«Зверство» и «провокации»: власти и зоозащитники о скандалах с отловом собак

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»
Все новости по теме: Жизнь животных

С апреля 2019 года в области заработало бюджетное учреждение «Центр для безнадзорных животных» (ЦБЖ), которое теперь занимается отловом, стерилизацией и временным содержанием бездомных собак. Спустя несколько месяцев в интернете начали появляться негативные отзывы о работе учреждения. Недавно в соцсетях опубликовали видео, где отловщики тащат пса за задние лапы. Пост наделал такого шума, что губернатору пришлось объясняться в своем «Инстаграме». «Новый Калининград» узнал, какие претензии к ЦБЖ есть у зоозащитников и что об этом думают в областном правительстве.

Еще накануне мундиаля-2018 областные власти заявили о намерении взять под свой контроль ситуацию с бездомными животными и создали новое бюджетное учреждение. ЦБЖ должно было не просто обеспечить реализацию программы «Отлов-Стерилизация-Вакцинация-Возврат» (ОСВВ), но и создать в области несколько приютов для содержания бездомных животных.

Ранее прокуратура, ссылаясь на несоответствие регионального закона федеральному, запретила выпускать псов обратно на улицу после стерилизации. Общественники же испугались, что содержать всех отловленных животных будет просто негде и власти начнут решать проблему радикально.

Создать целое ГБУ к лету 2018 года власти не успели, но нашли место под приют на территории муниципального предприятия на ул. Дзержинского в Калининграде. Приют временно передали общественной организации «Право на жизнь», которая на тот момент отрабатывала контракт по программе ОСВВ.

«Начали мы свою работу на самом деле еще до Чемпионата мира, когда нужно было найти площадку, подготовить её, оборудовать — это было сделано силами правительства, и за счет в том числе и внебюджетных источников, потому что мое министерство этим занималось», — рассказала министр сельского хозяйства региона Наталья Шевцова.

В феврале 2019 года председателю «Права на жизнь» предъявили обвинение в мошенничестве в особо крупном размере. В прокуратуре утверждают, что организация тратила на работу с животными не все полученные из бюджета деньги. В «Праве на жизнь» все обвинения отвергают.

Несмотря на уголовное преследование руководителя, «Право на жизнь» продолжило свою деятельность. Волонтеры навели порядок на выделенной им городской территории и отстояли приют, который власти решили закрыть после ЧМ-2018. В апреле 2019 года на этой территории и открылся новый «Центр для безнадзорных животных».

_NEV6087.jpg

В начале августа 2019 года на официальной странице в «ВКонтакте» регионального отделения другой общественной организации, «Альянс защитников животных», появился пост с негативными отзывами о работе ЦБЖ. В частности, зоозащитники утверждали, что в госучреждении крайне халатно относятся к процедуре стерилизации животных.

Спустя некоторое время по соцсетям распространилось видео, на котором отловщики тащат к машине собаку, держа ее на весу за задние лапы. Зоозащитники посчитали такое обращение «зверским». Комментируя ситуацию в своем Instagram, губернатор Антон Алиханов сначала сообщил, что это была вынужденная мера, поскольку собаку испугали сами горожане, которые пытались её отогнать.

В дальнейшей переписке с возмущенными горожанами глава региона заявил, что все внимание к этой истории зоозащитники привлекают ради «хайпа» и в надежде на то, что контракты на отлов и стерилизацию снова будут заключены с КРОО «Право на жизнь».

«Верните „Право на жизнь“ контракт!!!! Где наши 20 млн бюджетных рублей! Какого черта эти занято госучреждение, а не Наша контора», — так объяснил логику возмущающихся Алиханов.

«Новый Калининград» поговорил о скандальном видео и обвинениях в аффилированности с председателем регионального отделения «Альянса защитников животных» Ириной Лангинен.

— Что не так с работой отловщиков животных на этом видео?

— Мы специально не выискиваем что-то такое из ряда вон выходящее, а просто реагируем на вот такие случаи. То как они ловили — это грубый непрофессионализм — при людях, при детях, не дав собаке полностью заснуть... А потом еще начинают кричать, что она там укусила кого-то. Конечно, если собака не заснула и вы берете её за ноги... Получается, что вы просто калечите собаку — она еще не заснула и начинает дергаться, то есть она просто себе выворачивает суставы и рвет сухожилия. И просто в дальнейшем собака может остаться инвалидом.

