Остатки роскоши прусского барокко: усадьба в Рощино в проекте «Пустые дома»

В 1697-1701 в Грюнхофе (сегодня посёлок Рощино) по указанию Фридриха Вильгельма I был построен роскошный дворец в стиле барокко. Спустя более чем 3 столетия, в 2007 году, по поручению Георгия Бооса сооружение получило статус объекта культурного наследия местного (муниципального) значения. В 2013 году рухнула треть здания. Чтобы посмотреть, что сегодня происходит с памятником культурного наследия, корреспонденты «Нового Калининграда.Ru» отправились в посёлок Рощино.

«Только была немножко гроза»
Вся прилегающая территория усадьбы, вместе с расположенными на ней прогнившими до неузнаваемости зданиями (некогда конюшни и другие хозяйственные помещения) и отдельным прудом, окружена искусственным каналом. Сегодня канал больше похож на длинное болото, полное разносортных отходов. Через него был проложен небольшой мостик, сейчас всё, что от него осталось — это три узких бетонных опоры. Небольшой участок канала засыпан, и по нему проходит брусчатая дорога.

После обвала одной трети здание выглядит так, будто на него упала авиационная бомба. У остальной, пока еще целой, части все окна и двери изнутри намертво заколочены досками и заложены кирпичом. Сквозь почти отсутствующую штукатурку по всему периметру стены виднеется старый красный кирпич. На каждом углу яркой синей краской начертано предупреждение: это «частная собственность».

Равнодушными к прусскому красному кирпичу не остались два местных жителя восточной внешности, которые старательно разбирали ломами и кувалдами куски обвалившихся стен. На вопрос, что они делают, один из них с выраженным акцентом рассказал, что им «начальник из Москвы дал команду расчищать территорию». На вопрос, что за начальник и приезжает ли он сюда, работник отрицательно покачал головой и продолжил выковыривать кирпичи.

На участке жилого дома, что в метрах 50 от руин, какой-то парень старательно укладывал красным кирпичом дорожку во дворе. Он, как и работающий неподалёку парень, молча помотал головой, показывая всем видом, что кирпич не с развалин. Однако через 20 минут, стало точно известно, кому нужен кирпич, аккуратно укомплектовывающийся работниками руин.

К месту обвала подъехал трактор с прицепом. В кабине сидел, как показала дальнейшая беседа, не слишком дружелюбный мужчина. Он рассказал, по чьему поручению расчищаются развалы. «Рубанов! Там его сын... Спортзал тут у него... Не знаете? Вот через него от московского владельца этого здания и отдаются распоряжения, — говорит водитель трактора. — Да, памятник архитектуры! Я знаю. Больше я ничего не знаю».

Местная жительница, которая живёт недалеко от усадьбы, рассказала, как обвалилась часть здания. «Я не знаю, почему оно обвалилось, потому что ветра не было. Только была немножко гроза... Ну а потом пасмурно было, где-то уже в два часа ночи. Смотрим... Громыхнуло и сверкает, — говорит она. — Думала, снова гроза. А на утро просыпаюсь, смотрю... В общем, половина здания вот так, как вы его видите». Женщина подметила, что раньше сюда каждый год приезжали туристы из Германии, а в этом пока «не было ни одного иностранца».

Другая обитательница посёлка, проживающая здесь ещё с 60-х годов прошлого столетия, сказала, что не знает ничего о «начальнике» из Москвы, а разговоры о нём могут быть простыми слухами. «Это всё разговоры, но я не отрицаю. Вон, сейчас какой-то мужик приехал расчищать, возможно, по команде этого покупателя из Москвы, — говорит женщина, постепенно переходя на тему местной администрации. — Ладно, памятник архитектуры, так у нас дороги нет! Недавно свадьбу соседи отмечали, так они за свои деньги и отстроили часть дороги. Мы всё пишем-пишем администрации, что даже мусорки нет и освещения дороги, а они всё обещают и обещают. Вот контейнер привезли, но наполненный забирать не хотят. А ещё тарифы повысили: недавно было 27 рублей, а теперь — 37».

