На развалинах памяти: краеведы восстанавливают знак погибшим в Первой мировой

Все новости по теме: По следам Первой мировой

В ноябре исполнится 100 лет со дня окончания Первой мировой войны. В отличие от аналогичной даты, связанной с началом ПМВ, нынешняя официально практически не отмечается. И, похоже, главным связанным с ней событием будет то, что происходит сейчас в 25 километрах от Калининграда. В бывшем парке имения Шромбенен (пос. Московское Багратионовского района) энтузиасты пытаются восстановить памятный знак погибшим, о котором стало случайно известно несколько лет назад. Корреспондент «Нового Калининграда» принял участие в одном из выездов и понял, кого на самом деле нужно благодарить за то, что память о той войне не умерла.

Всего в Калининградской области почти 130 захоронений и отдельных памятников, связанных с Первой мировой войной и стоящих на учете. Шромбененский не учтен нигде, и этого не произойдет до тех пор, пока он будет находиться в таком состоянии, как сейчас, говорит Дмитрий Востриков — создатель сайта «Пруссия39», краевед, представитель Совета при губернаторе по увековечению памяти погибших при защите Отечества. Многие из тех, кто приехал к развалинам памятника, входят в этот совет, созданный в свое время властями в преддверии 100-летия начала ПМВ. Он, к слову, не собирался в течение двух лет.

Хотя тема актуальности не потеряла: за последний год реестр пополнили 13 захоронений времен ПМВ. Отнюдь не все в этом списке посвящено именно русским солдатам, но Первую мировую общественное бессознательное воспринимает не так болезненно, как Вторую. Поэтому тот факт, что немецкие захоронения того периода кто-то пытается найти и поддержать в приемлемом состоянии, вызывает отторжение разве что у совсем оголтелых ревнителей государственных «скреп». В конце концов, общеизвестно, что наши предшественники на этой земле к русским могилам относились с должным уважением.

DSC_0562.JPG

Шромбененский знак развалился на три части: нижняя осталась на своем месте, но накренилась, верхняя, в виде стелы, оказалась с одной стороны, средняя — с другой. Это произошло потому, что когда-то у его основания потрудились черные копатели. Либо «любители», далекие от всего, что связано с захоронениями, либо местные жители. «Подкованные» утруждать себя и копать бы здесь не стали: надпись (на немецком языке) говорит о том, что это просто памятник, установленный погибшим жителям местных селений. 

Средняя часть, которая упала в один из шурфов, заросла мхом, она завалена опавшими листьями и с одной стороны засыпана грунтом. Ее осторожно расчищают: показывается ранее полностью скрытая надпись. Она состоит из двух столбцов, в каждом — название одного соседнего поселка и по 4 фамилии. На стеле перечислены фамилии погибших уроженцев самого Шромбенена, их 11.

Потом среднюю часть освобождают от грунта. План такой: подвести под нее трос, и попытаться вытащить (выкатить) вручную. Лесок, в котором бывший парк уже почти не угадывается, в этом месте сильно заболочен, и подъехать к памятнику нельзя. По оценкам организатора операции — Андрея Румачика, в миру замначальника учебно-методического отдела бывшего БВМИ им. Ушакова, — эта часть памятника весит килограммов 300–400, стела — примерно полтонны. Задача осложняется еще и тем, что памятник бетонный и обращаться с ним нужно довольно аккуратно. После того, как упавшие части отнесут в сторону, нужно будет засыпать шурфы, выровнять основание и водрузить все на свои места.

Планируется, что в итоге на расположенной в нескольких километрах железнодорожной станции «Стрельня» появится информационный щит. В этих местах 17 (30) августа 1914 года шел тяжелый бой: как рассказывал ротмистр Георгий Гоштовт в своем труде «Кирасиры его величества в Великую войну», конно-саперная команда получила задание подорвать мост у станции Шромбенен и была встречена пулеметным огнем с немецкого бронепоезда. Одновременно немцы выбили русских из поселка Гросс Лаут (сейчас Невское), на помощь пришли лейб-гвардейский конный полк и артиллерийская батарея, в итоге противник отступил, мост удалось разрушить. В Гросс Лауте, по данным Гоштовта, были найдены и похоронены тела трех немецких кирасиров.

О памятном знаке погибшим в Первую мировую, который находится рядом с местами этих боев, краеведам три года назад сообщил местный школьник, на тот момент семиклассник Захар Азаровский. Он рассказал корреспонденту «Нового Калининграда», что заинтересовался историей знака и опубликовал фотографии в одной из групп в соцсетях. Ему посоветовали обратиться к Альберту Адылову (сейчас — директору краеведческого музея в Гвардейске).

Так, благодаря неравнодушию, начиналась эта история, и благодаря ему она продолжается. Кампанейщина, с которой власти по традиции подошли к 100-летию начала ПМВ, давно завершилась. И единственное, что сейчас помогает сохранить память о той войне, - люди, которым не все равно.

Текст, фото — Оксана Ошевская, «Новый Калининград»



Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Кремль и большой предмет

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, что происходит, когда власти пытаются бить гражданское общество.