— То есть это не невинный способ отлова?

— Нет. Мы все это специально показывали нескольким ветврачам. Они были в недоумении и спрашивали «Что это?». Я говорю: «Это у нас в городе!». Они говорят, а там что, не могут хотя бы ролики в «Ютьюбе» посмотреть о том, как надо отлавливать животных, как правильно их транспортировать. Зачем так издеваться-то?

— Какие еще претензии у зоозащитников к ЦБЖ?

— Например, они купили самый плохой и дешевый корм. Любые приюты обычно кормят «Чаппи» — он дешевый и калорийный. А тот, которым они кормят сейчас, отвратителен — некоторые собаки его просто не едят — и совершенно не подходит для зимнего периода.

Мы все время просим, чтобы сделали крышу у вольера на Дзержинского, потому что там пока все баннерами закрыто, еще от прошлой организации которые остались. Надо было как-то собак спасать, потому что ветер, дождь и снег — вольеры заливало. Но пока все так и стоит. Как они будут зимовать, вообще не понятно — будок нет.

Но наши главные претензии сводятся к тому, что нас не допускают к собакам, сославшись на карантин. Не пускают не всех: в ЦБЖ достаточно быстро поняли, кто больше всего в курсе — это старые волонтеры, которые приходили на территорию приюта на Дзержинского с самого начала его основания. Раньше мы имели доступ к собакам ко всем независимо от того, стерилизована она, на карантине... И проблем не было с тем, что собаки почему-то гниют (речь идет о проблемах после операции по стерилизации, — прим. «Нового Калининграда»). Почему — непонятно. Может метод работы врача как-то не подходит. То есть, конечно, в случае с хирургией, бывают на практике какие-то осложнения — шовный материал не подходит, аллергия на какие-то препараты. Но это единичные случаи. А чтобы так повально... это, честно говоря, ужасно.

— Это происходит с собаками, которые содержатся в самом центре, не с теми, которые уже выпущены на улицу?

— В самом центре. Нас туда не пускают.

— А как удалось тогда сделать эти снимки с оперированными животными?

— На фото в основном те животные, которых забирали оттуда кураторы. То есть, например, куратор ведет десять собак и всех их простерилизовать никаких денег не хватит. А тут предлагается бесплатно. Естественно, люди клюнули и надеялись, что все будет хорошо. И какие-то кураторы повели своих собак в центр на операцию, а когда забрали их, то поняли, что они гниют. Еще каких-то собак мы выловили на улице после их выпуска уже.

— А их уже выпускают? Запрещено же было возвращать стерилизованных животных в прежние места обитания.

— Уже нет. По-моему, с мая прокуратура разрешила выпуск животных. Поэтому ЦБЖ умудрился выпустить тех собак, которые практически год сидели на привязи. А собака, просидевшая на привязи такое количество времени, уже имеет мало шансов выжить в городе — она уже не умеет добывать себе пищу. Это получаются собаки из группы риска, которую можно назвать «смертники». Они даже умудрились выпустить нескольких особей, которые выросли на территории центра и вообще не знают города и бродячей жизни. После этого волонтеры как смогли и где смогли пособирали этих собак, кого-то удалось пристроить. Но есть и те, кто еще бегает по улицам.

— А бирки на уши этих выпускаемых собак продолжают вешать?

— Да, на ушах давно отловленных и выпущенных сейчас собак бирки с номерами КРОО «Право на жизнь». А центр уже вешает собакам бирки с буквой «Ц» в начале номера. Этих собак тоже сейчас можно встретить на улицах. Но их очень мало, потому что у них за все время работы, по-моему, к сегодняшнему числу только около 400 собак всего поймано и стерилизовано. Такое количество собак прошлая организация отлавливала, грубо говоря, всего за два месяца. А центр работает уже пять месяцев и как-то эту программу ОСВВ («Отлов-стерилизация-вакцинация-возврат») очень сильно запустил. Вы посмотрите, сколько сейчас собак на улицах бегает! Я прекрасно понимаю недовольных жителей нашего города, потому что в таких условиях, когда стаи эти бегают, никакой жалости к животным уже не рождается. И как люди могут гуманно относиться к собакам, когда боятся? На сегодняшний день собак не отлавливают, не стерилизуют, не пристраивают. Были случаи даже, когда у отловленной и выпущенной собаки с биркой были оставлены детородные органы, то есть она будет размножаться.

