Александр Ярошук: «Кому-то нравится Газманов, кому-то Баста»

Фото — Виталий НЕВАР, «Новый Калининград.Ru».
Все новости по теме: День города в Калининграде

В интервью «Новому Калининграду.Ru» мэр Калининграда Александр Ярошук рассказал о том, почему жители стран Европы будут завидовать калининградцам, зачем город консолидирует услуги в руках муниципальных предприятий, объяснил необходимость жилья в проекте восстановления Королевского замка и пообещал отправить Газманова и Ладу Дэнс на остров.

От редакции: встреча с мэром состоялась до известных событий конца минувшей недели, соответственно разговор не касался смены губернатора. Тем интереснее будет выяснить, насколько планы мэра зависели от наличия Николая Цуканова в губернаторском кресле.

«Люди должны научиться говорить „спасибо“»

— Недавно вы заявили, что, мол, жителям областного центра «грех жаловаться» на свой город, так как в остальной части страны дела обстоят куда хуже. Мол, пусть едут по Золотому кольцу, а потом думают, стоит ли жаловаться. Слушайте, вы в самом деле считаете, что жителям Калининграда есть дело до того, как живут в других российских городах?

— Мысль у меня была несколько шире. Люди, к сожалению, стали очень агрессивные. Во многих направлениях мы делаем больше, чем власти других городов России. Я не знаю, почему у некоторых наших горожан такая реакция. Приходишь на встречи, никто не может спокойно разговаривать, выражать свои мысли — кричат, нервные все. Когда успокоишь человека, начинается конструктивная беседа.

Люди должны научиться говорить «спасибо». И быть более терпимыми. Иначе мы ничего совместно не построим. Понятно, в нашей жизни много несправедливости, много проблем всяких. Но нужно быть сдержанными в выражении идей, мыслей и претензий. Вот что я имел в виду.

— Всё же, мне кажется, мы хоть и стали ездить за рубеж пореже, но до сих пор сравниваем Калининград с Гданьском и Варшавой, Клайпедой и Вильнюсом. Мы можем эту конкуренцию сейчас выдерживать? Или их паровоз ушёл вперёд, и нам можно только догонять?

— Моё мнение: пройдёт 10–20 лет, и всё очень серьёзно поменяется, вся геополитическая обстановка. В экономическом, политическом и, что важно, в духовном вопросах. И у нас на сегодняшний день очень серьёзные перспективы поменять своё положение в мире.

— И они будут нам завидовать?

Будут-будут, я в этом уверен. Мне есть что анализировать. У меня одна семья, так получилось, живёт по ту сторону Атлантики, другая семья — в Европе. Мы развелись, но всё равно общаемся. Я приезжаю к детям, вижу, как там и что происходит. Русский бизнес никогда не приживётся и не разовьётся на Западе. Максимум — дом купить или продать.

Люди там мало ходят в церковь, толерантность их напускная. Да, здороваются, улыбаются. Но при этом очень сильно внутренне раздражены. Злости там побольше, чем у нас. Мы, когда приезжаем, видим лишь одну сторону этой картинки. А всё не так, как когда мы приезжаем отдыхать туда.

Налоги огромные, квартплата нереальная, всё зарегламентировано, ничего себе позволить они не могут. Немцы утром на работу, вечером с работы, максимум что могут себе позволить — сосиску съесть и пива выпить, вот и все радости жизни. В 9 вечера всё выключено, а с утра опять на работу. Русский человек так не может.

Сейчас те устои, идеалы, на которых Европа выстроила сама себя, заработала свой капитал и создала себе имя, меняются. А мы на них ведь в девяностых годах ориентировались — евроремонт, евроокна, всё было с приставкой «евро». А сейчас всё оно на наших глазах, как коммунистическое общество некогда, рушится. Дом был построен на песке.

