«Выводы неутешительные»: что ждет ангары на Балтийской косе

Все новости по теме: Память

Ангары аэродрома «Нойтиф» — одна из главных достопримечательностей Балтийской косы, признают региональные власти. Но около 20 лет назад эта достопримечательность оказалась в частных руках и с тех пор впечатляла туристов лишь своим постапокалиптическим антуражем. Вспомнили об ангарах, только когда собственник начал их разбирать. Местные жители забили тревогу и процесс приостановили, надолго ли — неясно. Но даже если строения удастся сохранить, что с ними делать дальше, не знает никто. Вопрос вынесли на обсуждение региональной Общественной палаты (ОП), за ходом дискуссии внимательно следили корреспонденты «Нового Калининграда».

О демонтаже ангаров бывшего аэродрома «Нойтиф» журналисты (а затем и региональные власти) узнали в конце ноября от местного жителя Сергея Дустина. Он сообщил в социальных сетях, что ангары «режут на металл». На следующий день губернатор Антон Алиханов уточнил, что собственник начал демонтаж без соответствующего разрешения и «за это он будет оштрафован». Снос приостановили, а инициативная группа попыталась предотвратить уничтожение комплекса самым очевидным для региона способом — обратилась в региональную Службу охраны памятников в надежде придать объекту охранный статус.

«Это не просто ангары, это большой комплекс инженерных сооружений авиабазы „Нойтиф“, который немцы построили в конце 30-х годов, а наша авиация использовала 50 лет — до 1995 года, — пояснила директор музея „Старый Люнет“ на Балтийской косе и один из инициаторов постановки объекта на учет Валерия Надымова. — Мы считаем, что ангары являются уникальными и необходимы для развития туристической инфраструктуры на Косе».

Глава региональной Службы охраны памятников Евгений Маслов подтвердил, что заявление такое в службу поступило в конце ноября, и составлено оно было грамотно. У экспертов есть 90 дней на принятие окончательного решения, его еще будут обсуждать на заседании общественного совета при ведомстве. Но каков будет вердикт службы — не угадать. Маслов подчеркнул, что «не каждый немецкий объект достоин стать памятником», а снос — еще не повод для включения в список объектов культурного наследия.

«Речь идет не только об ангарах, <…> речь идет о большой территории, инженерно-техническом сооружении, которое находится в различных формах собственности. Есть и частная собственность, причем не только у того лица, которому сейчас принадлежат несколько ангаров, и, конечно же, собственность Российской Федерации, пользователем которой является Министерство обороны. То есть история достаточно сложная. Так что ангары отдельно мы даже не будем рассматривать, тут комплексный подход», — сказал Маслов.

В частной собственности находятся 4 ангара из пяти. Разбирать пока начали только один из них, но собственник заявил о твердом намерении распилить на металлолом все четыре, пояснила Валерия Надымова. Ангарами владеет семья экс-депутата Госдумы Асана Нюдюрбегова. Как пояснил министр культуры и туризма региона Андрей Ермак, Нюдюрбегов купил их с аукциона около 20 лет назад.

«Муниципалитет, по-моему, торговал или область, они официально заработали, продав этот объект. Он не был объектом культурного наследия <…>. То есть сейчас он волен с ним делать все, что он хочет, — отметил министр. — Да, не произошло того, на что, наверное, рассчитывали люди, которые 20 лет назад продавали этот объект. Он не стал их восстанавливать, не стал делать там гостиницу, туристическую инфраструктуру, решил их распилить, расчистить площадку под что-то, пока неизвестно под что. Имеет право. <…> Мы должны уважать частную собственность», — пояснил Ермак.

По его словам, есть несколько вариантов сохранения объектов. Придание им охранного статуса означает, что снести ангары собственник не сможет. Однако ничто не помешает ему, например, поставить вокруг забор и брать с туристов деньги за их посещение, сказал министр. Забрать у него ангары можно будет, только если собственник будет систематически нарушать охранные обязательства, но этот процесс растянется на долгие годы. Еще один вариант — выкупить их в областную собственность. Сколько это может стоить — неясно. Как и непонятно, готов ли собственник в принципе рассматривать вариант с продажей своего имущества. По словам Надымовой, он уже неоднократно отказывался от подобных сделок, а цену всякий раз называл новую. Связаться с собственником ангаров или его представителями «Новому Калининграду» не удалось, не пришли они и на заседание общественной палаты.

