Кислород им перекроют: как тюремный протест вышел за стены колонии

Все новости по теме: Исправительная система

Двое заключенных исправительной колонии № 9 в Калининграде почти неделю протестуют против «жестокого обращения и пыток». Они зашили себе рты и отказались от пищи и воды, пока их требования не выполнят. Один из них, Руслан Фаталиев, например, хочет увидеться с женой и ребенком, которых не видел больше двух лет. В УФСИН, в свою очередь, заявляют, что осужденные хотят «дестабилизировать обстановку в колонии», правозащитники указывают на ужасные условия содержания в ШИЗО. Так или иначе, но тюремный протест вышел за стены «девятки» — жена одного из заключенных устроила пикет в поддержку мужа и одновременно выступила с критикой «надзирателей» из девятки. Корреспондент «Нового Калининграда», наблюдавший за пикетом, рассказывает, почему тюремный протест вышел за стены колонии и кто такой Руслан Фаталиев.

Утром 12 сентября напротив колонии строгого режима на Советском проспекте остановился микроавтобус, обклеенный самодельными плакатами. На одном из них красной и синей краской было выведено: «Мой муж зашил рот. Голодует 5 дней. Варакин не дает свидание больше двух лет. Хочу видеть мужа живым». Остальные лозунги в разных вариациях призывали к смене руководства исправительного учреждения. Авторы плакатов называли колонию «ГУЛАГом».

Идея устроить пикет у стен исправительной колонии № 9 принадлежала Виктории Фаталиевой. Ее муж зашил себе рот и объявил сухую голодовку в знак протеста против «пыток и жестокого обращения». Заключенный лезвием вырезал у себя на руке имя начальника колонии Алексея Варакина и заявил, что если ему не позволят увидеть жену и сына, то он покончит жизнь самоубийством.

К протесту Фаталиева присоединился еще один осужденный по фамилии Сорин. Оба они уже длительное время сидят в штрафном изоляторе. В УФСИН действия заключенных назвали «шантажом, направленным на дестабилизацию обстановки в колонии». В ведомстве также заявили, что действия надзирателей законны, а в ШИЗО мужчин поместили за нарушения порядка. Сухая голодовка заключенных продолжается уже шесть дней.

Успокоить резиновой палкой

В колонию строго режима Руслан Фаталиев попал в 2015-м. О приговоре он узнал за несколько часов до нового года — 31 декабря 2014-го. Зеленоградский районный суд назначил ему наказание в виде 9 лет лишения свободы. Фаталиева обвиняли в совершении разбойного нападения в составе организованной группы (часть 4 статья 163 УК РФ). Жертве нападения — водителю фуры — проломили череп обухом топора.

3 декабря 2012 года Руслан Фаталиев с приятелем (его личность следстватели установить так не смогли) решили слить солярку с грузовика, стоявшего на обочине трассы «Калининград — Зеленоградск». Водителя, ожидавшего, когда фуру эвакуируют, сильно избили. Суд установил, что это сделал именно Фаталиев. После этого сообщники скрылись с канистрой солярки. Потерпевший, несмотря на тяжелые травмы, выжил. Задержать Руслана Фаталиева полицейским помог случайно проезжавший мимо места преступления мужчина. Он запомнил регистрационный номер «Мерседеса», на котором ехали Фаталиев и его сообщник.

В начале января 2017 года на официальном ютуб-канале портала Gulagu.net (он объединяет волонтеров и правозащитников, которые борются с коррупцией в УФСИН и пытками в колониях) было опубликовано видео с участием Руслана Фаталиева. Сама запись была сделана 10 сентября 2015 года. На кадрах видно, как сотрудники ИК-9 повалили заключенного на пол и несколько минут избивали дубинками. «Тормозите! Тормозите уже!» — кричал Фаталиев.

fataliev.png

Руслан Фаталиев перед избиенеим сотрудниками УФСИН. Скриншот YouTube

Из разговора (это другая видеозапись на этом же канале), который предшествовал инциденту, следовало, что Фаталиев отказался идти в указанный ему штрафной изолятор и попросил, чтобы его поместили в ШИЗО-2. Заключенный также настаивал на разговоре с начальником. «Кича бунт!» — несколько раз выкрикнул Фаталиев, прежде чем его повалили и надели наручники. (Кича — тюрьма на воровском жаргоне — прим. «Нового Калининграда»). В этот момент другие заключенные стали колотить по решетке и что-то кричать. Фаталиева избивал в том числе и человек, на груди которого была закреплена видеокамера.