— Но как-то волонтеры сейчас все же попадают на территорию ЦБЖ?

— Только в том случае, если вы придете и скажете: «Я хочу выбрать собачку» — и тогда вас, может быть, пустят в вольер. А вообще, на вольере висит табличка «Карантин». Я, конечно, все понимаю, но карантин вечно длиться не может. Там что — чумная зараза? Если у них там содержатся собаки, привезенные из города для стерилизации, то понятно — для них нужен карантин. Но у них в этом же вольере содержатся собаки на ПМЖ, собаки, которые проходят лечение после стерилизации, щенки — там все скопом сидят. О каком карантине может идти речь?

— А вы знаете, сколько там сейчас в среднем содержится животных?

— В какой-то момент я знала, что их там порядка 140 собак находится. Кто-то потом утверждал, что их 180. Вот недавно у них вторая бригада отлова заработала, и говорят, что уже до двухсот. Нам сложно мониторить ситуацию, когда нас не пускают на территорию. На будки посадили десяток собак, которых мы видим своими глазами, но остальных-то мы не видим. Если мы просим из вольеров кого-то погулять, то они одних и тех же нам выводят, а других увидеть не дают.

— Как вы думаете, почему в государственную контору не устроились работать как раз те самые волонтеры, которые давно занимались отловом животных?

— Там оставался один опытный сотрудник, который работал еще в КРОО. И, в принципе, он какие-то свои моменты доносит до директора центра. Он в курсе всего, и человек в этой теме хорошо разбирается. Но мы так понимаем, что дано было распоряжение «не перенимать опыт старой организации», потому что они считают, раз уголовное дело на них завели, то, значит, они в чем-то виноваты. Но, извините, вина еще не доказана — суда не было, и разбирательства до сих пор идут.

— А что необходимо в нынешних условиях сделать, чтобы ситуация с отловом безнадзорных животных изменилась в лучшую сторону?

— Прислушаться к волонтерам надо, они плохого не советуют. Они могут от работы прежней организации взять лучший опыт и не брать негативный. Надо начать пускать волонтеров, изменить вообще отношение к неравнодушным людям, которые пытаются помочь. Есть чувствительные люди, которые обижаются, если им как-то нахамить, и больше не приходят.

Проблемы с квалифицированными кадрами возникают везде, и в центре возникают. Но есть у нас частные приюты, люди, которые могут помочь, поделиться своими знаниями и опытом, просто объяснить, как что надо делать. Но к ним не прислушиваются. Даже если брать в расчет тот же отлов животных. У ЦБЖ есть госзадание, по которому они вправе нанять субподряд, то есть они могут к третьим лицам обратиться, если сами не справляются. По каким-то причинам они этого не делают, хотя уже можно было договориться и с отловщиками, и с теми же государственными ветклиниками, чтобы возить туда на стерилизацию животных.

— Вас могут обвинить в ангажированности, в отстаивании коммерческих интересов организации «Право на жизнь», которая ранее занималась отловом собак на территории региона. Альянс имеет какое-то отношение к местным КРОО?

— Нет, альянс никакого отношения к «Праву на жизнь» вообще не имеет. Мы совершенно независимая общероссийская общественная организация. Мы сотрудничаем со всеми приютами. И с «Надеждой на жизнь», и с «Преданной душой», и с «Тим-Виллем». Просто «Право на жизнь» чаще фигурирует в истории с отловом, потому что они сами раньше этим занимались. Да, у них были нарекания, но не было такого количества собак и столько огрехов в работе.

