Грандстрой: "Мы - довольный мирный народ"

Вырубка парка на Ялтинской. Фото "Новый Калининград.Ru"
Все новости по теме: Ялтинский парк
Заместитель гендиректора ООО "Грандстрой" София Лапина и юрист компании Людмила Паршина ответили на вопросы корреспондента "Нового Калининграда.Ru" о ситуации в Ялтинском парке.

- Вы понимаете, что разговор будет касаться сегодняшнего инцидента на Ялтинской

- Эта оппозиция: Дорошок или Дорошенко, Лабызин или Лабудин. Я уже запуталась в фамилиях. Вы уж извините. Просто я сегодня была в шоке. Как это делается, я никогда в жизни не знала. Я в первый раз столкнулась с тем, как это делают. Оппозиция сталкивала людей, жителей, дольщиков, ставят в очень сложное положение нашу власть. Провоцировала беспорядки. Оппозиция просто подогревала людей. Просто подогревала людей. Больше всех кричала, натаскивала, наталкивала. Просто ужасно. 

- Ага! То есть во всем виновата оппозиция? 

- Я считаю, это их огромная, огромная вина, когда идет просто поджаривание людей. Когда говорят, что все незаконно. Это незаконно, то незаконно, а вот это - законно. Понимаете?

- А вот "это" законно. Что вы имеете ввиду? 

- Все законно. Вот тут документы по суду, по всем вопросам. Просто по всем вопросам. Нет ни одного вопроса. Когда у нас изъяли порубочный билет, незаконно изъяли. Решение суда дало оценку этому изъятию порубочного билета. Незаконные действия. Одну фразу скажу, не хочу все читать. "Поскольку действия администрации по отзыву порубочного билета признаны незаконными, срок действия порубочного билета был прерван со дня отзыва до решения суда". Могу сюда юриста пригласить, который скажет, в соответствии с какой буквой закона было принято подобное решение. Пожалуйста. Можете прочитать все. Без проблем. Мы ничего не скрываем ни от кого.

 - А вот есть же часть решения, в которой не продляется порубочный билет.

 - Давайте я позову юриста. (К беседе присоединяется Людмила Паршина). 

- Еще один вопрос к вам, София Владимировна. Каким образом получилось, что на площадке оказалась охранная фирма? 

- Генподрядчик. У меня заключен договор с генподрядчиком ООО "Геотрест". У него есть сроки выполнения работ. Он заключил договор. Это его право. Я не могу никому ничего сказать. Он заключил договор с ЧОПом - "Кобра" или не "Кобра" - я не знаю. Поэтому охранное предприятие появилось там. Вот и все. 

- А как же драка?

- Объясняю. Никто не дрался. Не было потасовки. Я вам объясняю. Там драки на площадке не было. С утра приехала "Кобра", там люди на площадке встали, закрыли забор. Что было за площадкой, когда подогревали вот эти оппозиционеры, я не знаю. Кто кого бил и били ли - я тоже не знаю. Сказать можно многое. Я тоже могу сказать, что меня ударили. И что? Почему я должна верить этому? На площадке было спокойно. Забор закрыт. Люди работали. Видела только, как приходили со стороны русско-немецкого дома пьяные и бросали бутылки в нас. Это я видела. А что было за забором, я не могу сказать. Я там не была. Поэтому сказать на этот счет я ничего не могу. 

- По показаниям потасовка как раз и проходила за забором.

- По показанию кого? Людей? 

- Пострадавших.

- Пострадавших? Это их слова? Это их слова. Там была пьяная кутерьма с утра. Утром пьяных забирала милиция. Милиция присутствовала. Поэтому я не могу ничего сказать по этому поводу. Могу сказать другое. Нам выделен этот участок в 2004 году. Сбор документов мы закончили в 2009 году. Сколько лет? 5 лет мы собирали эти документы. Мы 5 лет собирали эти документы. Поэтому это все не так просто. Прежде чем нам выделить участок, работало очень много людей, работала мэрия. И этот парк был богом забытый. Там жили бомжи и наркоманы. Никого не было. Ну никого не было. Это было всеми забытое место. И мы очень рады, что губернатор и администрация заставляют в город вкладывать деньги. Я очень этому рада. Почему? Потому что вот такие вот уголки приводятся в порядок.  

Вы знаете сколько на нас всего наложили? Уродливую теплотрассу видели, которая там? Она одного диаметра - 400. Городу не хватает тепла. Мы ее закапываем в землю, увеличиваем диаметр. По Ялтинской лежит водопровод. Ему больше 60 лет. Диаметр у него - 150. Этого не хватает. Мы прокладываем по всей Ялтинской с отводами ко всем домам водоотвод. Мы очищаем озеро. Мы благоустраиваем всю территорию вокруг озера. Мы это уже делаем. Вы понимаете, какие это деньги? И мы идем на это. И не считаем, что это неправильно. Вот не считаем. Мы считаем, что это правильно. Да, это много, да, это дорого. Но это красиво.

Вот сколько у нас таких мест? На площади какие противостояния были, на Рыбной деревне. А сейчас как красиво - всем нравится. 

