Право на выбор или аборт: что стоит за предложением православных активистов

Все новости по теме: Медицина

Накануне российское информационное пространство всколыхнула новость о том, что патриарх Кирилл подписался под обращением, запрещающим не только аборты, но и вспомогательные репродуктивные технологии. «Новый Калининград.Ru» выяснил, как часто женщины прерывают беременность и что думают эксперты об инициативе верующих.

ЭКО и донорские яйцеклетки

Русская православная церковь уже много лет выступает за то, чтобы исключить искусственное прерывание беременности из государственной программы обязательного медицинского страхования — проще говоря, чтобы российские женщины не могли делать аборты по полису ОМС. Однако на этот раз патриарх шагнул куда дальше — он подписался под неоднозначным обращением участников Общероссийского общественного движения «За жизнь» и движения «Православные добровольцы».

Православные активисты предлагают не просто запретить бесплатные аборты, а запретить вообще любое прерывание беременности. Помимо этого, предлагается запретить противозачаточные средства с абортивным действием (внутриматочные спирали, мини-пили, противозачаточные инъекции и т. п.), а также «вспомогательные репродуктивные технологии». Проще говоря, ЭКО, донорские яйцеклетки, суррогатное материнство и проч.

Патриарха тут же поддержал Верховный муфтий Талгат Таджуддин, а затем и новый уполномоченный по правам ребенка в России Анна Кузнецова. «Весь цивилизованный мир не первый год выступает против такого явления, как аборты, и мы поддерживаем эту позицию, при этом, конечно, считаем, что этот вопрос требует системного подхода», — сказала она.

Прочитавшие новость про патриарха россияне начали выражать недоумение по поводу запрета не только всех без исключения абортов, но и репродуктивных технологий, которые, наоборот, помогают семьям заводить детей. После этого пресс-служба Патриархии выпустила официальное разъяснение мотивов предстоятеля РПЦ.

«Любой священник, которого бы попросили подписать подобное обращение, его бы подписал. Поэтому патриарх, как гражданин, как священник, счел возможным поставить под этим обращением подпись», — заявил глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда.

При этом, по его словам, факт подписания патриархом обращения не означает ни изменения позиции церкви в целом к абортам, ни изменения ее позиции в диалоге с органами власти. Эта позиция заключается в том, что первым шагом надо вывести аборты из системы ОМС.

Глава патриаршей пресс-службы священник Александр Волков допустил, что отдельные пункты петиции за запрет абортов, которую подписал патриарх, «могут звучать резко и нуждаются в каком-то обсуждении с точки зрения их реализации». «Эти пункты сгруппированы и сформулированы таким образом, что, возможно, вместе выглядят достаточно резко, но это не означает того, что они не отражают мнения большинства православных христиан», — подчеркнул он.

0NV_4345.jpg

Патриарх Кирилл просто возглавляет общественную религиозную организацию, одну из многочисленных представленных в России конфессий. Да и Россия по Конституции считается светским государством. Поэтому, казалось бы, не стоит обращать внимание на шумиху вокруг одной его подписи.

Однако если вспомнить, какое влияние патриарх оказывает на принимаемые в государственных органах власти решения, стоит задуматься. Вполне возможно, что его флаг захотят подхватить депутаты новой Государственной Думы и скоро мы увидим инициативы православных активистов закрепленными в новом федеральном законе.

Право выбора

Опрошенные «Новым Калининградом.Ru» эксперты, врачи и обычные жители области считают, что полностью запрещать аборты нельзя и у женщины всё равно должно оставаться право выбора. В частности, в этом уверена председатель врачебной палаты, главврач Полесской Центральной райбольницы Ольга Краснова. «Полный запрет — это всегда плохо, такие запреты могут привести к криминальным абортам, и мы с этим уже сталкивались, — отметила Ольга Краснова. — Полного запрета абортов быть не должно, потому что у женщины должно быть право на выбор. И я буду на этом настаивать».

Уполномоченный по правам ребенка в Калининградской области Татьяна Батурина полагает, что российское общество пока не готово к тому, чтобы запрещать искусственное прерывание беременности.

«Вопрос этот неоднозначный, но, как уполномоченный по правам ребенка, я считаю, что ребенок имеет право на защиту как до, так и после рождения, — отметила Татьяна Батурина. — Если вспомнить историю вопроса, то в Советском Союзе с 1936 по 1955 годы существовал запрет на аборты. Несмотря на то, что законодательство с тех пор у нас достаточно сильно вычищено, у нас остались некоторые законодательные акты, которые защищают ребенка до рождения. К примеру, право наследования — если на момент смерти наследодателя есть беременность, то наследство не делится, пока ребенок не родится. В Уголовном кодексе РФ женщине, которая находится „в положении“, смягчаются условия содержания, ответственность. То есть ребенок признается имеющим права еще до рождения».

