Памятник памяти: краеведы восстановили знак павшим в Первой мировой

Все новости по теме: По следам Первой мировой

Краеведам, реконструкторам и волонтерам удалось восстановить памятный знак Первой Мировой, который был установлен в середине 20-х годов прошлого века в парке имения Шромбенен (теперь это поселок Московское Багратионовского городского округа) в честь жителей окрестных селений, не вернувшихся с войны. В советские годы знак был разрушен, и вновь о нем вспомнили только в 2015 году. Активная фаза восстановления мемориала началась почти месяц назад, а в минувшие выходные все четыре части знака встали на свои места. За трудным возвращением памяти следили и корреспонденты «Нового Калининграда».

«Теперь мы знаем, как египтяне строили свои пирамиды», — то и дело раздавались над лесом восклицания взмыленных любителей истории. План «максимум» организаторы выезда составили с наполеоновским размахом — собрать воедино все четыре части памятника (весом хорошо за центнер каждая). Ситуацию осложняло то, что одной из частей конструкции сильно не повезло — титаническими усилиями неизвестных вандалов она оказалась в близлежащем овраге. Нашли ее случайно, уже после начала работ по восстановлению памятника.

«Когда именно разрушили памятник, никто не знает. Местные жители говорят, что, скорее всего, в 70-е. Это возможно, тогда была целая кампания по борьбе с немецкими памятниками. В архиве даже есть документы по Багратионовскому району, где дается перечень памятников, которые признаются пропагандирующими германский милитаризм и подлежащими уничтожению. Но этого памятника в списке нет. Так что мы точно не знаем, что с ним произошло», — пояснил краевед Александр Панфилов.


Понятно лишь, что разбили мемориал нарочно. Но перед этим «антимилитаристы», похоже, дали по каменному знаку серию оружейных залпов — на нем отчетливо видны следы минимум от двух пуль. Несколько кусков откололись от монолитных блоков, и найти удалось не все. Позднее под основание памятника пытались сделать подкоп неумелые «чернокопатели» — затея совершенно бессмысленная, учитывая, что никакого захоронения под мемориалом нет и никогда не было.

Подробнее о мемориале и первом этапе работ по его восстановлению можно почитать тут.

Первой задачей участников выезда было поднять из оврага найденный недавно гранитный блок и водрузить его на бетонный постамент. Для этого пришлось сперва поработать лопатами, чтобы вызволить глыбу из земли, затем в ход пошли таль и тросы. Через час по импровизированному пандусу из бревен камень вытащили наверх. Оказалось, что с обратной стороны камня тоже есть надписи — в два столбца там перечислены погибшие солдаты из двух соседних поселков, всего 10 фамилий.


Чтобы собрать гигантский «конструктор» воедино, вокруг него пришлось возводить строительные леса, постепенно наращивая их по мере установки блоков и перемещая все выше металлическую балку, к которой крепился трос с талью. Шаткую конструкцию волонтеры удерживали вручную. Конструкция то и дело покачивалась, угрожая подсократить количество любителей истории в регионе.

Пролежавшие в земле не один десяток лет тяжелые блоки на удивление легко вставали на свои места, их скрепили бетонным раствором. Самым сложным этапом оказалась установка верхушки монумента — стелы весом в полтонны с именами 11 погибших уроженцев Шромбенена. Просто так протащить его в зазор между металлическими балками не вышло из-за солидных размеров. Леса к этому моменту выросли в три человеческих роста. Стела оказалась на вершине, только сделав по дороге пару душераздирающих кульбитов по замысловатой траектории.

Работа по спасению памятного знака далека от завершения. Следующая задача краеведов — защитить его юридически. Сделать это можно, обратившись в региональную Службу охраны объектов культурного наследия и официально придав мемориалу статус памятника истории. Этот процесс уже запущен.


«Подобных памятников (не на захоронениях, а просто местным жителям, погибшим в годы Первой мировой) в Калининградской области на учете больше 30 штук состоит. Они ставились или членам церковного прихода, или жителям поселка, или нескольких поселков, как в данном случае. И они стоят на учете, и ни у кого никаких вопросов никогда по этому поводу не возникало», — пояснил один из инициаторов восстановления памятника, руководитель краеведческого музея Гвардейска Альберт Адылов.

У этой инициативы уже появилось внезапное препятствие — любители делить историю на «свою» и «чужую» развернули на одном из интернет-ресурсов кампанию против восстановления памятника жителям Восточной Пруссии. Краеведы такого деления не понимают и не признают. «Если бы Советскому Союзу по итогам Великой Отечественной войны достался Египет, это что, должно было каким-то роковым образом сказаться на судьбе египетских пирамид? По-моему, нет. Для меня этот вопрос вообще никогда не стоял. Для меня любые материальные свидетельства истории имеют ценность. Я руководствуюсь этим. То, что это пытаются подтянуть под какой-то „антипатриотизм“, меня удивляет», — пояснил Адылов.

Более того, на восстановлении памятного знака погибшим в Первой мировой работа не заканчивается. «Мы планируем установить информационный щит, который расскажет и о русских солдатах, участниках боя, который шел в этих местах в августе 1914 года, когда нашу конно-саперную команду встретили пулеметным огнем с немецкого бронепоезда. Монумент к этому бою отношения не имеет, но он прошел неподалеку. Мы нашли несколько фотографий участников боя 14-го года, там воевали элитные части русской гвардейской кавалерии. Хотим затронуть и тему Второй мировой, рассказать, что происходило в поселке в январе 1945 года, когда там сражались», — пояснил краевед.

Если у инициативной группы все получится, памятный знак в поселке Московское станет своеобразным «памятником памяти» — местом, где история двух войн и народов живет сама по себе, очищенная от оценочных суждений и защищенная от попыток в очередной раз переписать её по воле очередного поколения.

Текст — Алла Сумарокова, фото — Ольга Войт

Комментарии к новости

Чиновник эпохи разочарования

Вадим Хлебников о том, почему за два года Антон Алиханов не сумел оправдать надежд.