«Левиафан» на Ладушкина: в Калининграде пытаются снести дом вместе с жильцами

Все новости по теме: Социальные проблемы

В Калининграде на улице Ладушкина, 25, на довольно внушительном земельном участке стоит небольшой двухэтажный особняк. Дом принадлежит муниципалитету и признан аварийными. Чиновники решили снести строение, несмотря на то, что в нем проживает целая семья, которой больше некуда идти. «Новый Калининград» рассказывает, как получилось, что люди, родившиеся и выросшие в доме, не имеют на него никаких прав.

Ирина проснулась в девятом часу утра. В доме находилась только она и десятилетний брат супруга, который еще спал в своей комнате. Случайно глянув в окно, девушка увидела несколько незнакомых легковых автомобилей, остановившихся возле ворот, и суетящихся рядом людей. Один мужчина из этой компании взял в руки кувалду и принялся выкорчевывать столбики, вкопанные на тротуаре, чтобы там не парковались. Другой настойчиво дергал ручку запертой калитки. Ирина выбежала на улицу, чтобы выяснить, что происходит.

«У нас приказ от горадминистрации. Мы все тут убираем, а ваш дом сносим», — заявили ей рабочие и принялись спиливать газовой горелкой ворота, ведущие во двор.

*****

Дом на улице Ладушкина, 25, был построен в 50-х годах в числе нескольких точно таких же поблизости. В этих двухэтажных пятикомнатных зданиях давали временное жилье сотрудникам судостроительного завода «Янтарь». Таким образом комната на общей кухне досталась и родителям Елены Галац (в девичестве — Генриховой).

Сама женщина и две ее старших сестры родились именно в этом доме, где помимо них на тот момент жили еще несколько семей. Время шло, завод постепенно обеспечивал своих работников отдельными квартирами. К 1988 году из дома съехали все, кроме семьи Генриховых. Родители женщины постепенно забирали себе освободившиеся комнаты. Учитывая, что Елена тогда была еще школьницей, она не интересовалась, закреплял ли ее отец документально за собой право на новые квадратные метры. Не оформлено было и право на внушительных размеров земельный участок возле дома, в котором жильцы разбили сад.

«В бумаге было так и написано: „Лепнины съехали. Дать Генриховым, так как у них трое детей, еще одну комнату“. Больше документов не нашла — все вырвано и даже в подшивке видны обрывки», — недавно Елена Галац сходила в архив завода и нашла документ, в котором говорилось, что руководство завода официально закрепляло за ее отцом еще одну комнату. 

IMG_1838.jpg

Самая старшая сестра Елены в 18 лет вышла замуж и уехала жить в другой регион. Средняя вскоре тоже обзавелась супругом и перебралась в Витебск, но в 1986 году вернулась в Калининград — уже разведенная и с маленьким ребенком. Спустя год умерла мама Елены, а в 1992 году овдовевший отец семейства снова женился и переехал к новоиспеченной супруге.

В 2008 году Елена Галац решила приватизировать и отремонтировать дом. На тот момент там проживало уже несколько семей: сама Елена Галац с супругом и двумя сыновьями, а также подросшая племянница со своим мужем.

Тут-то и стало известно, что дом уже несколько раз был признан аварийным, и, согласно последним данным за 2002 год, подлежит сносу. Приватизировать аварийный дом чиновники не позволили и предложили подождать, пока всех расселят.

В 2011 году семья подала в суд на горадминистрацию, чтобы власти наконец решили их жилищный вопрос. А спустя год племянница и сестра Елены неожиданно переехали в собственную квартиру на улице Артиллерийской, которую им предоставили городские власти. По словам Елены, сестра значилась ответственным квартиросъемщиком муниципального жилья, поэтому все переговоры чиновники вели именно с ней.

Выяснилось, что сама Елена Галац рассчитывать на новое жилье не может, поскольку ей его уже предоставили — речь идет от той самой квартире в 46,3 квадратных метров, в которой уже поселилась ее сестра.

«Оказывается, в 1986 году меня включили в состав семьи старшей сестры, которая тогда вставала в очередь на получение жилья как мать-одиночка. На каком основании? Я тогда была несовершеннолетняя, но у меня папа живой до сих пор. И теперь я, уже взрослая женщина с двумя детьми, считаюсь членом семьи своей сестры», — возмущается Елена. 

IMG_1846.jpg

Женщина уверяет, что ее сестра не раз давала понять, что категорически против заселения других родственников в новую квартиру.

«Мне, моему супругу и двум сыновьям чиновники предлагают туда переехать. У сестры семья из шести человек: есть муж и дочь, которая сама уже замужем и имеет двоих детей. Все они живут в этой однокомнатной квартире. Как мы все там поместимся? У нас и дети разнополые», — говорит она.

