«Люди здесь хорошие — это точно»: что говорят жители США в Калининграде

Эрнестас и Линас в Калининграде.
Все новости по теме: Чемпионат мира по футболу-2018

Два жителя Чикаго литовского происхождения — Линас Яковлевас и Эрнестас Лукошевичус — приехали в Россию на ЧМ-2018. Побывав в Санкт-Петербурге и Москве, приятели добрались до Калининграда как раз к матчу Испания — Марокко, на который у них имелись билеты. Поскольку поездка не была заранее распланирована, путешественников ждал неприятный сюрприз — все номера в местных отелях были забронированы. Корреспондент «Нового Калининграда» приютила чикагцев, а заодно расспросила их об американском пиве, калининградском футболе и Дональде Трампе.

Про футбол и цензуру


Эрнестас и Линас переехали в США в начале 90-х годов, выиграв в лотерее Green Card. До того как поселиться в Чикаго — по словам самих мужчин, это один из самых популярных у мигрантов городов США, — знакомы друг с другом они не были.

Э.: — Северная часть Чикаго — это место, где много живет литовцев, русских, евреев. В Чикаго очень много ресторанов польских, русских — люди туда приехали и бизнес делают. В основном, конечно, селятся не в самом городе, а в пригороде.

Л.: — Мы общаемся в Чикаго с литовцами, с русскими, есть и американские друзья. Русских много в Чикаго, больше, чем литовцев. Но еще больше русских в Нью-Йорке. Работу в США легко найти. Там всегда кто-то требуется.

Эрнестас работает журналистом — пишет статьи, в основном на исторические темы, для нескольких литовскоязычных изданий.

Э.: — Журналист из России, например, свободно может устроиться в какое-нибудь русскоязычное издание. Там много таких. И еще очень легко устроиться на работу в бесплатное издание, которых, наверное, и у вас полно. Такие издания живут за счет рекламы. Там, конечно, статьи не очень интересные и взяты в основном из других журналов. Но они рассчитаны на определенный контингент читателей и востребованы.

Что же касается цензуры, то редакторы, конечно, иногда говорят, что писать, а что — нет. Но это тоже смотря какой журналист и смотря какая редакция. Есть разные СМИ. Есть левого толка, есть центристские, а есть газеты, которые представляют конкретные партии. Все это есть в Америке, как и у вас.

Есть там литовская газета «Draugas», где старые эмигранты работают. Но вот, например, у нас есть такая беженка из Литвы Неринга Венцкене. Она уехала в США, спасая свою жизнь. Сейчас она в американской тюрьме, и Литва требует экстрадиции. Она этого может избежать, если докажет, что на родине ей грозит опасность. Но ведь тогда американский суд признает, что суды в Литве не демократичны. То есть получается, что страна позиционируется как демократическая, а человек из нее сбежал. Мы сейчас наблюдаем за американским судом — они откладывают эту экстрадицию. «Draugas» почему-то про Венцкене, то есть про литовку, сидящую в американской тюрьме, вообще ничего не пишет. Может, чего-то боятся.

36543213_1927523537539797_7258621165487259648_n.jpg


Линас когда-то профессионально занимался футболом. Он учился в спортивной школе-интернате в Паневежисе. Потом играл за клайпедский клуб «Атлантас», немного успел поиграть за клубы Каунаса и Паневежиса. После попал в автомобильную аварию и не смог продолжать карьеру из-за травмы. Сейчас Линас занимается грузоперевозками (у него свой бизнес) и руководит литовско-американским футбольным клубом «Литуаника».

Л.: В Америке любят футбол или соккер, как там его называют. У меня был маленький клуб там, но чтобы на этом заработать, надо иметь как минимум 200 учеников. Я и сейчас понемногу преподаю детям футбол. В «Нью-Йорк Таймс» я читал, что в настоящее время соккер в США по популярности среди детских секций обгоняет все остальные виды спорта. Но исторически в штатах, конечно, самый развитый и популярный спорт — это американский футбол, а затем бейсбол, баскетбол. Там везде его популяризируют, крутят матчи по телевидению. Это как для России хоккей.

В Америке все играют в соккер — детских команд полно. Но уже после 13–14 лет, если ребенок показывает результаты хорошие, то ему надо уезжать в Европу. Многие бросают и идут заниматься чем-то другим.

Л.: — В те времена, когда я делал карьеру футболиста, игроки в «Балтике» были хорошие. Мы с ними встречались на поле. Многие из тех, кто заканчивал карьеру в «Балтике», приезжали играть в Таураге. Кстати, у нас в Чикаго вообще много живет бывших футболистов. Они ко мне из Литвы приезжают, когда им делать уже там нечего. Устраиваются на работу в США они не по профессии, конечно же.

Про СССР

Мундиаль стал для друзей отличным поводом побывать сразу в нескольких российских городах, а заодно навестить родню и друзей в Литве. Линас бывал регионе, но в самом Калининграде — нет, а Эрнестас в последний раз приезжал сюда во времена СССР, как раз перед переездом в США.