Я и людей могу с одной стороны понять. В тех условиях, в которых они живут - в бараках - и видят что строится, я бы, наверное, тоже вышла. Но Москва же тоже не сразу строилась. Переселенческих программ сегодня сколько. И они же работают. Придет время и эти бараки тоже переселят. Понимаете? Надо же все расценивать нормально. Легче всего сказать "нет". Мы беседовали с ними. Мы пытались беседовать. Что вы хотите? Вот смотрите! Скажите, люди, что вы хотите? Хотите, здесь будет не смотровая площадка, а детская? Что? Что сюда еще нужно сделать, чтобы вам было хорошо? На что получила ответ: "Это наш "гадюшник", и он нам нравится. И он останется таким, какой он есть". Это первое. Второе - мы живем в бараках и этим все сказано. 

- Это обычная такая человеческая позиция. Пусть останется так, как есть. Пусть все останется так, как есть, - добавляет юрист Паршина. 

- В решении суда есть также решение о том, чтобы не продлять порубочный билет

- (Людмила Паршина, юрист компании). Ситуация такая. Сейчас я вам объясню смысл этого судебного процесса. Мы в своем исковом заявлении говорили о том, что незаконно был отозван порубочный билет, а также просили суд обязать администрацию продлить порубочный билет. Суд рассматривает дело. Вот этот порубочный билет. Понятно, что порубочный билет нам был выдан на год 7 июля 2009 года. 7 июля 2010 года срок его был завершен. Судебное заседание состоялось 3 июля. 3 июля суд признал, что действия администрации незаконны. Но учитывая, что законом Калининградской области об охране зеленых насаждений предусмотрена процедура продления порубочного билета, суд не может вмешаться. Поэтому суд сказал - зачитываю решение: "Порубочный билет выдан обществу "Грандстрой" с целью проведения порубочных работ на участке, выделенном под строительство. Незаконный отзыв порубочного билета делает невозможным дальнейшую деятельность и нарушает права и законные интересы". А гражданским процессуальным кодексом и гражданским предусмотрено, что если в результате судебного разбирательства действия муниципального органа власти или государства будут признаны незаконными, то права и обязанности лица, права которого нарушены, должны быть восстановлены. Поэтому суд говорит, что поскольку действия администрации по отзыву были признаны незаконными, то обязывать администрацию продлевать порубочный билет нет смысла. Почему? Суд говорит, что срок действия порубочного билета был прерван со дня отзыва порубочного билета до дня вынесения решения судом. Суд говорит, что раз мы признали действия администрации по отзыву порубочного билета незаконными, то обязывать ее продлевать билет необходимости нету. Почему? Потому что билет был прерван со 2 апреля до 8 июля. Значит на этот срок права - что делают? - восстанавливают. Понятно, да? 

- Вы говорите, что участок был выделен в 2004 году. Сколько средств было вложено за этот период?

- Больше миллиона долларов. На эти средства сделана проектная документация, сделана прокладка сетей, заплачено подрядчикам.

- А кто подрядчики?

- ООО "Геотрест". У нас один генеральный подрядчик.

- И сегодня они были на участке?

- Конечно, конечно, генподрядчик работал. Мы - организация, управляющая проектом. Мы управляем проектом. Мы - застройщик. Мы добываем деньги, оплачиваем подрядчику, он строит. Мы не строим.

-Отзыв порубочного билета тоже вылился для вас, наверняка, в определенную сумму.

- Конечно. Конечно. Очень значительную сумму. Это все идут деньги.

- Какой ущерб?

- А ущерб больше миллиона.

- Рублей?

- Долларов. 

- То есть до этого вы за 4 года вложили миллион и тут вам за три месяца успели нанести ущерб в миллион долларов?

- Конечно, идет убыток. Идет очень огромный убыток. Мы же сколько могли бы получить за это время. У нас же остановлена работа полностью. Это очень большие деньги. Это я так говорю - миллион долларов. Сейчас я не могу сказать точно. 

- (Паршина) Это значительная сумма. Там одна арендная плата за землю сколько составляет!

- Я не готова сейчас о деньгах разговаривать. Я бы не хотела, чтобы сейчас фигурировали деньги. Деньги это такой вопрос. Я должна подготовить документы. Я не могу сказать. Потому что это нереально. Потому что бытовку спалили, забор сломали. Мы сейчас его восстанавливаем. Оборудование это тоже деньги. Я просто не готова все сейчас сказать. Это все деньги. Я не могу сейчас сказать. Это все засчитывать надо. 

- Вы говорите про ущерб. Будет какой-то иск о компенсации ущерба? И если будет, то кому?

- Никакого иска никуда никому мы не будем выставлять. Он будет выставляться только в том случае, если остановят вообще стройку. Сейчас даже и слова нет такого, и желания. Мы ни с кем не собираемся судиться ни по поводу ущерба, ни по чему-то еще. Мы покроем эти ущербы. Мы возьмем эти убытки на себя. Только дали бы нам спокойно работать. Все. Никаких исков мы не собираемся выставлять ни на кого совершенно. Нам это не надо. Нам нужна просто работа. Поэтому, пожалуйста, никаких исков мы никому не выставляем и не собираемся выставлять. Мы - довольный мирный народ. Мы просто хотим работать, делать красиво и строить людям жилье. Все. Другого желания у нас нету. 

Комментарии к новости

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.