После произошедшего заключенный написал заявление в Следственный комитет. Фаталиев рассказал, что камера, в которую его хотели отправить, оказалась сырой и холодной, в ней отсутствовала вентиляция и было плохое освещение. Поместиться в ней было очень сложно. Также выяснилось, что поместить Фаталиева в ШИЗО решили потому что, на его тюремной форме не оказалось светоотражающих полос, а сама она, по утвреждениям УФСИНонвцев, «была перешита кустарным способом».

«К Фаталиеву <…> была повторно применена физическая сила, он снова был уложен на пол, где продолжал кричать и оказывать сопротивление законным действиям сотрудников исправительного учреждения, в связи с чем к нему снова были применены специальные средства — резиновая палка, до его успокоения», — заявили сотрудники «девятки» в разговоре со следователем. Он в итоге посчитал, что УФСИНовцы избили заключенных на законных основаниях и не стал возбуждать уголовное дело против надзирателей (копия постановления имеется в распоряжении редакции).

А через некоторое время уже сам Фаталиев стал фигурантом уголовного дела за нападение на сотрудника УФСИН. Там заявили, что Руслан Фаталиев ударил надзирателя ногой в живот. К девяти годам лишения свободы за разбойное нападение суд добавил Фаталиеву еще три с половиной.

Каменный гроб

В очередной раз в ШИЗО Руслан Фаталиев оказался, потому что не захотел делать зарядку. Об этом он написал своей жене Виктории. В письме заключенный также жаловался, что сотрудники колонии будят осужденных одной и той же песней на протяжении нескольких месяцев, оскорбляют и раздевают догола во время досмотра и натравливают собак без намордника. Но больше всего Фаталиев сетовал на то, что ему не позволяют увидеться с Викторией и восьмилетним сыном, которых он в последний раз видел два года назад.

Когда ему опять отказали в длительном свидании с Викторией, Фаталиев зашил себе нитками рот, а на руке лезвием вырезал такую надпись: «В случае моей смерти во всем винить Варакина». О случившемся Вика Фаталиева узнала от адвоката Виктора Лисевича. «Он зашил себе рот нитками, я лично это видел. В трех местах проколол себе верхнюю и нижнюю губу», — рассказал «Новому Калининграду» Лисевич. Он оказался единственным человеком на свободе, которому разрешали увидеть Руслана Фаталиева.

К Фаталиеву присоединился еще один заключенный, который протествовал против «пыток и жестокого обращения». В УФСИН, в свою очередь, заявили, что оба заключенных совершили «акт членовредительства, чтобы дестабилизировать деятельность учреждения». В ведомстве также отметили, что жизни и здоровью осужденных ничего не угрожает, несмотря на то, что они отказались от воды пищи. «Им оказывается необходимая медицинская помощь. Жалоб на состояние здоровья не поступало», — сообщили в УФСИН.

Piket.JPG

Виктория Фаталиева напротив задния ИК-9 в Калининграде

Об истории с протестом Фаталиева и Сорина узнали члены ОНК Калининградской области. В день, когда стало известно, что Фаталиев зашил себе рот, они отправились в колонию.

«Чтобы понимать немного, ШИЗО — это камера площадью 5-6 метров, а содержится там два человека. В камере есть стол, есть чаша Генуя (вместо унитаза), есть кран. Краны с питьевой водой до сих пор не во всех камерах. Иногда кран располагается над унитазом и служит сливом. В ШИЗО есть нары, но днем они пристегиваются к стене, и осужденным запрещается лежать. В этой камере есть очень тёмное окно, очень маленькое, с решеткой. Дневного света практически нет. Это такой каменный гроб, иными словами, где можно только ходить стоять, кушать, пить и какать», — рассказала «Новому Калининграду» после визита в колонию правозащитница Елена Финагина.

