Уважаемое дерево: как спасают 11-километровую придорожную аллею в Низовье

Все новости по теме: Вырубки зеленых зон

Проблема сохранения придорожных аллей — одна из самых острых экологических проблем в Калининградской области. За последние 13 лет протяженность этих аллей уменьшилась примерно на треть: с 4,5 тысяч километров до 3 тысяч. Только с 2013 года вырублено около 15 тысяч деревьев.  Официально они не представляют ценности, поэтому процесс уничтожения фактически поставлен на поток. Хотя очевидно: придорожные аллеи — одна из особенностей нашего региона, характерный штрих к его портрету. Не будет аллей — он потеряет лицо. Предписания ГИБДД, реконструкция дорог (самый свежий пример — вырубка 413 деревьев минувшей зимой на «старой» светлогорской трассе) — солидных причин у происходящего хватает. Но и выход есть — добиться того, чтобы придорожным аллеям присвоили охранный статус. Для этого экологи и активисты общественного движения «Аллеи Калининградской области» обратились в региональное минприроды и получили техническое задание на обследование одной из них. Подобное происходит впервые; вместе с другими волонтерами принял участие в работе и корреспондент «Нового Калининграда».

Место сбора — площадка у замка «Вальдау», всего нас 17. Нам предстоит обследовать липовую аллею между поселками Низовье и Ярославское, точнее, ее часть: протяженность аллеи — около 11 километров, всего в ней почти 1200 деревьев. Понятно, что работы здесь не на один день: организатор проекта Александра Королева, один из самых авторитетных калининградских экологов, говорит, что, скорее всего, процесс займет весь август, а возможно и часть осени. С идеей сделать экспертизу силами волонтеров в минприроды пришла она. Выбору там удивились: аллея «Низовье-Кошевое-Апрелевка-Ореховка» — самая что ни на есть классическая. «Но как раз обыкновенная липовая аллея — и есть основная часть нашего ландшафтного каркаса. Конечно, были и парадные аллеи — дубовые, были плодовые (их уже почти совсем не осталось). Но все-таки липовые, ясеневые — это самое-самое главное для нас. Как черепичные крыши — эти крыши, холодное Балтийское море и липовые аллеи — вот это наше все», — замечает Александра.

Основная задача волонтеров — сосчитать, пронумеровать деревья и описать самые старые. «Аллея очень разновозрастная (от 50 до 200 лет — прим. „Нового Калининграда“). В ней явно есть послевоенные посадки, что очень интересно само по себе и что позволяет нам тоже вмешаться в этот процесс и в пустые места посадить новые деревья. И это будет такая…гуманитарная дорога — от одного поколения к другому. Или гуманистическая. Ну, какая-то такая, из поколения в поколение», — добавляет эколог. 

photo_2018-07-26_16-23-21.jpg

Она рассказывает, какие деревья стоит считать здоровыми, и на самом деле получается, что внимательный и грамотный эксперт почти всегда придет к выводу, что растение можно и нужно сохранить. Для примера показывает одну из лип рядом с замком: у нее большое сквозное дупло, которое кто-токогда-то поджег. Но дерево выстояло, попыталось раны затянуть (по краям дупла образовались большие наросты) и выглядит полным сил. «И в принципе, если с уважением относиться к дереву и хотеть его сохранить, ему можно было бы немножко опустить верхушку — за 5 лет, по чуть-чуть, по метру, но это же возиться надо, надо как-то серьезно к дереву относиться, спилить-то проще. Но пока нам удалось Гурьевскую администрацию уговорить не пилить», — поясняет Александра Королева.

Потом мы разделяемся на группы: кто-то нумерует деревья, кто-то описывает самые старые, кто-то считает пустые места для будущих посадок, кто-то изучает ландшафт. По техзаданию обследование должно быть комплексным, включая информацию и о рельефе, и о составе почв, и о том, есть ли на деревьях или рядом редкие виды животных и растений. Мы описываем старые липы, нас трое; в руках — пачка бланков, которые позволяют дать почти  

Обследование аллеи организовано в рамках российско-польского проекта «Охрана и популяризация аллей Калининградской области: опыт сотрудничества общественности и местного самоуправления», который реализуется группой «Экозащита!» и инициативной группой «Аллеи Калининградской области» совместно с Гурьевской администрацией, региональным министерством природных ресурсов и польскими общественными организациями Fundacja EkoRozwoju (Wrocław), Eko-Inicjatywa (Квидзын). 