2.jpg

«Мы готовы корректировать маршрутную схему»

— Ну, нам тогда, мне кажется, нужно серьёзно поработать, чтобы нам они начали завидовать. В последние недели много говорилось о том, что власти Калининграда намерены перераспределить контракты на уборку городских территорий от коммерческих структур в пользу создаваемого на базе МУП «Чистота» бюджетного предприятия. Это перераспределение в условиях крайне напряжённого бюджета вообще имеет смысл?

— Вся уборка города осуществляется за бюджетный счёт. Большая часть уходит МП «Чистота», около 100 млн рублей мы платим коммерческим компаниям за уборку придомовых территорий и рекреационных зон. И постоянно сталкиваемся с тем, что приходят какие-то мелкие компании без активов за душой, без опыта и компетенции пытаются выиграть контракты. Мы их вынуждены разрывать, город рискует остаться без уборки. Мы этого позволить не можем.

Есть ещё одна сторона у этой проблемы. Мы не можем заранее спрогнозировать, какой будет зима, снежной или как в последние годы. Зимняя уборка — это значимая сумма в бюджете. Если мы работаем с муниципальным предприятием, мы более свободны в перемещении денег на уборку с зимнего периода на летний. Нам необходимо закупать технику, переходить с ручной уборки на автоматизированную, мы сможем делать это, если сэкономим деньги зимой.

Сейчас, чтобы не нарушать законодательство о муниципальных закупках, мы вынуждены придумывать всякие хитрые схемы. Перевод контрактов на МП «Чистота» позволит за те же деньги получать более качественную услугу по уборке.

— Это напоминает ситуацию с общественным транспортом.

— Да, с транспортом мы идём одними из первых в России, реализуя все возможности законодательства. И вы видите, какое сопротивление нам оказывают коммерческие перевозчики. Теперь вот Титов (уполномоченный по правам предпринимателей при президенте РФ — прим. «Нового Калининграда. Ru») вмешался. Поражаюсь: руководитель партии, который должен знать законодательство, присылает мне предписание о приостановлении конкурса. Хотя может приостанавливать лишь действие ненормативных актов. А конкурс регулируется нормативным актом. Нет у него таких полномочий, выдавать мне предписания.

Я понимаю, что Сергей Донских пытается идти на выборы по списку от этой партии («Партии роста» — прим. «Нового Калининграда.Ru»). История политизированная донельзя, его ненавидят калининградцы, и их можно понять — он их возил автобусами 1978 года выпуска. И ещё пять лет хотел возить на этих автобусах! И такие люди у них в партии.

— Вы же были с ним так долго в одной партии.

— Это нормальное явление. Был в партии, потом встал на защиту своих интересов, а не общественных. С такими людьми мне не по пути. Скажу больше: я с ним когда-то дружил. Очень были хорошие отношения.

— То, что в конкурсе по распределению маршрутов новой сети компании Донских не досталось ни одного маршрута — это объективное решение или субъективное?

— Его принимала комиссия. Остальные, кто вышел на этот конкурс, купили новые автобусы, купили маршрутки. Он не купил ни одной. И другие вопросы к нему были — по технической базе, по медицинскому пункту.

— При этом те перевозчики, кто подписывал вместе с ним письмо Путину в конце прошлого года, также участвовали в конкурсе и получили какую-то часть маршрутов. То есть мести не было?

— Слушайте, я с самого начала заявлял — меняйте автобусы, приходите, участвуйте, выигрывайте. Плюс, мы готовы менять маршрутную сеть — не сразу, но через 21 день после начала применения новой сети. Схема не идеальная, мы открыты к предложениям. Конечно, если предложения поменять что-либо будут касаться одного или трёх человек, мы вряд ли отреагируем. Если будут касаться большой группы людей, которые постоянно перемещались по какому-то маршруту старой схемы, мы готовы идти навстречу, корректировать.