«Во вторник Асан Нюдюрбегов был на косе, и один из наших местных жителей подъехал к нему, стал ругаться, почему это тут все разрушаешь. Тот сказал: забирай, 25 млн все ангары. Но я знаю, что если придет человек с 25 млн, он назовет другую сумму. Но во вторник конкретно он назвал эту», — сказала директор музея.

0d2687a8bfece5ad9cc7492441d25a68.jpg

Но даже если собственник решится продать кому-то ангары, у региональных властей должны быть серьезные основания для того, чтобы потратить бюджетные средства на такую покупку. «У области никаких денег, кроме денег налогоплательщиков, нет. Калининградцы должны сказать — хорошо, мы готовы заплатить за эти ангары. <…> Но правительство не занимается бизнесом. <…> Если мы его выкупим — мы должны четко понимать, что мы там будем делать. В условиях тех существенных ограничений, которые есть на Балтийской косе — режим и Министерство обороны и сумасшедшая логистика. То есть, чтобы там что-то построить — нужно возить [стройматериалы] на какой-то барже и с баржи перегружать это или возить паромом и опять что-то придумывать с погрузкой-разгрузкой. Это все существенные операционные расходы для инвестора. А это не единственная площадка, и инвестор при прочих равных будет выбирать совершенно другие площадки», — пояснил министр.

Как только объект станет памятником, его инвестиционная привлекательность сильно пострадает, у него появятся охранные зоны и огромное множество ограничений в использовании.

Инвесторы, заинтересованные в покупке ангаров, есть, утверждает директор «Старого люнета». Но предложить им пока совершенно нечего — это задача со множеством неизвестных. Двигаться, по её мнению, нужно в сторону «межсекторного партнерства». «В нем как раз задействованы государство, бизнес и некоммерческие организации, которые привлекают средства в виде грантов и всего остального. Когда эти три сектора работают, они друг друга идеально дополняют, и вот тогда возникают уникальные объекты», — пояснила Надымова и привела примеры таких объектов.

Похожее сооружение есть в Эстонии. Там построенную еще при Николае II летную гидрогавань в свое время превратили в музейно-театральный комплекс. Эстонская история похожа с балтийской, отметила директор музея. «Там был в 90-е годы частный собственник, и государство очень долго боролось за то, чтобы вернуть эти ангары в госсобственность. <…> Сейчас этот музей известен на всю Европу, хотя эти ангары уступают по всем своим внешним характеристикам нашей гидрогавани, нашим ангарам. Все это меньше в три раза», — сказала Надымова.

В качестве примера она также привела мыс Канаверал в США, который также является стратегическим объектом с кучей ограничений. «Там запускают космические корабли, идут разработки НАСА. Но там находится еще и заповедник и уникальный музейный центр им. Кеннеди, которым гордятся американцы и куда приезжают туристы со всего мира. Похожую структуру можно было бы запустить на всей косе», — отметила Надымова.

За это лето даже без особой туристической инфраструктуры Балтийскую косу посетило 100 тыс. человек, а музейный центр «Старый Люнет» насчитал за два последних года 10 тыс. туристов. «Все высказывались о том, насколько интересны ангары, и вообще все эти люди едут смотреть именно на них», — отметила Надымова.

Присутствовавший на заседании совета Сергей Дустин сказал, что в первую очередь необходимо сосредоточиться на сохранении объекта. Местные жители тоже боятся, что, как только ангары распилят, коса потеряет большую часть туристов.

«Кроме культурно-исторического вопроса существует еще и социальный вопрос. На косе живут порядка 800 человек. Когда был аэродром, инфраструктура, были рабочие места. Сейчас они в основном предоставлены сами себе. <…> Работы никакой нет, детские учреждения еле-еле существуют. И люди живут этим туризмом, пускай сейчас он в какой-то зачаточной форме, полудикий. Но все-таки туристы приносят хоть какую-то копеечку этим людям и как-то они там выживают. Если туристы уйдут с косы, жизнь людей станет существенно хуже», — отметил Дустин.

Выводы участники обсуждения сделали неутешительные. Министр культуры и туризма назвал ситуацию «малопрогнозируемой», а председатель комиссии ОП по культуре Виктория Корнева заявила, что судьба ангаров — «вопрос удачи». «Даже если объекту будет присвоен статус памятника, все равно нужны инвесторы, которые смогут сделать это место живым», — резюмировала она. Учитывая, что примеры удачного поиска инвесторов для исторических объектов в регионе в принципе можно пересчитать по пальцам, будущее перед главной достопримечательностью Балтийской косы вырисовывается совершенно безрадостное.

Текст — Алла Сумарокова, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»



Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Кремль и большой предмет

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, что происходит, когда власти пытаются бить гражданское общество.