При этом детский омбудсмен обратила внимание, что «женщине 70 лет внушали, что эмбрион — это часть её тела, и она имеет право распоряжаться этим, как угодно». «У нас в годы советской власти сделать аборт — было то же самое, что удалить гланды, извините за такое сравнение. И я считаю, что в данный момент общество не готово к принятию запрета на аборты. Но я уверена, что Патриарх очень правильно действует, обращая внимание на это общества и заставляя задуматься», — полагает Татьяна Батурина.

Батурина отметила, что пункт о запрете на ЭКО, суррогатное материнство и т. п. появился в обращении из-за позиции по этому поводу церкви, которая давно известна. «Этой позиции церкви уже много веков. И если бы как-то изменил эту позицию, то он был бы уже не патриарх. Это их мнение, они так видят эту ситуацию», — считает детский омбудсмен.

Она также отметила, что отношение к этой проблематике уже меняется — к примеру, в 2012 году вступили в силу поправки в федеральное законодательство, которые ввели так называемую «неделю тишины». «Сейчас по закону в день принятия решения она не может сделать аборт. С момента обращения женщины в медучреждение до самой процедуры должно пройти не менее недели, чтобы она могла подумать», — обратила внимание детский омбудсмен. Татьяна Батурина считает, что в России необходимо усиливать меры социальной поддержки. «Нужно говорить о том, каким образом женщина может растить ребенка, давать ей информацию об этом», — считает она.

Татьяна Батурина категорически не поддерживает внедрение так называемых бэби-боксов — по её словам, «совершенно безнравственно и чудовищно в современном обществе отказываться от ребенка, подкидывая его, как щенка».

По её словам, в Калининградской области есть отделения для молодых мам, социальные пособия, помощь в трудной жизненной ситуации. «Если женщина хочет оставить свое дитя, есть способы, которые её поддержат», — отметила она.

_NVV3826.jpg

Несколько лет назад в Калининграде за помощью к волонтерам обратилась 17-летняя девушка, которая жила с бабушкой. Девушка забеременела, отец ребенка, как это очень часто бывает, испарился. Девушка боялась рассказать о своем положении родственникам — опасалась, что её отправят на аборт, а убивать ребенка она не хотела. Когда срок стал значительным, родственники всё поняли и стали требовать от девушки, чтобы она отказалась от ребенка в роддоме. В итоге она ушла из дома, её приютили люди — простые волонтеры из числа жителей города. Правда, когда малыш появился на свет, бабушка оттаяла и разрешила молодой маме с малышом вернуться домой. Эта история, к счастью, закончилась хэппи-эндом.

Глава Ассоциации многодетный семей Калининградской области Елена Урбан также считает, что у женщины должно быть право выбора.

«Конечно, очень хочется, чтобы абортов не было. Но, увы, есть разные жизненные ситуации, и нередко женщина остается одна без поддержки. Поэтому, наверное, очень важно давать больше информации о том, куда может обратиться женщина, оказавшаяся в такой непростой ситуации, на какую помощь и поддержку она может рассчитывать, — рассказала Елена Урбан. — Что касается репродуктивных технологий типа ЭКО — я их без сомнений поддерживаю, потому что часто случается так, что у женщины есть проблемы со здоровьем и она не может сама родить ребенка. Поэтому очень хорошо, что есть возможность подарить радость материнства».

Врач акушер-гинеколог Татьяна Задоркина считает, что к запрету абортов нельзя подходить однозначно и нужно рассматривать эту проблематику с разных точек зрения.

«Как гражданин, человек церковный и глубоко верующий в Бога, я поддерживаю патриарха Кирилла, потому что в любом случае аборт — будь он хирургический или медикаментозный — это убийство. Эмбрион на раннем сроке беременности — это живой человек, у которого уже есть сердцебиение. Его убийство — это грех, — рассказала Татьяна Задоркина. — Признаюсь, что мне было очень тяжело делать аборты, а я должна была это делать в силу своих профессиональных обязанностей. И в определенный момент в своей врачебной практике я просто отказалась от этого, потому что не могла — мне не позволяла это делать моя вера».

Еще один аспект, по словам врача, — это медицинская составляющая. «До 1953 года в Советском Союзе аборты были запрещены, в тоге были развиты криминальные аборты, работали какие-то бабки-повитухи, акушерки на дому. Это привело к массе осложнений — перитонитам, сепсисам, очень высокой материнской смертности, — отметила Татьяна Задоркина. — Поэтому если говорить о перспективе запрета абортов, нужно понимать, что механизм контроля должен быть настолько четко отлажен, чтобы этот процесс не перешел в криминальную и нелегальную сферу».

При этом. по словам врача, нужно рассматривать ситуацию с искусственным прерыванием беременности и с точки зрения женщины. «В жизни женщины бывают абсолютно разные ситуации. И это нормально, что любой человек должен иметь право выбора и определенную свободу», — полагает Татьяна Задоркина.

«Если мы говорим о том, что в нашей стране нужно поднять рождаемость, то необходимо делать упор на социальную составляющую. После того, как ребенку исполняется 1,5 года, мать получает лишь пособие в районе 50 рублей,а детский сад дают лишь с 3 лет. В итоге она не может ни на работу устроиться, ни прожить, — отмечает Татьяна Задоркина. — Поэтому необходимо создать такие условия, при которых женщина с удовольствием будет готова рожать детей, даже если у нее есть проблемы — она рожает без отца, либо есть материальные проблемы. Государство должно обеспечить такие условия, чтобы люди не боялись рожать детей, не боялись их растить».

