайней мере об этом отчитался губернатор. Однако жильё не дешевеет, а рынок недвижимости находится в стагнации.

— Естественно, не дешевеет, если себестоимость строительства — 20-25 тыс рублей за «квадрат», а продают его за 40-45 тыс рублей. Но чтобы иметь такую норму прибыли, надо наркотиками торговать.

Сейчас квартиры нужны рабочему классу, сотрудникам социальной сферы. Квартиры стоимостью 40-45 тыс рублей за «квадрат» для них неподъемные. И половина жилья сейчас выкупается теми, у кого есть большие деньги, с расчётом на то, что оно подорожает. Квартиры становятся по сути дела объектом инвестиций. Доступного же жилья как не было, так и нет.

— А как же столь любимый государством механизм ипотеки?

— Ипотека под 12-13 процентов? Это нереальные ставки. Ставкой в 11 процентов даже гордились! Но население страны тотально перекредитовано. Ипотека со ставкой 2 процента была бы реальным решением проблемы.

— Но банки не могут выдавать ипотечные кредиты ниже ставки рефинансирования.

— При чём здесь банки? Необходима чёткая государственная политика. Адресная поддержка строительной индустрии, создающей массу смежных рабочих мест, достаточно высокооплачиваемых.

Конечно, это далёкая перспектива. Мне предлагали начать строить жильё два года назад, мы отказались. Я не вижу перспектив рынка. Сколько процентов населения готовы купить квартиры за деньги? Слишком мало.

— Как раз идея «будем больше строить — жильё само собой подешевеет» была многие годы основополагающей в государственной политике в этом направлении.

— Но это могло бы произойти в нормальных экономических условиях. У нас в городе есть дома, которые продаются по 5-7 лет. Идея «переизбыток предложения снижает цену» работает, только если есть стабильный спрос. А у нас его нет. К сожалению. Человек получает, к примеру, 25 тыс рублей в месяц. Для него нет разницы, сколько стоит квадратный метр, 30 тыс, 45 тыс или даже 100 тыс. У него не хватает денег ни на какое жильё.

Я работал в Краснодарском крае несколько лет назад. И там квартиры для массового покупателя стоили по 25-26 тыс за кв. метр. Это были местные инициативы, некая региональная политика. Сейчас они вновь стоят под 50 тыс, однако они обеспечили часть нуждавшегося, небогатого, но платёжеспособного населения недорогим жильём.


— Если я верно понимаю вашу логику в целом, то не нужно гоняться за сверхприбылями здесь и сейчас, а надо шаг за шагом развивать различные региональные компетенции?

— Конечно. Многие живут так, будто у них горизонт планирования — неделя. Или две максимум. Отсюда идёт и перекредитованность, и перекошенные рынки, и неработающее импортозамещение. Точнее, работающее на словах. За счёт чего должна развиваться область? Если мы будем только всё сюда привозить и ничего отсюда не вывозить, у нас будет нищета.

— В сфере сельского хозяйства вроде бы какие-то подвижки в этом направлении видны, правда, пока что довольно слабые…

— Недавно я давал интервью, говорил там именно про сельское хозяйство, про выращивание на экспорт яблок. Хотя это вроде бы совсем не моё дело. А затем, через пару дней, в регион приехал министр сельского хозяйства Ткачёв — и заявил ровно то же самое, мол, яблоки надо выращивать. Вот что значит по-настоящему государственное мышление.

Есть Польша, есть Калининградская область. У нас практически тот же самый климат. Но где наши сады? Яблоня растёт три года, если бы мы вовремя начали работать в этом направлении, мы бы уже в следующем году собирали урожай. Но мы всё время ждём, пока приедет какой-то дядя и скажет нам, что нужно делать.

— Пока что мы обеспечиваем себя овощами, которые выращиваются в теплицах, лишь на 15 процентов. А собственными фруктами — вообще на десятую долю процента.

— А почему не взять польских садоводов, оставшихся без работы после введения эмбарго, это тысячи специалистов, дать им здесь землю и предложить выращивать яблоки здесь? Я бы так сделал. Ведь Польша экспортировала в Россию до 600 тыс тонн яблок в год, это миллионы деревьев.

Поляки ведь только на словах не любят русских. Если дать им возможность зарабатывать, они тут же всё забывают. В Польшу приехал, сто злотых показал — и все тебя любят, для всех ты молодец. Нужно использовать потенциал соседей, а не только надувать щёки. В этом я вижу настоящий государственный подход.

Справка

Вента строительно-монтажная компания

г. Калининград, ул. Гостиная, 22-28А
2405
Бизнес
Источник: Строительно-монтажная компания «Вента»

Кремль и большой предмет

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, что происходит, когда власти пытаются бить гражданское общество.