«Выходит, я тоже оккупант»: зачем поляк восстанавливает советские памятники

Ежи Тыц
Все новости по теме: Польша

В конце прошлой недели в Калининград с визитом приехал Ежи Тыц, руководитель польского мемориального общества «Курск», которое уже несколько лет занимается восстановлением советских памятников. На встрече с журналистами Ежи рассказал, зачем ему все это надо, как к нему относятся в Польше и тяжело ли жить, когда тебя считают «русским агентом». «Новый Калининград.Ru» также задал польскому общественнику несколько вопросов.

«Курск» против декоммунизации

— Организация «Курск» была создана почти 5 лет назад. Почему «Курск»? Потому что Курская битва — это символ великой победы ваших войск над немцами. Частично я посвящаю свою работу морякам подлодки «Курск». Это событие, о котором тоже нельзя забывать. Официально в ней состоят три человека, но по всей стране единомышленников немало, конечно.

После так называемой революции на Украине наше правительство стало активно поддерживать новую киевскую власть и одновременно бороться с советским прошлым. Начался процесс декоммунизации. Власть, СМИ начали официально кричать, что надо воевать против всего, что связано с Россией, в том числе и против памятников, даже стоящих на территории кладбищ. Вандалы стали выкрашивать мемориалы в цвета украинского флага, и вообще, советские памятники стали очень часто осквернять.

Я начал писать в разные учреждения и органы власти письма, в которых просил позволить мне заниматься реставрацией памятников. Между Россией и Польшей есть соглашение от 1994 года, там черным по белому написано, кто, на какие средства должен охранять памятники и заботиться о них.

Но наши власти свои обязательства не выполняют. Градоначальники раньше боялись трогать мемориалы, но, видя позицию правительства, стали их сносить. Мы боремся, пишем письма, но никто к нашим словам серьезно не относится.

Наследник «оккупантов»

Моя работа по восстановлению памятников — это борьба за подлинную историю, за память о красноармейцах, которые брали Берлин и освобождали Польшу вместе с польскими воинами. А их теперь называют захватчиками. Я наследник этих воинов, и выходит, что тоже оккупант, который после войны вместе с советскими солдатами захватил Польшу. Официально в наших школах учат, что Красная армия и те, кто воевал с ней плечом к плечу, — это оккупанты.

Политики разделили наш народ напополам. Есть люди, которые хорошо помнят, знают, что Польшу от немецких солдат освободила Красная Армия и наши войска. Но часть моих сограждан считают, что это было не освобождение, а еще один захват. Власти через СМИ пытаются извратить историю, стереть из национальной памяти все, что связано с СССР.

_NEV3960.jpg

Я не согласен с официальной позицией властей. Антироссийская риторика наших политиков завоевывают всё больше умов. Русофобия очень нужна нашим властям, одна треть моих земляков верит в то, что Путин опасен и в любой момент может напасть на страну.

В западных регионах Польши к советскому прошлому относятся, кстати, нормально. Видимо, дело в том, что до войны западные регионы принадлежали нацисткой Германии, а когда пришли русские, земли вернулись в состав Польши.

В России у меня друзей больше, чем в Польше, а наша семья разделена по политическим взглядам. Моя племянница, у которой есть родственники на Украине, меня ненавидит за то, что я поддерживаю Россию. Со старшим братом, который симпатизирует США, я давно потерял общий язык.

Спасение Елены

Мою мать Елену спасли советские солдаты. В поселок, где она проживала вошли советские солдаты и всех детей

В настоящее время калининградцы в социальных сетях собирают деньги, чтобы помочь энтузиастам из «Курска» восстановить советские памятники на территории Польши. Подробнее об этом можно узнать здесь.

эвакуировали. Через пару часов в селе произошел бой, были трупы, все было разрушено.

Мама мне рассказывала, что всю жизнь помнила вкус супа, которым её кормили красноармейцы. Перед смертью она просила меня поставить рядом с домом памятник советским солдатам с надписью: «Спасибо красноармейцам за то, что они спасли мою мать». Сейчас я работаю над тем, чтобы её волю исполнить. Нашел в лесу один заброшенный памятник и согласовываю с властями вопрос о переносе к моему дому.

История спасения моей матери воодушевляет меня на дальнейшую борьбу по спасению советского наследия. Бывший министр обороны Польши однажды назвал меня за это русским агентом (по аналогии с иностранным агентом в России — прим «Нового Калининграда. Ru»)

Сейчас наша главная цель — это спасти от разрушения большой мемориал в Миколине. Это самый первый памятник, установленный в Польше в честь советских солдат, освободивших страну от нацистов.

Этот памятник мы готовы защищать грудью, если потребуется. И если памятник не отреставрировать, то осень и зиму он не переживет.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Олег Зурман

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.