Конечно, мы не сможем сделать схему идеальной для всех. Если человек привык ездить на работу или к тёще без пересадок через весь город, то, возможно, ему теперь придётся ездить с пересадкой. И это нормально, в советское время и с тремя пересадками ездили.

— Но с 1 августа эта новая сеть заработает в имеющемся виде, за исключением маршрутов, проходящих через Остров, пока там не завершится реконструкция моста Высокого, под которым плавает сом?

— Да, именно так.

— Вы сетовали не так давно, что в бюджете города дыры, люди не платят налоги, доходная часть сокращается. Вскоре нужно верстать новый бюджет на 2017 год, будет ли он таким же дырявым?

— Честно говоря, прогнозировать пока рано. Надеемся, что в четвёртом квартале текущего года мы поправим ситуацию. Рассчитываем, что люди всё же заплатят налоги.

— По каким видам налогов больше всего «просадка»?

— По всем, в первую очередь по НДФЛ. Неналоговые доходы очень сократились, имущество мы уже всё продали, за аренду земли многие не платят, ждут до конца года, относятся к этому как к беспроцентному кредиту. Так что ответить, каким будет бюджет-2017, я смогу лишь в четвёртом квартале нынешнего года. Сейчас, кроме опасений, больше сказать ничего не могу.

Остаётся лишь надеяться. Экономическая обстановка ясна, роста зарплат нет, потребительский спрос упал. Хотя есть версии, что падение замедлилось, но проверить их можно лишь со временем.

— Но обязательства, в первую очередь по кредитам «Теплосети», которые висели ярмом на городском бюджете и не давали Калининграду развиваться, никуда не делись?

— К сожалению, да. Я надеюсь, что мы резко сократим объём дотирования «ГорТранса», а сейчас это более 300 млн рублей.

— План по выводу его «в ноль» есть?

— Да, такая задача стоит. Года за 2–3 мы должны её реализовать. Тут как раз всё упиралось в Донских и его схемы. Из 150 автобусов, номинально работавших на «его» маршрутах, 115 были так называемыми «подкрышниками», принадлежали третьим лицам. О них мы вообще ничего не знали толком, сколько они перевозят людей, какие налоги платят.

Я не очень понимаю, почему никто из компетентных органов ещё не занялся всей этой историей. И ещё раз настоятельно прошу эти органы провести проверку данной ситуации.

— Два раза в день я вынужден проезжать через кольцевую развязку на площади Василевского. Всё же: почему там стало хуже, чем было раньше, и что теперь со всем этим делать?

— Не согласен, хуже не стало. Стало немного лучше. Но не так, как хотелось. Необходимо найти 18 млн рублей и установить интеллектуальную светофорную систему на улицах Невского, 9 Апреля, Черняховского. Она позволит регулировать заезд и выезд с этого круга. Сейчас этих денег в бюджете нет, но мы уже сделали компьютерное моделирование и уверены: ситуация серьёзно улучшится. Сейчас мы осуществляем недорогие меры — знаки, временные светофоры, один пешеходный переход сейчас перенесём чуть дальше на улице 9 Апреля. И как только появится возможность, сразу же проведём конкурс на установку интеллектуальной светофорной системы.

— Там ещё дают жару автобусы, фактически блокирующие движение по Черняховского на подъездах к кольцу. Новая транспортная схема может как-то помочь в этом вопросе? Автобусы «ГорТранса» будут соблюдать правила?

— В новой сети очень чётко прописаны интервалы между автобусами. И на первое место мы ставим именно безопасность. Будут нарушения, будут гонки между автобусами — будем разрывать контракт.

— С «ГорТрансом»?

— Почему с «ГорТрансом»? С перевозчиками, кто будет нарушать. Если брать в количественном отношении, у нас проблем с автобусами «ГорТранса» практически нет, жалоб на них очень мало, он на самом последнем месте по этому показателю. Может, максимум 10 за год жалоб на них поступает. А на остальных — сотни. И это всё же муниципальное предприятие, на которое мы можем повлиять.

