Испытано на себе: пешком в Литву по мосту королевы Луизы

Все новости по теме: Литва
Корреспонденты «Нового Калининграда.Ru» в минувшие выходные решили дойти до Литвы по мосту королевы Луизы через пункт пропуска «Советск-Панемуне», чтобы выяснить, трудно ли пересекать границу пешком, сколько это занимает времени и нужно ли вообще посещать Панемуне.

В Советск мы приехали, чтобы поближе познакомиться с бывшим Тильзитом, его историей и достопримечательностями. Пользуясь случаем, решили прогуляться до Литвы. Преимущества такого способа путешествия по сравнению с автомобильным очевидны: не нужно стоять в очереди в пункте пропуска и платить деньги за «зелёную карту». Местные жители рассказывают, что в старые добрые времена, когда между Литвой и Калининградской областью ещё существовал безвизовый режим, они ходили «на тот берег» частенько — продавали водку. «Можно было проносить пару бутылок, и я несколько раз в день ходила по мосту туда-обратно, — рассказывает бывшая советчанка. — Это было в середине 90-х. Времена сложные, денег нет, пособие на ребёнка мизерное, вот и зарабатывала как-то. Миллионов, конечно, не получалось, но на хлеб с маслом и питание для сына хватало».

Однако сейчас пункт пропуска не пользуется особой популярностью ни у советчан, ни у туристов. Мы подходим к железной калитке справа от ворот для автомобилей, неподалёку от магазина «дьюти фри». Перед нами никого. Пограничник быстро штампует наши паспорта и отправляет дальше на территорию пункта пропуска.

«Много людей, которые переходят границу в пешем порядке, у нас бывает по пятницам и понедельникам, — рассказывает начальник пограничного пункта пропуска подполковник Вячеслав Голованов. — В основном это жители Литвы, которые работают на предприятиях в Советске и округе. В понедельник утром они приходят сюда, в пятницу вечером возвращаются домой. Почти всю неделю живут тут».

По словам пограничного начальника, литовские граждане работают в России на законных основаниях — у всех есть разрешения. Кроме литовских работников советских предприятий, пунктом пропуска пользуются группы туристов. «Автобус привозит, они выгружаются, быстро проходят контроль, мост, и на другой стороне их уже ждёт литовский автобус, который везёт дальше», — рассказывает Вячеслав Голованов.

Он ведёт нас дальше по территории пункта пропуска в сторону моста королевы Луизы. Проходим мимо знаменитого жилого дома, оказавшегося прямо посреди пограничного перехода. Про дом ходят легенды, что каждое утро и каждый вечер пограничники специально поджидают его жителей, чтобы провести их по территории пункта пропуска в город. Оказывается, что история эта — не выдумка.

«В доме сейчас живут 10 семей. Они могут попасть в него или со стороны города, в обход, или пройдя под мостом. Но действительно предпочитают использовать путь через пункт пропуска. Наверное, потому что короче и удобнее», — показывает он на дорогу между домом и калиткой, ведущей в город. Калитка — для тех, кто приходит пешком с литовской стороны, около неё будка, в которой сидит пограничник и штампует паспорта. Но жители знаменитого дома проходят этот участок без паспортов.

«Их действительно по этой территории сопровождают сотрудники Пограничной службы. Когда к ним приходят гости, гостей сопровождают тоже. Это нужно, чтобы они случайно не ушли в сторону моста или не пошли на территорию пункта пропуска, — объясняет Вячеслав. — Семей не так много, и всех знаем в лицо». По его словам, несколько лет назад обсуждался вопрос о том, чтобы расселить дом, жильцам дать другое жилье, а в здании расположить административные помещения пограничного перехода. Но когда дошло до дела, выяснилось, что в доме успело прописаться какое-то очень большое число людей. «Я точно не знаю, сколько. Этим занимаются городские власти. Но говорят, что проблема именно в этом», — рассказывает Вячеслав Голованов.