Э: — Трудно сказать, сильно ли Россия изменилась с тех пор, как мы в последний раз тут были. Тогда ведь еще СССР был. Пока могу только отметить большое количество новых построек. Слишком мало времени мы здесь в этот раз еще провели, чтобы делать выводы. Но люди здесь хорошие — это точно.

Л.: Современную Литву тоже тяжело сравнить с прошлой. Мы не сравниваем ее с той, что была когда-то, а сравниваем с тем местом, где мы живем сейчас. Мне вот сейчас все маленьким по сравнению с Чикаго кажется — ведь только штат Иллинойс по площади как несколько литовских государств.

Э.: Если и есть какие-то воспоминания об СССР, то они больше такие детские. Очень помню, как тогда многих продуктов не хватало: гороха, майонеза «Провансаль», селедки иваси. Чтобы это достать, надо было блат иметь. Помню, всегда магазины полупустые были. Помню, как мне достались первые апельсины — их, несмотря на дефицит, мама где-то раздобыла. Я очень любил гематоген и «Пертуссин»,а также такие леденцы — петушки на палочке. Их у нас бабушки возле церкви в Литве продавали. Вот сейчас я хочу их купить где-нибудь и отвезу в Чикаго друзьям в качестве подарков.

Про пиво

С большим удовольствием Линас и Эрнестас покупали и употребляли местное разливное пиво — они уверяют, что соскучились по «настоящему» пиву, потому что в США культура пивоварения только начинает развиваться, и в большинстве баров и магазинов в продаже можно найти только масс-маркет-сорта этого напитка.

Э.: Пиво в Америке в основном не очень вкусное. Все покупают распространённые марки в баночках по 0,3 литра. Но и в США понемножку ситуация меняется. Вот я сейчас много путешествую и встречаю маленькие пивоварни, где бровара, как и у вас, делают свое настоящее пиво. Сейчас в Чикаго набирает популярность такое пиво. В Арчере (Archer Heights — район Чикаго), в Лемонте (Lemont — деревня в пригороде Чикаго) уже есть такие пивоварни. Бокал обычного пива стоит доллар, а такого — уже 5 долларов.

36474306_10216928549115992_7271999743801163776_n.jpg


Линас живет в южном пригороде Чикаго, а Эрнестас — в Гайд-парке (Hide Park — район на юге Чикаго).

Э.: — Я живу в районе, который славен джазом и тем, что там жил президент Обама. Там все местные на этом спекулируют. То есть везде тебе будут рассказывать: «Я его брил, а я с ним здоровался». Так они привлекают клиентов в свои заведения.

Л.: — Единственное, я бы отметил, что не стоит путать Чикаго со всей остальной Америкой. Если ты уедешь в Теннесси, то там все уже будет по-другому. Когда я работал водителем, так объехал много других штатов. Больше всего мне нравится Монтана.

Про пропаганду

У приятелей были с собой исторический государственный флаг Литвы и два больших флага Малой Литвы — исторического этнографического региона Пруссии, где жили прусские литовцы. Несмотря на то, что в среде литовцев в ходу территориальные споры за принадлежность земли, большая часть которой занята нынешней Калининградской областью, Линас и Эрнестас завернувшись в эти флаги, по их словам, совершенно не подразумевали какие-то политические или территориальные претензии, а всего лишь отдавали дань своей истории.

Э.: — Мы взяли эти флаги у литовца, который живет в Пагегяе, который, как и Калининградская область, тоже часть бывшей Пруссии. Там в Литве вывешивают этот неофициальный флаг, когда бывают дни Малой Литвы. И чувствуя сантименты этой земли, мы взяли эти флаги. В Калининграде их никто не узнал. Нас называли венграми, иранцами. Все спрашивали, кто мы такие. Подошли блогеры какие-то и стали снимать нас на видео. Могут, конечно, интерпретировать неправильно. А мы ведь только память привезли и все!

Линас и Эрнестас настаивают, что стараются абстрагироваться от различных политических или национальных предрассудков. Тем более что все эти истории про «медведей на улицах» или «кровожадных русских болельщиков» им, как выходцам из СССР, конечно, кажутся смешными. Да и россияне, по их словам, преувеличивают масштабы потока негативной информации о своей стране в США.

Э.: — Представления о России, да и о других странах — это все зависит от того, какой человек. Там есть интеллигенция — они знают правды больше. Представители среднего класса, если можно так сказать, даже не выезжают за пределы своего города. У них есть работа, фастфуд, телевизор и дешевое пиво. И все — им больше ничего не надо. Вот почему многие иностранки, которые выходят замуж за американцев, потом разводятся — другая культура. Он приходит с работы, ложится на диван перед телевизором и два дня может не вставать. Пьет пиво, ест чипсы, играет в игры.