— Ещё про транспорт. Водители вот вовсю собирают подписи под петицией об отмене проекта о скоростном ограничении в 40 км/ч на основных магистралях города. И губернатор тут вроде выступил резко против, назвал эту меру «глупостью совершенной». Вы же вроде бы выступали за эту инициативу…

— Нет! Вовсе нет. У нас есть законодательство, там чётко прописаны все ограничения. Пока старший в городе я, этого не будет. Есть ограничение 60 км/ч в городе — вот и передвигайтесь. Где это необходимо и возможно, мы ограничиваем знаками и «лежачими полицейскими» — там, где дошкольные учреждения, школы.

Это был один из порывов моего заместителя Сергея Мельникова, который отвечает за эти вопросы, смотрит на статистику. Возможно, и ГИБДД выступало за такую идею, но пока это не в их полномочиях. На моём уровне такого решения не будет.

3.jpg

«Пытаемся решить проблему примитивными методам»

— На минувшей неделе прокуратура включилась в историю с короотвалами «Цепрусса». Давняя проблема, давняя история, но в этом году они особенно мерзко воняют, люди жалуются, Роспотребнадзор обнаружил превышение содержания всяких вредных веществ. Что делать? Кто виноват? Прокуратура считает, что ликвидировать проблему должен город.

— Если вы помните, примерно три года назад мы нашли решение — нашли немецкого инвестора, предложили ему на льготных основаниях этот участок «Цепрусса», чтобы он эти короотвалы переработал, как на «Дарите». Было принято соответствующее решение горсовета, но получили отрицательное заключение ФАС. Тем временем инвестор ушёл, а мы остались с дымящим короотвалом. Теперь «Цепрусс» попросту отказывается от участка.

В нормативном поле у нас инструментов немного. Тем не менее, мы договорились с «Цепруссом», что он передаёт нам насосную станцию и водовод. Их нужно приводить в нормальное состояние, но с их помощью можно тушить очаг возгорания. Хотя это и не очень эффективное средство. Те участки, докуда огонь не добрался, мы обрабатываем, спасибо МЧС за содействие.

— Так чего ждать людям? И что вообще будет с этой территорией?

— Понимаете, туда нужно вложить серьёзные деньги, которых у нас сейчас нет. И мы пытаемся решить эту проблему такими вот примитивными методами. Когда было кардинальное решение — некоторые деятели не дали его воплотить. Не знаю, по каким причинам, не понимаю. Хорошая была идея.

— Вторая болевая точка — свалка в Косме.

— Там всё движется к завершению, грузы туда уже не идут.

— Одно дело — перестать туда возить мусор, другое — рекультивация территории.

— Мы сейчас ждём деньги по ФЦП на рекультивацию.

— Сколько это стоит?

— Около 280 млн рублей. Мы туда и площадку «Цепрусса» включили, но по свалке в пос. Космодемьянского продвинулись больше.

— Что со свалкой предполагается сделать? Увезти мусор с этой свалки на другую свалку? У нас же нет мощностей для переработки мусора в таких объёмах.

— Вариантов было много. Во-первых, оттуда нужно удалить газ, чтобы территория не взлетела на воздух. И такие проекты были. Затем, так же как в соседних странах, территория будет засыпаться песком.

— То есть вот так просто — засыпать песком?

— Конечно, везде в мире так делается. Технология отработанная, на самом деле. Были идеи поставить около него мусоросжигатель, разделять отходы. Но, к сожалению, всё это кануло в лету. Потому что тариф на вывоз мусора в таком случае увеличится для населения в разы. Никто сейчас не пойдёт на осуществление такого проекта, потому что это слишком дорого.

— Но с 1 июля на свалку в Косму мусор уже не возят?