Мы поднимаемся на мост. Его содержание — в ответственности российской стороны. Хотя граница проходит где-то посредине. В субботу он на удивление пустой. Мимо проходят несколько человек, которым тоже нужно в Литву. На реке Неман граница обозначена специальными вешками, есть даже нейтральная зона. Пограничный начальник рассказывает, что нарушений границы на реке со стороны контрабандистов на его участке не бывает: они «шалят» в других местах Немана, пытаются переправить в Литву сигареты и на плотах, и на лодках, и зимой на санях.

Идём по мосту, слева виднеется железнодорожный мост, по которому приходят поезда из «большой России». «Справа собираются строить новый мост через Неман, куда перенесут автомобильный пункт пропуска. Сейчас к месту, где будет мост, активно „ведут“ дорогу в обход Советска, — рассказывает пограничник. — Вроде как обещают построить мост в течение 2014 года… Предполагается перевести туда весь поток автомобилей, а здесь оставить переход для пешеходов и туристических или рейсовых автобусов».

Доходим до середины моста. «Мы ориентируемся на технологическое соединение. Здесь получается, что вы уже и в России, и в Литве», — показывает пограничник «шов» на мосту. Удивительно, здесь нет ни колючей проволоки, ни пограничного столба. Переходим на литовскую территорию. Совершенно такая же, как и российская. Мост завершается, и нас встречает литовский пункт пропуска. Стою перед железной калиткой, на которой надпись гласит, что разрешается вход только по одному. Следом за мной подходят двое пожилых мужчин. «Мы из Советска. В Литву идём погулять. Гуляем раз-два в неделю», — рассказывают они. Но об истинной цели их визита на соседнюю территорию остаётся только догадываться.

«Куда направляетесь?» — строго спрашивает молодой литовский пограничник. «Туда, — теряюсь я и машу рукой в сторону Панемуне. — Посмотреть». Пограничник иронически улыбается в ответ. Смысл его улыбки понимаем, когда попадаем в то самое Панемуне. Слева — закрытая почта, справа — закрытый банк, чуть дальше — закрытая закусочная. Проходим мимо более-менее цивилизованного мотеля-кафе. Однако там принимают только литы, по карточке расплачиваться нельзя. Двигаемся дальше. Вокруг несколько маленьких домов и ни души. Утыкаемся в какое-то странное строение, на котором написано, что это магазин подержанной одежды и мебели. Но он тоже закрыт. Находим наконец небольшой продуктовый магазинчик, такой же, как в наших небольших населённых пунктах — молоко, хлеб, колбаса. В нём литовское пиво по 2,90 лита. Фотограф возмущается, что такое же покупал в Ниде за 1,60. Женщина-продавец рассказывает, что магазинчик единственный в посёлке, по карточкам платить нельзя, только наличные литы, но обменника в Панемуне нет. «Банк закрылся 10 лет назад», — говорит она.

Пытаемся найти хотя бы одного жителя Панемуне. Встречаем женщину, которая моет крыльцо дома. «Туристы? Что вы, какие туристы тут, — удивляется она. — А мы тут живём, да… Куда деваться? А работы нет».

Возвращаемся на родину через литовский магазин «дьюти фри», который, как выяснилось, открылся полгода назад. Покупаю 1 литр «Мартини» за 29 литов (около 350 рублей). «В Панемуне нет ничего. Если вы хотите магазины, это надо ехать дальше, за 25 км, там большие магазины есть, но только продуктовые. За вещами — только в Клайпеду, наверное, — рассказывает продавец. — А доехать отсюда за продуктами можно на такси, там через дорогу стоят таксисты. Возят за 15 литов в один конец».

В «дьюти фри» внезапно скапливается очередь. Складывается впечатление, что некоторые жители Советска ходят в Панемуне только ради посещения этого магазина, потому что больше здесь, увы, делать нечего. На российской стороне нас встречают наши пограничники и выпускают в город через ту самую калитку, через которую ежедневно ходят домой жители дома, стоящего посреди погранперехода. Весь путь до Литвы и обратно занимает у нас меньше часа.

Текст — Оксана МАЙТАКОВА, фото — Виталий НЕВАР

Комментарии к новости

Свои люди в облдуме

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, зачем бизнесмены на самом деле идут в депутаты.