«Нужно понять, в какую страну вернулся»: интервью Рудникова после освобождения

Игорь Рудников. Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»
Все новости по теме: Дело Рудникова и Дацышина

В понедельник, 17 июня, Игорь Рудников вышел на свободу после девятнадцати месяцев в СИЗО. Суд счел, что журналист непричастен к вымогательству денег у генерала СК Виктора Леденева. Издатель по прежнему убежден, что против него устроили провокацию. Корреспондент «Нового Калининграда» поговорил с Игорем Рудниковым через пару часов после его выхода на свободу.

— Что чувствуете после вынесения приговора?

— Когда девятнадцать месяцев находишься за решеткой, тебе каждый день внушают мысль, что ты никто, не человек. Ты не знаешь, что произойдет в ближайшие полчаса-час, планировать что-то бесполезно. И все ожидания носят характер «все что ни делается, все к худшему». Поэтому когда прокурор попросил 10 лет строгого режима, я стал настраиваться на то, что будет срок. Я думал, сохранит ли судья требования прокурора, либо уменьшит срок на два-три года.

Я понимал, что это российский суд, система — и потому иллюзий не питал, а готовился к худшему. Когда был оглашен приговор и меня освободили, конечно, было совершенно неожиданно. Как будто родился второй раз. Ощущение нереальности. Мы так привыкли к тому, что в российском суде нет никаких шансов, поэтому сегодняшнее решение воспринимается как фантастика. В московских судах, в отличие от петербургского, меня не слышали. То, что сегодня произошло, очень-очень необычно. Но это, разумеется, не свалилось с небес. Все эти девятнадцать месяцев я и мои защитники бились за освобождение.

— Как прошел судебный процесс? Адвокаты рассказывали, что судья смогла обеспечить состязательность сторон.

— Нас слышали, нам давали возможность защищаться, что совсем необычно. Я мог задавать вопросы генералу Леденеву, а судья настаивала на том, чтобы он отвечал. Судья вела себя принципиально нейтрально. Давала возможность каждой из сторон заявлять свои требования и реализовать права. Все было внушающим надежду, но не верилось.

Этот суд позволил приоткрыть покров тайны, которой была окутана вся ситуация. Людей кормили только выдумками Следственного комитета, а потом прокуратуры. То, что на самом деле произошло, — это четко спланированная операция, спектакль. Я сейчас цитирую [генерала СК Виктора] Леденева — по его же словам, был разработан сценарий, каждое слово было тщательно отрепетировано. Любому человеку можно подсунуть все, что угодно, и смонтировать ситуацию как угодно. И потом это ненормально, когда руководитель следственного органа выступает как оперативный сотрудник.

— Когда вернетесь в Калининград?

— Хотел бы как можно скорее вылететь, но, к сожалению, мы приехали в «Кресты», они потеряли мой паспорт гражданский, и уже у них заканчивается рабочий день, а еще они теперь ссылаются на то, что надо получить у суда личное дело, поэтому говорят — приезжайте завтра утром. Поэтому буду ночевать в Петербурге.

— Собираетесь ли вы возродить газету «Новые Колеса»?

— Мне нужно понять, возможна ли работа в прежнем формате, будет ли востребовано издание в соответствии с требованиями нынешнего российского законодательства. Но я буду делать все, что от меня зависит, чтобы возобновить работу «Новых Колес», потому что я считаю, что есть в Калининграде люди, которым наш труд интересен, и нужна наша помощь. Но вообще сейчас трудно о чем-то говорить, я всего два часа на свободе.

— Что планируете сделать после освобождения в первую очередь?

— Ближайший план — увидеть родных и близких. Всех успокоить и поговорить с людьми, которые меня поддерживали. А так мне бы хотелось продолжить свою творческую, профессиональную деятельность, но я не знаю, что произошло в стране. За 19 месяцев многое изменилось. Приняты жуткие законы. Нужно понять, где я оказался и в какую страну вернулся.


Текст — Олег Зурман, фото Виталий Невар, «Новый Калининград»

Комментарии к новости

prealoader
prealoader

С легкой руки премьера

Замглавреда «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, как вероятно был поставлен рекорд хищения из бюджета.