исчерпывающую характеристику каждого дерева (для ствола — наклон, трещины, спилы, дупла; для кроны — густота, размер листьев, и т. д., и т. п. Всего 35 параметров.

Найти старую липу просто — по диаметру ствола. Встречаются и с трехметровым обхватом; таких деревьев немного, и это самые ценные, их высадили еще тогда, когда нашей землей правил король (Фридрих Вильгельм III, если интересно). Но вырубка им угрожает в первую очередь: у них, как правило, больше всего спилов и чаще встречаются дупла — это указывает на вероятную ослабленность и для муниципальных «оценщиков» зачастую равносильно приговору.

Единственное, что может на 100% защитить такие липы от уничтожения прямо сейчас — если в дупле поселился краснокнижный квартирант, а мы его найдем и предоставим фотодоказательства. Например, жук восковщик-отшельник, занесенный не только в региональную и российскую, но и международную Красные книги. Увидеть его — необыкновенная удача: эти редкие насекомые выбираются из глубин дупла лишь 2–3 раза в год — только в июле, и только в особенно жаркие дни. Все это нам рассказали перед началом работы и снабдили цветными фотографиями жуков, их личинок и экскрементов.

Сейчас жарко, но мы почти ни на что не рассчитываем, хотя упорно перебираем труху в дуплах, отыскивая следы жизнедеятельности. И да, случается чудо: в дупле одной из самых старых лип (охват — 3 метра 15 сантиметров) сидит черный красавец с перламутровым отливом. Мы возбужденно шепчемся, боясь его спугнуть, осторожно делаем фотографии, отправляем их Александре. Говорят, что жуки эти пахнут земляникой, но о том, чтобы взять «нашего» в руки и почувствовать запах, не может быть и речи. Бланки к тому времени закончились, данные вносятся на пустой лист бумаги: «ЖУК ОТШЕЛЬНИК!!!» — именно так, капслоком и с восклицательными. Все это значит, что старое дерево спасено и его будут охранять как место обитания краснокнижного насекомого.

photo_2018-07-26_16-22-57.jpgphoto_2018-07-26_16-23-22.jpgphoto_2018-07-26_16-23-22 (2)222222.jpg

За 5 часов работы мы успеваем описать 24 дерева, последнее — 154-е по счету. Очевидно, что все это продлится долго и что для спасения всех аллей (в списке регионального минприроды, предоставленном «Новому Калининграду», значится 43 самых крупных), понадобится много времени и сил. Колоссально много: сейчас памятником природы в Калининградской области признана только одна придорожная аллея — дубовая, между поселками Отрадное и Лесное — и произошло это аж в 1985 году. Но все же есть шанс, что хотя бы часть этих свидетелей нескольких эпох переживут и нашу. Именно так — переживут: если долго и внимательно рассматривать деревья, начинаешь понимать, что они могут и страдать, и бороться, и быть великодушными. То, что калининградские водители не в состоянии соблюдать предписанную скорость (а приколоченных венков хватает и на аллее у поселка Низовье) — совсем не аргумент ни для чего. Не они являются жертвами деревьев, а ровно наоборот. И шутка про «последних солдат Вермахта» — циничный и лживый прием сторонников вырубок как самого простого способа снизить аварийность.   

Что касается итогов нынешнего обследования, его материалы будут отправлены в областное профильное министерство. Потом им нужно пройти экологическую экспертизу, после чего региональный список ООПТ (особо охраняемых природных территорий), по идее, должен пополниться.

Текст — Оксана Ошевская, фото — Оксана Ошевская, «Новый Калининград», Глеб Федотов



Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Что не так с новой «игрушкой» Ермака?

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» о неочевидной пользе фестивальной дирекции за 12 млн руб. в год.