Профессор на миллиард: как «лунатик» из Воронежа научил чиновников экономить

За последние несколько лет в Калининграде были отремонтированы многие мосты. Причем стоимость работ оказалась в десятки раз ниже, чем планировалось. За масштабной программой ремонта мостов стоит история одного человека, которую рассказывает «Новый Калининград».

16 лет назад под покровом ночи житель Воронежа Александр Прокофьев тайком от городских властей загнал несколько груженных песком самосвалов на мост на Аллее Смелых в Калининграде. Расчеты городских властей показывали, что мост должен был рухнуть, но этого не произошло — старый немецкий путепровод вел себя отлично, показывая нормативный прогиб под серьезной нагрузкой.

Результаты эксперимента сильно повлияли на планы команды мэра Юрия Савенко. После громкого случая с падением на железнодорожные пути мостового ограждения Савенко только что «выбил» из губернатора Владимира Егорова несколько сотен миллионов рублей на реконструкцию путепровода и ряда других дорожных объектов. Теперь оказывалось что масштаб описываемых им проблем с мостами был сильно преувеличен. Реконструкцию моста пришлось отложить.

Спустя десятилетие Прокофьев вновь оказался в Калининграде. На этот раз он «спас» от сноса несколько важнейших для движения транспорта калининградских мостов и сэкономил городу, по оценкам экс-главы Калининграда Александра Ярошука, около трех миллиардов рублей.

Лунатик из деревни

«Я из глухой деревни, и наука у меня деревенская», — шутит о своем методе испытаний мостов Прокофьев. На самом деле он всю жизнь занимался автомобильными мостами, защитил по ним кандидатскую и докторскую диссертации. Во время работы в РОСДОРНИИ Прокофьев разработал ресурсосберегающую технологию ремонта мостов.

Калининград — не единственный город, где власти вынашивали планы сноса старых мостов и строительства на их месте новых. Существующая методика определения износа мостов несовершенна. Прокофьев прямо называет ее «коррупционной» из-за огромных денег, которые близкие к властям подрядчики могут заработать на сносе и строительстве мостов, получив заключение о высоком износе сооружений. «Как вы износ своих ботинок определяете? Визуально, то есть от фонаря. Я выступил против этой методики, и я победил эту коррупцию», — горячится Прокофьев.

Чтобы доказать свою правоту, профессор почти бесплатно вернул к жизни первый в России большепролетный металлический арочный мост в Новгородской области. Ранее его оппоненты из научной среды признали мост изношенным на 80%, то есть, по сути, не подлежащим восстановлению.

В основе желания чиновников сносить пригодные мосты и строить на их месте новые скорее лежит психология, рассуждает глава калининградского муниципального предприятия «Городское дорожное строительство и ремонт» Владимир Свинцов.

«Глядя на мост, ты начинаешь плакать, как будто он [сейчас] упадет. Возникает психологический момент. Мы видим, что все плохо. Оценивается ведь все с бытового уровня. И мэр видит. А какой-то лунатик приезжает и говорит, что мост будет служить 20, 30 или 50 лет. Проблема эта везде у него: пришел лунатик», — говорит Свинцов.


В отношениях с ФСБ

Были проблемы у Прокофьева и в родном Воронеже. «Мои ребятки еще с тобой не поговорили где надо», — вспоминает слова одного из местных чиновников Прокофьев. Чтобы минимизировать число такого рода бесед, специалист всегда стремился подключать силовиков и афишировать свою связь с ФСБ. Часто это помогало.

Свою фирму «Рисад» Прокофьев создал, чтобы помочь силовикам. Профессор проводил экспертизу ремонта моста королевы Луизы в Советске, работая на исследовательский институт. Экспертиза показывала завышение объемов работ, выполненных при реконструкции объекта, и руководство Прокофьева отказалось утверждать выводы экспертов. Сам он считал, что действия руководства института обусловлены отношениями с администрацией Калининградской области, которая финансировала реконструкцию. В итоге он решил разорвать отношения с институтом и создал свою фирму.

«Первый контракт у этой фирмы был с прокуратурой Калининградской области. Стоимость экспертизы была 300 тыс. Денег таких, прокуратура говорит, нету. Бороться поэтому трудно с коррупцией. Можем заплатить 57 тыс. Я сказал, что готов [сделать работу] как гражданин России», — вспоминает Прокофьев.

На этот раз экспертизу утвердили и в отношении главного дорожника в областном правительстве Владимира Аверина возбудили уголовное дело в связи с работами по реконструкции моста и еще ряду эпизодов. В конце концов чиновник вину признал, и его оштрафовали на 100 тыс. руб. По иронии судьбы именно Аверин покровительствовал ночному эксперименту с мостом на Аллее Смелых. В тот момент области было выгодно не давать лишних денег городу.