Мы не работаем за деньги, но мы очень переживаем за животных. ЦБЖ получает деньги, и мы хотим верить, что они любят животных, и надеемся на сотрудничество. Но пока это одностороннее желание: мы идем на встречу, а нас отпихивают. У нас было два приема у Шевцовой, в областной Думе на приеме у Оргеевой. Мы все время даем свои рекомендации, но нас не слышат и дают все время одни отписки. Это очень противно, только числа меняются на этих отписках, а текст в них один и тот же. А ведь у нас область очень обособленная, и если бы все правильно делалось, то численность бездомных животных можно было бы очень легко регулировать. Но сейчас программа ОСВВ в регионе сорвана и надо начинать все сначала.

_NEV6435.jpg

Совершенно другого мнения о работе «Центра для безнадзорных животных» придерживается глава министерства сельского хозяйства региона Наталья Шевцова. ЦБЖ находится в непосредственном подчинении ведомства. По мнению министра, громкие скандалы в сетях — тщательно спланированные провокации «на камеру», а работа бюджетного учреждения хоть и не обходится без отдельных огрехов, но в целом эффективна.

«Я оцениваю [работу центра] положительно, потому что это очень сложная работа. И вы видите, как тяжело работать и чисто с психологической точки зрения», — пояснила Шевцова, отвечая на вопрос о критике работы учреждения в социальных сетях.

По её словам, на содержании в приюте ЦБЖ на Дзержинского сейчас находится порядка ста собак. Организация полностью выполняет все необходимые мероприятия в рамках программы ОСВВ. Все претензии зоозащитников к работе ветврача центра не имеют под собой никаких доказательств, отметила Шевцова.

В минсельхозе не отрицают, что подобные обращения иногда поступают, но они не носят массового характера. И даже в этих случаях однозначно говорить об ошибках ветеринаров не приходится. Некоторое время назад поступило сообщение о том, что в частную клинику привезли собаку, которую якобы прооперировали в ЦБЖ, но ей пришлось делать повторную операцию, поскольку детородные органы остались на месте. Так как собака была без бирки, то понять, находилась ли она ранее в центре, не смогли. При этом штатный ветеринар учреждения признался, что действительно однажды не стал стерилизовать поступившую в центр собаку.

«Врач, работающий хирургом в Центре безнадзорных животных, написал объяснительную записку. Он первичную операцию когда произвел, обнаружил недоразвитие матки. Для того, чтобы дополнительно не травмировать животное и не иссекать органы, которые являются частью организма, он его зашил, пробирковал и якобы сказал „оно может существовать в естественной среде не принося потомства“. Вот и вся история. Но было ли это то животное, о котором говорит врач центра безнадзорных животных, и то животное, которое появилось в другой клинике, мы, к сожалению, не можем понять. Вообще, хотели бы это выяснить», — пояснила Шевцова.

Случай с отловом собаки, который зоозащитники запечатлели на видео, министр считает заранее спланированной провокацией. Шевцова утверждает, что пес должен был уснуть после укола транквилизатора, но находящиеся поблизости люди его постоянно тревожили. Животное стало агрессивным и укусило сотрудника центра. Тогда и было принято решение тащить собаку к машине, не дожидаясь, пока она уснет.

«Видимо, вызвали как раз люди, которые как раз подготовились к этому. Я, честно говоря, не очень понимаю людей, которые постоянно пытаются заниматься этими провокациями, и в каких целях они это делают. <...> Как вы сами думаете? Если мы приехали на вызов, а нас уже ждет толпа людей с телефонами и видеокамерами! Как вам кажется, это подготовленный выезд или нет?» — возмутилась Шевцова. Незадолго до публикации видео с отловщиками глава региона пообещал решить проблему со «стаями агрессивных собак» в Балтийске, на которые жаловались местные жители.

В региональном минсельхозе уверены — число бездомных собак на улицах Калининградской области за последние несколько лет значительно сократилось. Министр считает, что такая положительная тенденция наблюдается во много благодаря ЦБЖ, поскольку количество отловленных учреждением собак «существенно растет».

«Не все так просто, как кажется на первый взгляд. Хорошо быть критиком. И тяжело быть человеком, который решает проблемы», — заключила Шевцова.

Текст — Екатерина Медведева, Алла Сумарокова, фото — Виталий Невар «Новый Калининград



Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Кремль и большой предмет

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, что происходит, когда власти пытаются бить гражданское общество.