Обувь русского мастера и еще 50 000 находок: что откопали археологи в первой крепости Кёнигсберга

Фото: Юлия Власова / Новый Калининград

В Калининграде в конце прошлой недели законсервировали при помощи излюбленного властями «повторного погружения в грунт» раскопанные археологами постройки крепости Фридрихсбург. Какие находки успели сделать специалисты и какие предварительные выводы по ним можно сделать уже сегодня, «Новому Калининграду» рассказал руководитель экспедиции петербургского Института истории материальной культуры Николай Боковенко.

Раскопки на улице Портовой на территории бывшей кёнигсбергской крепости (ее построил Великий курфюрст Фридрих Вильгельм по проекту придворного математика Кристиана Оттера), просуществовавшей с середины XVII века до 1910 года (тогда ее срыли и засыпали землей кёнигсбергские железнодорожники) археологи проводят с мая прошлого года. Место это знаковое не только для истории Кёнигсберга, но и для истории России, так как именно тут в 1697 году русский царь Петр I занимался изучением стрельбы из пушек.

Впрочем, русский след оставил не только самодержец. Во время раскопок была обнаружена кожаная обувь, сделанная выходцем из России, — и это примечательное событие, потому что такие находки здесь удается сделать нечасто. Как рассказала начальник камеральной лаборатории экспедиции Анастасия Кубрина, мастер тут жил и работал примерно в XVIII веке. «К нам приезжал ведущий научный сотрудник отдела славяно-финской археологии нашего института, доктор исторических наук Александр Курбатов, большой специалист по кожевенному ремеслу, — пояснила Анастасия. — На кожаной обуви, найденной нами, эксперт обнаружил особое тиснение, которое умели делать только русские мастера. Проще говоря, после обработки такими мастерами у кожи становилась другая поверхность».

«Он специалист широкого плана по кожаным изделиям, — подтверждает Николай Боковенко. — С ним мы копали в Новгороде, в Ивангороде и в Пскове. Сейчас нюансы по кожаной обуви выясняются специалистами. Понятно, что тут разные школы существовали. Возможно, даже отдельная русская школа какая-то была».

Кроме русской обуви археологам попадались и русские монеты. «Также в XVII-XVIII веках тут шла интенсивная торговля с датчанами и шведами. Есть печати и клейма разные, курительные трубки с интересными барельефами на внешней стороне», — добавляет Боковенко.

Что касается наиболее древних находок, то археологи откапывали и предметы периода неолита. «Встречаются отдельные скребочки, — говорит руководитель экспедиции. — Это обработанные кремниевые изделия, очень небольшие. Как они туда попали — непонятно. Возможно, здесь были какие-то временные стоянки неолитического времени. Но ничего ярко выраженного мы не нашли: ни жилищ, ни поселений. Возможно, это были рыбаки, которые изготовили пару орудий и уехали».

Всего на вскрытой территории крепости археологами было сделано около 50 тысяч находок периода XVII-XVIII веков. Среди них ядра и ядрища, картечь, кремешки от пистолетов и ружей, пряжки, пуговицы, ножницы, иголки, различные ножи, костяные вещи, шахматные фигурки, курительные трубки, большое количество монет (более 50), фрагменты керамики, гребешки, ложки-вилки, подковы, шпоры, замки. Значительную их часть планируется передать музею Мирового океана.

Кроме того, была обнаружена и обложка старинной Библии, украшенная тиснением.

«Находка представляет собой деревянную основу, на которую наложена кожаная обложка Ветхого завета, — поясняет Боковенко. — На ней есть надпись на немецком языке: „Summa über das Alte Testament“ (в переводе с немецкого „Краткое содержание Ветхого Завета“). На обложке сохранились латунные застёжки. Предварительно она датируется 17-м или началом 18 века». По словам Боковенко, найдена эта вещь была к западу от цейхгауза, находившегося в центре крепости.

«Также обнаружено большое количество наперстков, иголок и булавок. Видимо, тут много шили, в том числе амуницию (от нее в основном пуговицы и кокарды встречаем)», — добавляет археолог.

Он считает, что его экспедиция «получила хороший срез культуры XVII-XVIII веков». «Вещей было бы больше, если бы было нападение и ее [крепость] занял противник, но тут она медленно умирала, и мы находим только то, что было потеряно», — уточнил он.

Раскопки на сегодняшний день еще не закончились, однако на той части крепости, где работы успели завершить, раскоп консервируют, засыпают песком.

Говоря о постройках внутри крепости, Боковенко указывает на кирпичные столбы, опирающиеся на сложные деревянные конструкции, и каменные стены. Сейчас все это можно увидеть лишь на фотографиях.

«Мы вообще думали, что тут практически ничего не будет, но вот выскочило. И оказалось очень интересно. Конечно, все это можно было бы музеефицировать, — считает археолог. — Конструкция тут сложная: столбы стоят на дубовых балках, которые в воде стали только крепче, а под ними еще подпорки и сваи».


Деревянные сваи, как считает археолог, были забиты под более ранние строения.

«Возможно, это начало XVII века или даже XVI век. На них тут все держится. Может, на них какие-то ангары стояли. А уже потом на этом месте появился цейхгауз», — добавляет он.

Точной даты окончания раскопок Боковенко пока определить не может, хотя, по его словам, на руках у экспедиции открытый лист до весны. Сейчас администрации предстоит ломать современные частные ангары (их уже выкупили), под которыми раскопки продолжатся. «Сколько это займет времени? С одной стороны, все хотят, чтобы мы быстрее раскопали, а с другой — нам обязаны предоставить технику. Если непогода, нам обязаны укрытие организовать. Это обычная вещь. В Питере мы и зимой копаем, с тепловыми пушками. У меня сейчас открытый лист до марта 2024 года», — добавляет собеседник.

Находок, судя по всему, будет еще много, потому что на участке, к которому переходят археологи, располагались кирха и лаборатория (какая именно, предстоит выяснить: так это здание обозначено на старинных картах). «Внутри крепости была еще тюрьма, но она находилась в стороне улицы Железнодорожной. Сама крепость была каменно-земляной. К тому времени уже отказались от каменных крепостей, потому что их легко разбить ядрами. Земляной же вал просто гасил взрыв. Такая тенденция быстро распространилась по всей Европе. В Швеции, Дании мы можем увидеть то же самое», — пояснил ученый.

Текст: Иван Марков, фото: Юлия Власова / Новый Калининград

Нашли ошибку? Cообщить об ошибке можно, выделив ее и нажав Ctrl+Enter

[x]


Есть мнение: отрицание, гнев, торг, депрессия, увольнение Любивого

Обозреватель «Нового Калининграда» Денис Шелеметьев — о недосказанностях в деле экс-главврача БСМП.