Океанолог: теплая вода к нам пришла из центральной части Балтики

Все новости по теме: Экология

В Калининградской области впервые за пару лет начался полноценный купальный сезон: вода в море и заливах прогрелась, а местами даже перегрелась и начала «цвести». Причем если теплые и мутные воды заливов — вполне «местное» явление, то теплую морскую воду к нам «принесло» с широких балтийских просторов, говорят ученые. О том, что происходит в калининградских водах, мы попросили рассказать заведующего лабораторией прибрежных систем Атлантического отделения Института океанологии им. П.П. Ширшова РАН Бориса Чубаренко.

В заливах вода зацветает каждое лето, но интенсивность цветения меняется. Основным «спусковым» механизмом является потепление воды. Стоит теплая погода, прямое солнечное излучение попадает в воду и поглощается в её толще. Вода в заливах у нас довольно мутная из-за присутствия взвеси, поэтому прогревается только где-то первый верхний метр, от силы полтора. Но разогревается она очень сильно, поскольку ветра слабые, нет перемешивания, и это тепло не перераспределяется на всю толщу залива. В первых числах июля вода в заливе была всего лишь 18–19 ̊С, а сейчас температура существенно выше. В предшествующие годы мы не фиксировали больше, чем 25 ̊С, но мы не всегда выходим с измерениями. Но и этой температуры вполне достаточно для активнейшего цветения фитопланктона.

Само потепление воды на рыбу большого влияния не оказывает, но «цветение» опасно. Рыба может найти в водоеме более прохладные места, может мигрировать. Проблемы у нее начинаются, когда закончится жизненный цикл цветущих водорослей. Они отмирают, падают на дно и начинают гнить. И по всей толще воды происходит «выедание» кислорода. И вот тут-то, конечно, и возникает риск больших заморов рыбы из-за нехватки кислорода, особенно в мелких водах у берега. К сожалению, рыба не в состоянии справиться с этим фактором, поскольку зачастую, когда она попадает в бескислородную зону, её первая реакция — плыть как можно быстрее и дальше. Сообразить, что нужно повернуть назад, она не может. Так что последствия сегодняшнего потепления наступят через некоторое время. Насколько серьезными будут — мы увидим.

Процесс «цветения» одновременно и естественный, и вызванный деятельностью человека. В заливы с их водосбора поступает огромное количество питательных веществ. Основными источниками являются недостаточно очищенные сточные воды и смыв с сельскохозяйственных полей. И есть «фоновая», естественная составляющая. Но с фоновой составляющей природа бы справилась, а вот добавка человека, конечно, катастрофическая.

Есюкова_25.07.2018_5.JPG

Куршский залив страдает сильнее всего. Водосбор Немана — огромнейшая территория, это почти вся Литва и примерно четверть территории Беларуси, немножко территории Калининградской области. Вы представляете, сколько биогенных элементов может попадать в один только Куршский залив с этой территории? Проточность его невелика, особенно в нашей, южной части. В северной части, на территории Литвы, Неман обеспечивает относительно хорошую проточность акватории. А у нас очень застойная южная часть. И все, что туда попадает, там и остается.

В Калининградском-Вислинском заливе водосбор не такой большой, но все равно достаточный. Это почти вся территория Калининградской области и примерно такая же территория в пределах северных районов Польши, где достаточно интенсивное сельское хозяйство. С очистными сооружениями у наших соседей давно все хорошо. Введение калининградских очистных вывело нас на нормальный уровень жизни на берегах. Но этого все равно не достаточно, уже много биогенов накоплено в осадках, они все равно сносятся с сельскохозяйственных территорий. Поэтому для Калининградского-Вислинского залива, для которого характерен более интенсивный водообмен с морем, проблема цветения тоже очень острая, хоть и не такая острая, как для Куршского. Но все равно при такой погоде вода в нем совершенно точно будет «цвести». Кстати, уже можно наблюдать неприглядную картину зелено-голубых разводов у его восточных берегов.

В море вода более прозрачная, поэтому солнечную радиацию поглощают уже примерно первые 10 метров толщи. Но «цветет» оно по тому же принципу — разогревается верхний слой и размножается фитопланктон. Питательных веществ, биогенов, для него достаточно много, потому что много сбросов. Вы знаете, что эвтрофикация для Балтийского моря — одна из четырех основных проблем. Ветра и течения только территориально её перераспределяют. Для берегов Швеции проблема цветения фитопанктона стоит очень остро, там люди часто вынуждены купаться в такой зеленой каше. То есть там в море происходит примерно то же, что у нас в заливах.

Наши берега в этом смысле более счастливые. У наших берегов происходит такое интересное явление, как «апвеллинг». При ветрах, дующих в сторону моря, или при вдольберегвых ветрах с севера теплый поверхностный слой сносится дальше в море, а его место занимают поднимающиеся снизу более холодные и более прозрачные воды. Поэтому у нас часто не такая комфортная температура для купания, но зато это явление «оберегает» наши прибрежные воды от приближения полей цветущих водорослей, которые в избытке находятся в открытой морской акватории. И вдоль нашего побережья отдыхающим создаются более комфортные условия. Но это явление не всемогущее. При длительном ветре со стороны моря теплую воду с его открытых пространств подгоняет к нашим берегам, а вместе с теплой водой и цветущие водоросли, которые в избытке есть в центральной части Балтики.

Нынешнее резкое потепление воды связано в первую очередь с ветрами, которые дуют с моря. К нам «пригнало» теплую воду, которая неделями нагревалась до этого в центральной части Балтики. То есть сейчас у наших берегов находится хорошо прогретая «пришедшая вода». Конечно, местный прогрев играет роль, но с такой скоростью повыситься температура не может. Как я уже говорил, в море солнечная энергия поглощается примерно в слое 10 метров, а не 1 метр, как в заливе. Поэтому если быстрое повышение температуры в заливе — исключительно местный эффект, который связан с солнечным прогревом, то активный рост температуры в море в большей степени связан именно с приходом теплой воды, а не местным прогревом. Если ветер сменится — температура воды в море снова понизится.

Записала Алла Сумарокова, фото предоставлено Олегом Есюковым и из архива «Нового Калининграда»

Комментарии к новости

Что осталось по наследству

Главный редактор «Нового Калининграда» Денис Туголуков о крахе надежд в отношении «Балтики».