Вскоре адмирала Егорова на посту губернатора сменил Георгий Боос. С его командой Прокофьев общего языка не нашел и надолго покинул Калининградскую область. Но в начале 2010-х жена Прокофьева захотела побывать в Калининграде. Самым простым способом осуществить желание супруги было взять подряд на обследование мостов в области. Прокофьев вышел на торги по обследованию одного из городских путепроводов и торговался до последнего — опустил стартовую цену в 4 раза.

Нужны миллиарды

В процессе исполнения контракта Прокофьев познакомился с главным городским дорожником Свинцовым. Они оказались выпускниками одного вуза и легко нашли общий язык. Свинцов понимал: ситуация с мостами в городе в целом сложная, и если идти традиционным путем, то эксперты покажут высокий уровень износа мостов, разработка проектно-сметной документации на их реконструкцию затянется на долгие годы, и ни Москва, ни область никогда не дадут на это денег. А требовались миллиарды.

Особенностью Прокофьева была возможность делать дешевые проекты ремонта мостов. В то время как традиционно власти заказывают дорогую проектно-сметную документацию на реконструкцию сооружений, профессор быстро составлял ее облегченную версию в виде проекта ремонта с основными предложениями по устранению недостатков, пригодных к дальнейшему использованию сооружений. Такой метод позволял «оживлять» мосты в течение нескольких месяцев. В результате Свинцов составил программу ремонта мостов по проектам Прокофьева, которая позволяла в течение нескольких лет отремонтировать основные городские мосты за сравнительно небольшие деньги.

Главу города Александра Ярошука устроил экономный подход Прокофьева, и вскоре тандем Свинцова и Прокофьева дополнился строителем Анатолием Волкотрубом. Вместе они отремонтировали мосты на кл. Железнодорожной, Аллее Смелых и Озерова. Конечная стоимость ремонта по каждому из объектов оказывалась в 10–20 раз ниже, чем суммы, которые городские власти когда-то предполагали потратить на реконструкцию. Например, мост на Аллее Смелых был отремонтирован примерно за 70 млн руб. На его реконструкцию же планировалось потратить 520 млн руб.

Показателен пример Деревянного моста, ведущего с Московского проспекта на остров Октябрьский. Изначально власти сделали проект реконструкции, который требовал инвестиций в размере около миллиарда рублей. Однако с приближением времени проведения Чемпионата мира по футболу стало ясно, что финансовые амбиции города и области Москвой удовлетворены не будут, и чиновникам пришлось прибегнуть к помощи Прокофьева и Волкотруба. В результате мост отремонтировали за 91 млн руб.

деревянный.jpg

Мост Деревянный после ремонта

Прокофьев считает, что миллиардной инвестиции и в мост Высокий тоже можно было избежать. Мост был вполне ремонтопригоден. «Я тайно ночью испытывал его бесплатно. Мы видели, что он черта держит», — говорит Прокофьев, отмечая, что на реконструкции вполне можно было сэкономить 400–600 млн руб. Но профессора в итоге к ремонту моста не подпустили, и был освоен весь предусмотренный проектом миллиард.

Свинцов не так категоричен: Высокий мост должен был быть разводным, а старые немецкие механизмы было сложно запустить заново. Российские механизмы не помещались на место немецких, и мост нуждался в дорогой реконструкции хотя бы по этой причине.

Председатель комитета архитектуры и строительства городской администрации Калининграда Артур Крупин, выступавший сторонником дорогой реконструкции Высокого моста, считает масштабные инвестиции оправданными. «По Генеральному плану ось улицы Октябрьской — это магистраль городского значения со своими определенными параметрами. Реконструкция требовалась для того, чтобы ширину проезжей части сделать нормативной. Путем небольших ремонтных работ это сделать невозможно. Плюс нормативный тротуар, — говорит Крупин, — Существуют современные материалы, которыми можно „лечить“ бетонные и железобетонные конструкции. Только нужно понимать, что это на 3-5-7 лет, а мы построили мост, который будет служить, условно говоря, 100 лет».

По его словам, Деревянный мост, который отремонтировали по проекту Прокофьева, неплохо сделан в надводной части, но подводная часть «вызывает определенные вопросы». Подводная часть Высокого моста делалась «с нуля» и вопросов не вызывает, считает Крупин.

История с реализацией супербюджетной программы ремонта мостов в Калининграде по методике загадочного воронежского профессора могла бы быть почти идеальной, если бы не городские депутаты. На исходе своего пребывания на вершине городской власти глава города Александр Ярошук представил профессора к званию почетного гражданина Калининграда. Но депутаты предпочли наградить им вице-премьера областного правительства и олимпийскую чемпионку Наталью Ищенко. Закончилось все скандалом: среди номинантов оказался еще и участник штурма Кенигсберга. Ищенко пришлось отказываться от звания и заявлять о готовности принять награду, только если такую же получит ветеран. Прокофьева тогда сильно задело конъюнктурное решение депутатов наградить вышестоящего чиновника, но с властями после этого он сотрудничать не перестал.

Текст — Вадим Хлебников, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»



Комментарии к новости

prealoader
prealoader