«Я не сторонник абортов и категорически против прерывания беременности, пока женщина не родила первого ребенка. Но что делать с нежелательной беременностью? Родить и выкинуть на помойку? Это, на мой взгляд, хуже аборта. И зачем запрещать ЭКО? Зачем запрещать бесплодной женщине иметь детей? Если есть хоть какой-то шанс иметь ребенка, то почему им не воспользоваться?» — высказал свое мнение корреспонденту «Нового Калининграда.Ru» системный администратор Артем Дубинин.

_MG_3577.jpg

Еще одна история произошла в несколько лет назад в Дании. Во время командировки в эту страну наша делегация познакомилась с молодым журналистом. Он рассказал нам, что у него есть беременная подруга. Причем назвал её именно так — подругой. На наш, наверное, очень бестактный вопрос о том, не собираются ли они пожениться, молодой человек смутился и сказал, что этот вопрос с «подругой» они еще не обсуждали. За журналиста вступился его земляк-переводчик. «Они должны решить этот вопрос до рождения ребенка, иначе мать может ему запретить с ним видеться», — объяснил он. «А как же мать будет одна поднимать ребенка без денег, без помощи?» — удивились мы. «Государство будет платить ей пособие», — удивился в ответ переводчик и назвал сумму, которая по нынешним ценам эквивалентна 2 тысячам евро. После этого все вопросы у нас отпали сами собой.

Аборты в роддомах

Искусственное прерывание беременности на сроке до 12 недель — это единоличное право женщины. Прервать беременность можно, в том числе, по полису ОМС бесплатно. Оплачивает эту процедуру бюджет, по нынешней тарифной сетке — в районе 11 тысяч за операцию.

На аборт «по полису» на ранних сроках направляют женщин из малообеспеченных семей, из сёл. Как рассказывала журналистам сотрудница одной из районных администраций, на селе с этим делом беда. «Контрацепцией не пользуются, на презервативы денег просто нет денег. Потом раз — беременность, а детей уже двое — их бы вырастить. На аборт идут, так там кучу справок требуют собрать, так и сроки проходят. Одно время мы много боролись с больницами по такому ужасному поводу — отправить женщину на аборт», — признавалась чиновница.

Аборты за деньги бывают двух видов — медикаментозные (или «бархатные») и медицинские. «Бархатный» аборт — когда женщине дают таблетки, убивающие эмбрион, а затем вызывающие кровотечение. Медицинский — это мини-операция с медицинским вмешательством.

В Калининграде сделать «бархатный» аборт можно практически в любой частной медицинской клинике, роддоме и даже женской консультации. Кстати, на сайте Городской женской консультации эта процедура называется просто «регуляция менструального цикла». Стоимость колеблется в районе 5–8 тысяч рублей. Ограничение для подобного вмешательства — срок беременности до 9 недель. Причем в настоящее время в России действует так называемая «неделя тишины» (её ввели в 2012 году), которая не разрешает делать аборт в день обращения — медики обязаны дать женщине неделю на раздумья.

Медицинские аборты делают на сроке до 12 недель. Их делают не все клиники. Но, к примеру, прервать беременность на этом сроке можно в Региональном перинатальном центре за 10200 рублей.

Удивляться тому, что аборты делают в роддомах, не стоит — несколько лет назад городской абортарий вполне легально располагался на базе бывшего роддома № 2, где беременность прерывали и на поздних сроках, а неродившихся детей потом закапывали во дворе около кочегарки (об этом рассказывали нам женщины, которые живут в Калининграде много лет).

Сегодня на сроке от 12 до 22 недель прервать беременность можно только в исключительных случаях — по медицинским и социальным показаниям. Беременность на сроке больше 22 недель уже прервать нельзя — младенец считается не плодом, а родившимся человеком.

Медицинские показания — патологии, которые были выявлены у матери или у плода уже после 12 недель. Это могут быть генетические нарушения, врожденные пороки развития, не совместимые с жизнью, болезни самой матери и т. п. Но в таком случае на стимулирование преждевременных родов требуется согласие матери.

Социальных показаний раньше было несколько — решение суда о лишении женщины родительских прав, её пребывание в местах лишения свободы, наличие инвалидности I–II группы у мужа или смерть мужа во время беременности. С февраля 2012 года список социальных показаний был существенно урезан — теперь сделать аборт по социальным показаниям на сроке от 12 до 22 недель можно только в одном случае — беременности после изнасилования.

В Калининградской области количество абортов последние 15 лет неуклонно снижается. Если в 2004 году было прервано 11209 беременностей, в 2014 — уже 5670. В 2015 году в регионе было произведено 5197 абортов, родилось 12413 детей.

Фото — Виталий Невар, Алексей Милованов, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Оксана Майтакова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.