По ее словам, администрация колонии запретила членам ОНК принимать от осужденных жалобы в письменном виде. При этом сотрудники «девятки» отказались дать объяснения, почему Фаталиева посадили в штрафной изолятор. В пресс-службе УФСИН при этом утверждают, что зашившие рты люди — «злостные нарушители установленного порядка». Проверкой инцидента занялась прокуратура, а Следственный комитет решил проверить, не превысили ли надзиратели полномочия. В качестве причины протеста заключенных рассматривается версия о доведении до самоубийства.

По словам самих осужденных, в ШИЗО они провели в общей сложности 200 суток. Иногда поводом для водворения в ШИЗО служит отказ от зарядки или несоответствие формы одежды. Например, отсутствие бирки или незастегнутая пуговица, рассказали правозащитникам заключенные. Финагина при этом отметила, что сотрудники колонии абсолютно равнодушны к рекомендациям ОНК: «Я даже не представляю, каким образом можно исправиться и социализироваться, постоянно находясь в ШИЗО. Можно стать животным, если содержаться в таких условиях, потерять социальные связи, связи с семьей, ведь свидания запрещены. Видимо, только сотрудники УФСИН видят в этом какой-то смысл».

ГУЛАГ Stop

К решительным действиям Виктория Фаталиева перешла после того, как УФСИН никак не отреагировал на действия заключенных. Она решила добиться встречи с замначальника ИК-9, чтобы обсудить судьбу своего мужа, который пятый день сидел с зашитым ртом.

Рисовать плакаты девушке помогала мать и знакомая, чей муж также сидит в «девятке». На пикет они привезли с собой около трех десятков плакатов. С транспортом Фаталиевой помог знакомый из Гусева. Виктория решила обклеить микроавтобус призывами сменить начальство колонии и позволить ей наконец встретиться с мужем. Автомобиль припарковался через дорогу от ИК-9 на дороге, ведущей к торговому центру, а Виктория взяла в руки плакат с надписью «Спасите наших мужей».

Минут через 20 после начала акции сотрудники колонии оживились. На улицу вышло несколько человек и стали обсуждать, что делать с микроавтобусом. «******** [идиоты], грамотные такие, ******! [крайняя степень удивления], — рассуждал один из УФСИНовцев, другой в это время звонил в полицию. К месту проведения пикета приехали двое полицейских во главе с подлковником.

police.JPG

«Как зашил рот, сам себе?» — поражался подполковник. Правоохранителей, впрочем, не сильно интересовало, что происходит в колонии, их волновало, что тут Виктория делает с плакатом в руках. Она объяснила, что уйдет отсюда, как только убедится, что ее муж вообще жив. «Я хочу, чтобы вы узнали, что там творится», — убеждала полковника Фаталиева.

Полицейские бродили вокруг машины и не знали, что делать. Им было непонятно, можно ли трактовать появление напротив колонии обклеенного лозунгами микроавтобуса как нарушение федерального закона о демонстрациях. В итоге на место вызвали инспекторов ГИБДД. Автомобиль припарковался в запрещенном месте и мешает проезду транспорта, решили полицейские. Водитель нашелся через час, и сотрудник ГИБДД выписал ему штраф. Сорванные листы ватмана с поддержкой в адрес заключенных и критикой действий администрации колонии остались лежать на газоне.

Дав объяснения полицейским, Виктория Фаталиева перебежала через дорогу, где ее ждал адвокат, которого чуть позже к заключенному все таки пустили. Девушка в еще пару часов металась между входом в колонию и микроавтобусом. У здания «девятки» она находилась до пяти вечера, но замначальника исправительного учреждения с ней поговорить так и не захотел. Задерживать полицейские Фаталиеву не стали, но предупредили, что в случае если плакат появится в руках у кого-то еще, ее акция перестанет быть одиночным пикетом, и это будет уже нарушением.

Недалеко от входа в ИК-9 курили несколько сотрудников УФСИН и обсуждали акцию протеста. Один из них рассуждал так: «Сейчас им [заключенным] вообще кислород перекроют. Доиграются с такими вывесками».

Текст, фото — Олег Зурман, Новый Калининград»

Комментарии к новости

Страшно смешно

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, что можно противопоставить немотивированной агрессии — и даже иметь шансы победить.