Матроса пытались изнасиловать на старейшем корабле Балтфлота

"Комсомольская правда-Калининград" в материале "Бычок как орудие пытки" рассказывает об издевательствах над матросом Владиславом Гореловым на одном из старейшем судне Балтийского флота - сторожевом корабле "Пылкий". "Проблемы у Славы начались после возвращения из госпиталя, где "карась", так зовут первогодков на флоте, пробыл порядочное время с желудочным заболеванием", - пишет издание. "Раньше мой командир старший лейтенант Дягилев относился ко мне, как ко всем остальным, - рассказал "Комсомолке" матрос. - А тут началось: мол, пока ты там сачкуешь, тут за тебя службу тащат, ты ремень носить не достоин, ну и все в том же духе. Тут еще к нам на корабль нескольких дагестанцев перевели, старлей их на меня натравил". 16 февраля Дягилев застал Горелова с приятелем за курением в неположенном месте. Приятель поплатился "обыкновенными" побоями, а вот Славе командир придумал экзекуцию похитрее, - продолжает газета. "Он держал меня за руку и тыкал в нее горящим окурком. Пока не потушил бычок", - вспоминает матрос. Через два дня на сторожевике проводилась большая приборка. Горелову опять не повезло - командир увидел его курящим. И свалил ударом в челюсть. Упавший матрос едва успел закрыться рукой, в которую угодил ботинок, летящий в грудь. Рука моментально распухла, повиснув плетью. "Напишешь, что сам споткнулся и упал!" - приказал Дягилев, когда понял, что явно переборщил с наказанием, - продолжает издание, добавляя, что "запуганный матрос послушно нацарапал смехотворное объяснение: неудачно ударился при падении, запнувшись". По данным "Комсомолки", через неделю кулачные расправы возобновились с удвоенной силой. "Правда, сам старлей в них не участвовал, зато давали себе волю дагестанцы. 3 апреля издевательства достигли кульминации. "Кто-то сказал, что меня ждут в кубрике. Когда я вошел, увидел Ингурова, Разманова, Сугурова, Ишкулатова и еще двоих, фамилий не помню. Они попытались снять с меня штаны, - при воспоминании об унижении у Славы начинается истерика. - Я начал сопротивляться, тогда меня повалили на палубу и стали бить руками и ногами. Еле вырвался и убежал". По утверждению Владислава Горелова, он не единственный из экипажа "Пылкого", кого пытались изнасиловать. 5 апреля матрос позвонил домой и сказал, что больше здесь не может находиться, - "если останусь, что-нибудь с собой сделаю". На следующий день в город Балтийск спешно поехал отец матроса. Славу отпустили за КПП. Мужчины отправились в столовую, где можно было посидеть и поговорить по душам. А когда вернулись к стенке... корабля там не оказалось! - отмечает автор статьи. Оказывается, "Пылкий" ушел на сутки в боевой выход. Тогда отец повез сына домой - не оставлять же парня на улице. Но уже вечером того же дня в двери квартиры постучалась группа военных. Старлея Дягилева сопровождали мичман и один из тех самых матросов-дагестанцев. "Сказали, чтобы я скрыл, что меня на берегу забыли, - сообщил корреспонденту Слава Горелов. - И про попытку изнасилования чтоб молчал. Подведешь, говорят, корабль". Пораженная подобной логикой, мать категорически запретила сыну возвращаться в часть. Вместо этого они наутро отправились в военную прокуратуру Балтийского флота, завершает свой рассказ газета.
Источник: REGNUM

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.