Л.: Американская пропаганда очень похожа на ту, что была в Советском Союзе. Тогда нам внушали, что наша страна самая лучшая. Вот сейчас в США тоже самое: у нас все хорошо, у нас все самое лучшее. И большинство людей там закрылись, в своем дворе — им неинтересно знать, что происходит в мире.

IMG_1456.JPG

Линас специально для ЧМ-2018 заказал принт футболке, но работники мастерской ошиблись при написании фразы.

Про Путина, Трампа и холодную войну

Л.: — К Путину у нас все по разному относятся, так же как и у вас. Я хорошо к Путину отношусь.

Э.: — А я не очень. А Трамп мне нравится. Я за него голосовал. У меня дома в дверях висит рекламный плакат Трампа. Мало у кого такой есть. Пролетариат его уважает. Интеллигенция в основном говорит, что, мол, дурак этот Трамп, что это большое горе для Америки и он там наделает дел.

Л.: — Но из двух зол, я имею в виду Хиллари Клинтон, он был меньшим. Многие так считают. Многие говорят, что после Рейгана не было вообще хороших президентов.

Э.: — Многим не нравится, что Америка сейчас несколько закрылась от Европы. Не знаю, как на самом деле делает Трамп, но многие думают, что он хочет уйти от этих решений его предшественников. Он делает ставку на экономику и бизнес. А про холодную войну с Россией говорят только пропагандисты. Это смешно! Какая война? В Штатах никто о войне какой-то не говорит. Вот в Литве, там больше напряжены по этому поводу. Кто-то даже кричит, что реальная война с Россией возможна. Некоторые литовские дипломаты Россию варварской страной считают, которая в любой момент готова на Литву напасть. Я считаю, что это чушь, и большинство знакомых с этим согласно. Людям, которые искренне верят во все это, надо лечиться.

Л.: — Есть в Литве люди, которые боятся, что Россия нападет на них и будет конфликт военный, как в Грузии, как в Украине.

Э.: — В США спорт больше обсуждают, чем политику. Там даже новости довольно быстро по телевидению проскакивают, а дальше много про спорт информации идет. Так что таких людей, чтобы о политике много говорили — это, наверное, среди бабушек и дедушек только.

Про разницу менталитетов и национальные ценности

Л.: — Молодежь в Чикаго вообще аполитична. Они мало чем интересуется — их кроме себя больше ничего не заботит. И по большей части всех там интересуют только деньги.

Э.: — Как мне говорил один американец: не смотри, как ты одет и как выглядишь, главное — это сколько денег в твоем кармане, то есть твоя кредитоспособность. Доллар, доллар, доллар — вот главная ценность. Так там выстроена система ценностей. Это не плохо. Там есть все условия, чтобы человек нормально зарабатывал. Все имеют работу. Любой труд оплачивается. Причем каждый будет делать только то, что входит в его обязанности: сантехник — ставить раковину, электрик — делать проводку. И никто из них не будет чинить холодильник.

Э.: — Все говорят, что мы, советские люди, не умеем жить. А мы можем экономить. А они кредитными карточками везде расплачиваются.

Л.: — Они там многое берут в кредит. Причем если ты его вовремя не выплатил, то у тебя ничего не отбирают. Просто тебе идет выше процент, и ты всю жизнь платишь. В США можно прекрасно всю жизнь в долгах прожить и умереть в долгах. Я так не живу — все долги уже отдал.

Э.: — Так там начинают жить и многие русские и литовцы. Покупают большие дома — чтобы лучше, чем у соседа или у знакомого. Там соперничество такое друг с другом началось. Были такие, которые все пытались кому-то что-то доказать и в итоге оставались ни с чем, да еще и семью теряли.

Л.: — Русские гораздо душевнее, добрее что ли, большей массы американцев. Там, конечно, тоже есть люди хорошие и готовые прийти на помощь ближнему, но их меньше гораздо. Там все более закрытые, сами по себе привыкли держаться. Они как-то боятся незнакомцев, боятся доверять чужим людям. Хотя и во время этой поездки в Россию мы столкнулись с недоверчивым отношением местного населения к нам.

Э.: — То, что вы нас вот так в свой дом позвали — это наша удача. Если я буду писать статью про свою поездку на чемпионат, то обязательно расскажу об этом случае как о высшем проявлении калининградского гостеприимства и широкой русской души. А мне вообще очень везет в жизни именно на хороших людей. Я всегда встречал и американцев, и русских очень отзывчивых. Вот, кстати, среди литовцев, наверное, мне чаще не очень честные люди попадались.

Л.: Да, без звонка там, действительно, не придешь в гости. Все планы согласовываются заранее. Хотя посиделки с друзьями есть. Я вот, например, каждую субботу с ветеранами-футболистами в баре собираюсь.

Э.: — Не хватает, конечно, такой спонтанности. Очень хочется иногда так вот просто заглянуть к другу, поставить водочки и порезать огурчик…

Текст — Екатерина Медведева, фото — предоставлены героями, «Новый Калининград».

Комментарии к новости

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.