— Да, туда запретили вывозить отходы с 1 по 5 класс опасности, это почти всё, что вывозилось ранее. Но и до этого серьёзные потоки отходов мы уже перевели в другие места, управляющие компании сейчас предупреждены и вывозят их на другие полигоны.

4.jpg

«Есть жильё — есть жизнь»

— Вот большой вопрос, не совсем ваш, но вам от этого никуда не деться. Это реконструкция Королевского замка, это судьба Дома Советов, всё это город, поэтому ваше мнение также важно. Что там вообще происходит? Вот проводили всякие там конкурсы, «Сердце города», были какие-то итоги и результаты, а сейчас такое ощущение, что все эти итоги игнорируются и происходит нечто совершенно иное.

— Нет. Смотрите: мы провели международный конкурс. Что такое международный конкурс? Это мнения специалистов. Урбанистов, архитекторов, очень известных людей, иностранцев и россиян. Мы провели один конкурс, мы провели второй конкурс. Профессионалы высказались за то, каким должно быть назначение этой земли, что может на этой территории быть построено, что нужно менять в транспортной инфраструктуре, чтобы эта территория получила право на жизнь.

Идей было много. С замком и без замка, с Домом Советов и без Дома Советов. Но в двух моментах были согласны почти все. Во-первых, нужно менять транспортный узел в этом районе. Второе — там должно появиться жильё. Без жилья, и в этом были солидарны все участники обоих конкурсов, это мёртвое дитя.

— Для чего там жильё? Чтобы деньги появились в проекте?

— Чтобы он был инвестиционно привлекателен. Кто будет строить Королевский замок? Кто будет строить всё остальное? Бюджетных денег туда будет вкладываться по минимуму. В основном это должны быть частные инвестиции.

Мы говорили с людьми, которые восстанавливали, к примеру, Гданьск. Там государство вкладывалось сугубо в инфраструктуру, всё остальное делали инвесторы. У меня, у других людей, у третьих было много разных идей. Аж с 1999 года. При Горбенко, при Егорове, при Савенко. Все брались за этот проект, и за десятилетия ничего на этом месте не получилось.

Все хотели сделать красиво — парки, скверы, ратушу, замок. Макеты делали, в Канны возили, Путину показывали. Но инвесторов никто так и не нашёл. Нет жизни. Есть жильё — есть жизнь.

Вот люди едут в Гданьск, идут там в старый город, погулять по узким улочкам, посидеть в уютных кафе, пожить в гостиницах. Потом Сопот, в меньшей степени — Гдыня. Инвестор, который вкладывал деньги в восстановление Гданьска, на основе анализа интереса туристов, уверен: якорем может быть именно жильё. Причём именно аутентичное, современные здания никого не привлекают. Ничего фантастического или футуристического, как в Арабских Эмиратах, мы не построим. Нет ни денег, ни возможностей.

Сейчас разрабатывается проект планировки этой территории с изменением назначения участков. Затем специалисты перейдут к более детальному проектированию дорог, инфраструктуры, затем эти участки земли будут предлагаться инвесторам под те или иные проекты.

— А с Домом Советов, насколько мы поняли из заявлений губернатора, так ничего до 2018 года сделать и невозможно? Тряпочкой накроем и всё. Первопричина — это мистический собственник?

— Ну, он не мистический, с ним всё понятно.

— Ну, как-то выглядит он так, будто за ним кто-то очень влиятельный стоит. Столько лет никто его ни к чему принудить не может, ни город, ни область. Ну не бывает же так.

— История с ним очень простая. На этой территории было много третьих лиц в собственниках. Сейчас от их собственности, к счастью, ничего не осталось, кроме части Дома Советов. В самом Доме Советов тоже было много собственников: город, торговая сеть, ещё кто-то. Сейчас мы передали свои проценты области, так как она — главный вдохновитель проекта, может тратить деньги, которых у нас нет. Сейчас решается вопрос с торговой сетью, потом уже — с владельцами. При таком подходе, мне кажется, может сдвинуться этот очень долгий вопрос. А без его решения не может быть развития проекта.