Березин и Демонов
Глава администрации Ковровского сельского поселения Раиса Килинскене оказалась не такой многословной, как жители Рощино. Со всеми вопросами, касающимися усадьбы Грюнхельф, она вежливо направила корреспондента «Нового Калининграда.Ru» в кабинет заведующего сектором имущественных отношений Валерия Демонова. «Это усадьба которая? Ей, по-моему, Демонов занимался. Давайте я вас к Валерию Юрьевичу отведу», — сказала Килинскене.

Валерий Демонов оказался очень аккуратным и предусмотрительным человеком. Увидев перед собой представителей СМИ, он попросил подождать минуту, чтобы сходить в кабинет к Килинскене, которая только что привела корреспондентов к нему же, и спросить у неё разрешения отвечать на вопросы.

Вернувшись на рабочее место, Демонов начал рассказывать про ситуацию вокруг усадьбы. Он предъявил копию регистрации имущества. На документе отчётливо видна дата, прописка покупателя здания и имя владельца: «2004 год... Москва... Березин Александр Викторович (как физическое лицо)». Валерий Демонов отметил, что в 2007 году по указанию Георгия Бооса здание было включено в список памятников культурного наследия муниципального значения.

В тоже время Демонов подчеркнул, что при нарушении данного закона (особенности владения, пользования и распоряжения объектом культурного наследия, статья 48) в суд может обращаться исключительно муниципалитет, но «законом не предусматривается право собственника выкупать обратно такие объекты даже при нарушении его эксплуатации». Также он не скрывает, что поддерживает связь с собственником, и рассказал, что тот в скором времени должен предъявить некий бизнес-план по реконструкции усадьбы и основании на его месте гостиничного комплекса.

«Мы связались сначала с представителем этого хозяина, который даже соединил меня с самим владельцем, который сейчас находится в дальнем зарубежье и еще минимум, с его слов, 3-4 месяца будет там, — говорит Демонов. — Он объяснил, что в их планах с момента регистрации планировали гостинично-рекреационный комплекс с воссозданием и реставрацией внешнего облика здания и ландшафта прилегающей территории».

«Все тяготы вот этого дела лежат на муниципалитете. Нас могут обязать всё что угодно сделать», — сказал Демонов, добавив, что в целом по муниципалитету делается много, но для решения всех проблем не хватает финансирования.

Об усадьбе. Грюнхоф (нынешнее Рощино) является одним из старейших населённых пунктов на территории области, его история начинается с XIV века. Орденский двор, орденсхоф, в Грюнхофе впервые упоминается в документах в 1322 году как хозяйство, занимающееся разведением боевых лошадей. Здесь по указанию Фридриха Вильгельма I в 1697-1701 годах был построен каменный дворец в стиле барокко.

До 1816 года особняк принадлежал графу Денневицкому, чьё тело после его смерти было похоронено в Грюнхофе в восьмиугольном склепе-мавзолее. В 1851-1854 годах дворец расширился пристройкой с лестницей в башне и верхним этажом в стиле неоренессанса.

В 1946 году Грюнхоф был переименован в поселок Рощино. В советский период усадьба последовательно использовалась в качестве административного здания, профилактория, медпункта и клуба, в 1980 году в здании был магазин, а верхние этажи были жилыми. Как отмечают авторы краеведческого проекта «Prussia39.Ru», с 1995 года усадьба использовалась как перевалочный пункт для переселенцев, с 1999 года пустует и окончательно разрушается.

Постановлением правительства Калининградской области от 23 марта 2007 года № 132 усадьба Грюнхоф получила статус объекта культурного наследия местного (муниципального) значения.

Текст — Максим КОРОНЧИК, фото — Алексей МИЛОВАНОВ, «Новый Калининград.Ru».

Комментарии к новости

Свои люди в облдуме

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, зачем бизнесмены на самом деле идут в депутаты.