«Плохая правда»: подрядчик променада в Светлогорске о сорванных сроках и долгах

В начале ноября губернатор области Антон Алиханов в очередной раз посетил будущий променад в Светлогорске, строительство которого должно было завершиться еще в марте. Журналистов он, как это часто бывает, не позвал. При этом буквально через день на электронную почту редакции пришло письмо от генподрядчика, ООО «Геоизол», с предложением встретиться, чтобы ответить на «все интересующие вопросы». «Новый Калининград» рассказывает, что сообщил директор подрядной организации Александр Стрельников, который, по его собственным словам, предпочитает домыслам «плохую правду».

О причинах сорванных сроков

— Не рассчитали свои силы, не учли влияния чемпионата (ЧМ-2018 — ред.), из-за которого возникли проблемы с доставкой материалов. Появились дополнительные объемы работ, зависли в экспертизе. Есть причины, которые завязаны на наших недоработках, честно вам скажу. А есть причины, которые завязаны на объективных сложностях. Понятное дело, что летом штормов не было. Часто в зимние, осенние периоды с ними сталкивались. В связи с изменением уровня воды море подошло ближе, пришлось корректировать проект, поэтому появлялись дополнительные объемы работ. Появилась необходимость прокладки сетей для обеспечения будущей застройки. Все это, к сожалению, только увеличивало сроки.

О затянувшейся экспертизе откорректированного проекта, о которой в конце октября заявили в областной Думе

— Техническая часть экспертизы вышла 16 октября, сейчас там находится сметная часть. Почему для нас важна именно сметная часть? Потому что мы выполнили достаточно большой объем работы, который не можем предъявить заказчику и потребовать за это деньги. А поскольку контракт безавансовый, и если особенно учитывать закупку отделочных материалов, форм и так далее, являющихся по большей части импортом, за которые нами предоплачено 100% — то заморожено достаточно больше количество денег. То есть мы закупили материалы и не можем их предъявить, это касается и уже выполненных отделочных работ. Нам не заплатят, пока из экспертизы не выйдет сметная часть. Но, надеюсь, в ближайшие две недели это случится, мы документы подпишем и деньги получим.

О долгах перед рабочими и поставщиками

— Перед рабочими у нас долгов нет. Есть ситуация, связанная с тем, что на разных этапах появлялись подрядные организации, которые привлекали рабочих. А эти подрядные организации могли привлекать свои субподрядные организации. И, может быть, на каком-то колене есть люди, которым не заплатили деньги. Мы уже много раз говорили об этом, но хочу повторить, что мы всем нашим подрядчикам платим вовремя и даже вперед, они у нас все на авансах. Если какие-то рабочие не получили денег, мы всегда готовы с ними здесь встретиться, вызвать подрядчиков и прояснить ситуацию. Мы с себя этой ответственности не снимаем, хотя по долгу с нашей стороны проблем нет.

Есть поставщики материалов, есть поставщики услуг. Перед поставщиками материалов я бы не сказал, что это долги. Часть поставщиков приобрела на свои деньги материалы для нас и не поставила их пока по причине того, что мы либо их не готовы укладывать, либо не хотим создавать задолженность. Это у них все лежит, и они считают, что мы им должны. Это справедливо. Мы постараемся с ними рассчитаться после подписания соответствующих документов.

Про санкции из-за сорванных сроков

— Это нас мотивирует. Есть штрафные санкции, не спорим. Мы отчетливо понимаем, что у нас других сроков нет, и знаем, как мы объект достроим. Отвечая на вопрос, можно ли было раньше построить, считая, что срок истекал в марте, наверное, если бы мы знали тонкие места заранее, возможно, учтя их, могли бы закончить. Но мы, к сожалению, собрали все форс-мажоры, которые могли, поэтому имеем то, что имеем. С другой стороны — променад получается хорошим. Мы его дорабатываем по ходу, в конце года мы его сдадим. И за него стыдно, даже с точки зрения сроков, я думаю, нам не будет. Не сильно «нахулиганили».

20161202_113146.jpg

О готовности променада

— Сваи выполнены все, шпунт выполнен, песок завезен в полном объёме, монолитные конструкции, которых у нас 23 тысячи, выполнены на 20,5 тысяч. Отделка променада — уже более 50%. При этом у нас все отделочные материалы закуплены и завезены. Сейчас все будет зависеть от скорости передачи фронтов, там есть определенные нюансы, и количества людей. Для укладки древесины и брусчатки нужны очень высококвалифицированные рабочие, их надо искать. В общем, процент готовности — порядка 85%. Но опять же это связано с тем, что есть определенные технологии, которые не позволяют параллельно участвовать во всех работах — монолитом и отделкой.

О планах намыть у нового променада пляж

Здесь планируется проект по устройству бун длиной 180 метров. Они позволит намыть пляж до 70 метров. Насколько я знаю, правительство над этим работает, и эта перспектива не такая уж и туманная. Это вполне реально. Здесь будет пляж минимум 55 метров, хороший, широкий. Здесь должно быть очень красиво.

Напомним, в июле 2016 года правительство Калининградской области расторгло контракт с предыдущим подрядчиком, почти на год задержавшим завершение объекта. После нового конкурса достраивать променад взялась компания из Санкт-Петербурга «Геоизол». Согласно условиям нового контракта стоимостью более 1,4 млрд рублей, все работы должны были быть завершены еще к марту 2018 года. В мае подрядчик заверил, что закончит объект в середине лета, однако этого не произошло, несмотря на отсутствие штормов. В конце октября депутат областной Думы Александр Орехов заявил, что строительство променада оказалось под угрозой из-за того, что его проект был отправлен на доработку, а рабочие остались без денег. Для разъяснения ситуации «Новый Калининград» направил информационный запрос заказчику объекта, которым является «Балтберегозащита». Как выглядит променад в настоящее время, можно увидеть в фоторепортаже «Нового Калининграда».

Текст — Максим Корончик, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград», ООО «Геоизол».



Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Кремль и большой предмет

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, что происходит, когда власти пытаются бить гражданское общество.