— Но это всё — горизонт планирования за 2018 годом?

— Решение имущественных вопросов, мы рассчитываем, должно произойти до 2018 года. А вот начало строительства — после 2018 года. Это, мне кажется, логично. Тем более что мы здесь ограничены необходимостью установки фан-зоны. Причём уже в следующем году, к Кубку конфедераций.

6.jpg

«Кому-то нравится Газманов, кому-то Баста»

— Со стройкой стадиона вроде бы наступило очередное просветление, компания «Крокус», которая предъявляла претензии по поводу качества подготовки грунта, решила вопросы и заявила, что строительство идёт по графику. Но там предполагалось комплексное развитие территории, насколько я помню, также привлечение инвесторов…

— Всё это происходит. Территория консолидируется.

— Пока что-то не заметно. Там везде какие-то лужи, озёра, пруды. Едешь по новой эстакаде, на горизонте стадион строят вроде бы, а перед ним — лужи, лужи, лужи.

— Раньше луж было много, сейчас их становится всё меньше и меньше. Просто консолидация ещё до конца не произошла. Остались ещё вопросы с садоводами, они сейчас решаются в судах, этим занимается область. Проект строительства Набережной ветеранов идёт полным ходом, очень серьёзное внимание мы ему вместе с губернатором уделили. Выбрали варианты широких тротуаров, широких велосипедных дорожек, качественных ограждений. Не так, как на Трибуца, конечно, столько денег у нас нет, но тоже прилично получится.

— Я всё же про инвесторов. На макетах всё было очень красиво — стадион, а вокруг бизнес-центры, жильё всякое, гостиницы. До 2018 года осталось 2 года, когда всё это должно начать появляться? Я просто боюсь, что даже если в 2018 году будет достроен стадион, к нему будет вести очень красивая дорога, но больше вокруг не будет ничего, кроме «консолидированной территории».

— И вы правы. Если вы посмотрите на те соглашения, которые подписал город с ФИФА, там вся территория разделена на различные зоны, которые должны быть при проведении чемпионата мира. Начиная от стоянок, зон безопасности, VIP-инфраструктуры, территорий для пешеходов… Мы обязаны предусмотреть эти площади проектом, который подписан с ФИФА. 22 гектара — стадион, остальное — временные сооружения. Площадки, навесы, где будут зоны, требуемые для проведения чемпионата.

После проведения чемпионата вся эта временная инфраструктура убирается, на этом месте разыгрываются участки под застройку различного назначения.

— То есть мы проведём чемпионат, а потом будем думать о том, что с Островом делать?

— Не совсем так. К примеру, эта инфраструктура будет использоваться для всех массовых мероприятий, праздников, Дня города. Сразу после чемпионата мира. Стройка будущего микрорайона не будет этому мешать.

— И что, Газманов с Ладой Дэнс будут плясать теперь на Острове?

— Да. Возле стадиона.

— А он будет плясать? Скажите честно, кто его привозит всё время? И Ладу Дэнс. Кто этот фанат? Реально утомили. Мы даже термин в редакции придумали: Газмадэнс.

— (Смеётся) Успокойтесь. Нужно исходить из того, что туда пришло более 50 тысяч людей. Кому-то нравится Газманов, кому-то Баста, кому-то ещё кто-то. Но был праздник, 70 лет области, мы исходили из этого.

Мы проведём опрос, кого хотят видеть калининградцы. Но всё равно, всем не угодишь. Будем проводить конкурсные процедуры заранее, я обещал провести световое шоу, которое не получилось в этом году. Но постараемся угодить всем возрастным категориям. Хоть это и непросто.

Текст — Алексей МИЛОВАНОВ, фото — Виталий НЕВАР, «Новый Калининград.Ru».

Текст: Алексей Милованов , главный редактор «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.