«Крики о помощи»: осужденные ИК-7 рассказывают о буднях за решеткой

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»
Все новости по теме: Исправительная система

В начале октября 2017 «Новый Калининград» рассказал о массовых жалобах заключенных исправительной колонии № 7 в Гвардейске на действия надзирателей. Более 40 осужденных сообщили правозащитникам, что их без причины избивают сотрудники колонии. После публикации Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту превышения должностных полномочий; потерпевшими по делу проходят восемь человек. В распоряжении редакции оказались письма четырех потерпевших — все они жалуются на немотивированное насилие и провокации со стороны надзирателей. Один из осужденных даже пытался покончить с собой, опасаясь новых издевательств. «Новый Калининград» пересказывает содержание писем.

Максим Ровинский*, 29 лет. Отбывает пятилетний срок за незаконный оборот наркотиков и применение насилия к представителю власти. Письмо датировано 2 октября 2017 года.

Утром 1 августа Ровинский делал зарядку на плацу вместе с остальными осужденными. В 7:40 его вызвали в комнату для обыска, так как, по мнению сотрудников дежурной смены, Ровинский зарядку не делал. Осужденный предложил посмотреть записи с камеры видеонаблюдения, выходящей на плац. Надзиратели просьбу проигнорировали и приказали Ровинскому «занять безопасное положение» (лицом к стене). После этого два сотрудника колонии стали бить Ровинского резиновыми дубинками.

Закрепленные на груди у надзирателей видеорегистраторы были при этом выключены. «Мои крики о помощи были слышны в здании 1-го и 5-го отряда, и ряд осужденных слышали их на плацу и в столовой ИК-7», — пишет Ровинский. По его словам, это продолжалось около 30 минут.

После этого, по воспоминаниям Ровинского, сотрудники колонии оставили его и вышли на улицу, где стали бить других осужденных. Через некоторое время Ровинский увидел в окно, что надзиратели возвращаются. «Я, испугавшись за свою жизнь и здоровье, предпринял попытку суицида, дабы остановить беспредел сотрудников администрации. Достав лезвие из кармана штанов, я вскрыл себе вены левой руки в районе запястья», — вспоминает осужденный.

Сотрудников колонии это разозлило. «Ты вскрыл вены, но зря, будем убивать тебя сильней», — такую фразу, как утверждает Ровинский, он услышал от одного из надзирателей. Заключенному приказали снова занять «безопасную стойку». Однако стоять от полученных травм Ровинский уже не мог. После этого, утверждает автор письма, ему в карман засунули зажигалку (это предмет является запрещенным в местах лишения свободы). В комнате обыска появился еще один надзиратель, и Ровинского стали избивать уже трое человек. Заключенный истекал кровью.

pismo.jpg

На фото — фрагмент письма

Спустя минут десять Ровинского отвели в медсанчасть. По словам заключенного, между надзирателем и медработником произошел следующий диалог:

— Вы все побои запишете или нет?

— Конечно, нет, — сказала женщина. — Чем вы его так били, что у него все тело в синяках?

— Он сам упал, — ответил сотрудник колонии.

Такой ответ, пишет Ровинский, его сильно обескуражил. Затем осужденного отвели, чтобы наложить швы. Хирурга не было, утверждает Ровинский, поэтому руку ему зашивала медработница.

Затем заключенного снова отвели в комнату для обыска, где продержали без завтрака и обеда до трех часов дня. На комиссии, разбиравшей инцидент, Ровинскому дали пять суток ШИЗО (штрафной изолятор). За время изоляции врач у осужденного так и не появился, хотя ему требовалось обрабатывать травмированную руку.

Федор Копытин*, 27 лет. Отбывает наказание за угон. Дата письма: 1 октября 2017 года.

В своем письме в прокуратуру и правозащитникам Копытин пишет о систематических нарушениях прав человека и унижении достоинства осужденных. По словам Копытина, администрация ИК-7 заставляет заключенных выполнять действия, не прописанные в ПВР (правила внутреннего распорядка) УФСИН. «Избивают и применяют грубую физическую силу без оснований. Провоцируют осужденных. <…> Боюсь за свою жизнь и здоровье», — сообщает автор письма и просит надзорные органы вмешаться в ситуацию.

Никита Харченко*, 21 год. Отбывает срок за грабеж и кражу. Дата письма не указана.

Харченко в основном жалуется на то, что во время обыска у осужденных пропадают «личные вещи». Также, по его словам, надзиратели портят имущество в колонии, заставляя осужденных его потом ремонтировать. По словам Харченко, в колонии есть проблемы с материальным обеспечением. Как утверждает автор письма, сотрудники колонии не выдают осужденным простыни, обувь и полотенца.

Антон Абаров*, инвалид II группы. Отбывает срок за сбыт наркотиков и содержание наркопритона. Письмо датировано 1 октября 2017 года.

«Администрация [ИК-7] ведет себя агрессивно, провоцирует на конфликты, пугает физическим воздействием. Я являюсь инвалидом и очень боюсь за свое здоровье», — пишет Абаров в своем письме. Осужденный жалуется на питание («Хлеб утром за последние четыре недели не давали четыре раза») и на протекающую в общежитии крышу. Он просит о личной встрече с прокурором по надзору.

* Фамилии и имена осужденных изменены.

Текст — Олег Зурман, «Новый Калининград»

Комментарии к новости

«Армия» выходит из берегов

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» о том, почему Роскомнадзор, МЧС и прокуратура стали главными ньюсмейкерами.