В 2014 году младшему сыну Елены Дмитрию пришло время отправляться в первый класс, а для оформления в школу требовалась справка о регистрации, выписанная управляющей компанией. Обнаружилось, что по суду семья уже выписана из дома на Ладушкина. Постановление о выселении Елена попыталась обжаловать и даже предъявила суду заключение независимой экспертизы о том, что дом все-таки подлежит ремонту, но в марте 2015 года апелляция завершилась в пользу муниципальных властей.

Как рассказали «Новому Калининграду» в горадминистрации, согласно статьям 86 и 89 жилищного кодекса, аварийщики могут рассчитывать на предоставление равнозначного жилого помещения по общей площади и количеству комнат.

«В суде в 2012 году было установлено, что семья на законных основаниях занимает одну комнату в коммунальной квартире. Суд обязал предоставить жилое помещение не менее ранее занимаемого. Администрация городского округа полностью исполнила решение суда», — сообщила заместитель начальника управления учета и найма жилья Олеся Семененя. 

IMG_1852.jpg

В школу Елена Галац ребенка все-таки оформила, предоставив поквартирную карту. Старший сын Михаил вскоре смог сделать себе временную регистрацию у знакомых, а вот сама калининградка и ее младший сын официально так и остались бомжами. Хотя в 2016 году женщине при замене паспорта в графе о регистрации по неизвестным причинам проставили адрес: «Ладушкина, 25».


****

Утром 6 августа 2018 года в дом к Елене Галац пришли несколько незнакомцев и чиновница из горадминистрации — они заявили, что согласно постановлению суда семья должна немедленно выселиться. Особенно нагло, по словам женщины, начал вести себя хорошо одетый молодой мужчина, который не представился.

«Он мне говорит: „У тебя есть документы о собственности этого дома? А у меня — есть“. На мою просьбу показать документы он ответил, чтобы я села к нему в машину. Я отказалась. Потом он надо мной навис и говорит, что если я отсюда по-хорошему не уйду, то будет по-плохому», — рассказывает Елена Галац.

Компания уехала, но в тот же день в доме отключили водоснабжение. Сотрудники «Янтарьэнерго» тоже приходили, но, по словам женщины, увидев, что в доме живут люди, отключать электричество не стали.  

Елена Галац написала несколько обращений в прокуратуру, подала заявление в полицию об угрозах в свой адрес. Также женщина отправила в УФССП прошение о приостановке действия постановления о выселении на основании вновь выявленных фактов, которые намерена представить в суде — это архивные документы с отметкой о предоставлении семье еще одной комнаты.

IMG_1850.jpg

Однако спустя десять дней у ворот дома появились люди в рабочей форме и принялись демонтировать забор. Тогда в доме находились только младший сын женщины Дмитрий и невестка Ирина.

События развивались очень быстро: к дому подъезжали все новые и новые люди — кто в служебной форме приставов или полицейских, кто в строгом костюме. Рабочие методично срывали с петель входные двери и выставляли оконные рамы. К дому, бросив работу, срочно примчалась на такси Елена Галац. Она сразу позвонила в прокуратуру, в полицию, адвокату и журналистам.

«Представители горадминистрации и приставы мне говорили, что у меня было время выселиться и что я тут никто. Я отказалась подписывать документы. Тогда сотрудница отдела опеки мне сказала, что у меня заберут ребенка, поскольку по документам мне негде жить», — вспоминает Елена Галац.

По словам женщины, после такого заявления она почувствовала себя плохо и родственники вызвали ей скорую. Когда приехали медики, рабочие и должностные лица процедуру по сносу дома остановили и ретировались.

Сейчас, по убеждению чиновников, Елена Галац проживает с семьей в доме незаконно. При этом женщине предоставляли возможность получить жилье в маневренном фонде: «С 2014 года, когда было принято решение суда о выселении, у заявительницы была возможность обратиться в администрацию за муниципальной услугой по предоставлению комнаты в коммунальной квартире, но она ни разу таким правом не воспользовалась», — утверждает Олеся Семененя.

Елена Галац же в свою очередь заявляет, что готова съехать с семьей из дома только если им предоставят пусть и муниципальную, но отдельную квартиру. Сейчас семья вставила обратно демонтированные рабочими двери и окна, восстановила забор и ворота. Воды в доме так и нет — бегают с ведрами и тазиками к соседям. Новых визитов чиновников и приставов пока не было.

«Мы живем в постоянном страхе, что в одно прекрасное утро опять проснемся, а наш дом сносят», — говорит собеседница.


Текст, фото — Екатерина Медведева «Новый Калининград»



Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Кремль и большой предмет

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, что происходит, когда власти пытаются бить гражданское общество.