В борьбе за свои участки калининградские садоводы рискуют собственной жизнью

Все новости по теме: Недвижимость
Параллельно с застройкой в центре города тихим сапом решается судьба многочисленных дачных и садовых обществ в черте Калининграда. Оно и понятно: скоро белых пятен на его карте уже не останется, и тогда железные ковши дойдут до его до самых до окраин. Пока же предприимчивые калининградцы просто скупают садовые участки, планируя в дальнейшем получить после перепродажи хороший куш. А на тех, кто не хочет расставаться со своими сотками мирно, оказывают давление. Не моральное - самое что ни на есть физическое.


«Нас давили бульдозерами!»

Так в прошлом апреле в садовом обществе «Август» разыгралась самая настоящая война. Последствия локальной бойни были ужасны и трагичны.

25 апреля возле садового общества собрались представители фирмы-застройщика, чиновники администрации Ленинградского района Калининграда и сотрудники милиции. Последних было около 30-ти человек. Цель представительной делегации была одна: сравнять участки с землей. Она была необходима для строительства дороги. Согласно Генплану застройки города.

- Лично на мой участок до того дня посягали уже несколько раз в марте и в начале апреля, - вспоминает пенсионерка Мария Александровна Кошелева. 70-летняя пенсионерка, малолетний узник фашистских концлагерей и ветеран труда сравнивает тот апрельский день с военным лихолетьем. - Сначала разнесли забор, сломали деревья, домик. Видя такое дело, те дачники, что жили поблизости, организовали дежурство. И вот 25 апреля мне позвонили и сказали срочно приехать в «Август». Наш председатель Николай Краснослободский попробовал с приезжими договориться.

- Я просил дать мне время, чтобы съездить к милицейскому руководству и просить его отозвать своих людей, - говорит Николай Иванович. – Помимо этого, я хотел съездить за документами, подтверждающими наш статус юридического лица.

- Краснослободского они обманули: пообещали, пока он будет ездить, подождать и до этого момента никаких действий не предпринимать, - возмущается Мария Александровна. – Но не прошло и пяти минут после его отъезда, как чиновница развернула бульдозеры в сторону наших участков. Жена Краснослободского Анна встала перед бульдозером, пытаясь преградить дорогу, а на нее пятеро здоровенных милиционеров налетели и оттолкнули. Врачи потом поставили ей диагноз – сотрясение мозга. Я туда сунулась, так меня трое оттаскивали: как они потом объяснили, из самых лучших побуждений. Они, мол, меня спасали от техники, а сами столько синяков насажали во время «спасения»! Краснослободскому-младшему сломали руку. Когда вернулся Николай Иванович, его сразу же затолкали в милицейскую машину, отвезли в отдел. Там ему стало плохо с сердцем. Как ни просили его сын и жена вызвать врача, в ответ слышали только одно: «Обойдетесь без «Скорой»!» Я возразила чиновнице: «Что вы творите? Вы хуже фашистов! Во время войны меня не расстреляли и не сожгли. Здесь милиция с пистолетами. Расстреляйте меня и бульдозерами закопайте!» А мне отвечают: «На вас пуль жалко! Вам же деньги предлагали!» Я говорю: «Вы мне предлагаете 6 тысяч рублей, а мой участок оценили в 86 тысяч. Но даже прежде чем такие деньги взять, я бы очень хорошо подумала. Я хочу ягодку съесть, петрушечку, воздухом подышать. Неужели я – ветеран труда, узник фашизма, живущая в области с 46-го года - не заработала этих соток?!»

Такой выходки от властей не пережила еще одна владелица участка Софья Мазурова.

- После этого беспредела с ней случился сердечный приступ, и ее положили в больницу, - говорит Краснослободский. - А в мае Софья Парфеновна умерла. Многие дачники после того случая опустили руки. Практически все они – пожилые люди, ветераны. У них нет ни сил, ни здоровья бороться. В результате из 218 участков у нас осталось 74.


Лакомые кусочки

Сейчас активных действий против дачников-бунтарей власти не ведут. Но в их отказ от намерений никто не верит.

- До сих пор уголовное дело по факту того самоуправства не закрыто, - говорит Николай Иванович. – Его возбудили, а потом приостановили. Ищут «группу неустановленных лиц», которая над нами тогда издевалась. Хотя все они – и сотрудники администрации, и милиция, и представители фирмы-застройщика, всего 29 человек - были опрошены. Но ответчиками так и не стали.

В прокуратуре нам ответили, что сделано это на основании «…п. 1 ч. 1 ст. 208 УК РФ – в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого».

- То, что земля нужна для строительства дороги – чушь. Первоначально дорога должна была пройти между двумя новыми домами, в стороне от наших участков. Но вдруг кому-то захотелось еще одну построить, на месте «Августа». Сейчас на участки наложили арест и запрет до решения вопроса в суде.

Сейчас рядом с сотками «августовцев» вновь кипит работа. Когда ковш экскаватора коснется самого дорогого для каждого садовода, никто не знает, но наученные горьким опытом дачники наготове.

Вся беда в том, что «августовцы» юридически не являются владельцами своих участков.

- Мы хотели оформить их в собственность, - поясняет председатель. - В 1996 году обратились в мэрию. Получили от г-жи Кондаковой, главного архитектора города в те годы, ответ, что можно взять землю в аренду на 49 лет, предварительно проведя инвентаризацию земель. Мы ее провели. А когда хотели начать оформление, Кондакова же нам и отказала: по ее словам, согласно Генплану, данная земля входит в промзону. Но когда по акту в 1981 году мы получали эти участки, они считались землями сельхозназначения. Их статус не изменился и по сей день.

- «Август» - очень лакомый кусочек. Рядом с нашим обществом проходят все коммуникационные сети, коллектор – все готово для подведения, скажем, к новому жилью. Но самое страшное то, что наша земля находится в зоне особого риска: рядом железная дорога. И все равно строят. А между тем дом, который совсем недавно заселили, уже «пошел» влево. Поэтому остальное строительство в этом месте заморожено. Тут при немцах было подземное озеро.

Уничтожение садовых участков – проблема не только «Августа». В товариществе «Янтарь» продано 90 процентов участков. По словам его председателя Валентины Галич, со свидетельствами на руках осталось всего 13 человек из 123-х. Эти 13 не нашли общего языка с покупателем. По Генплану по этим участкам пройдет дорожная развязка. Понятно, что владельцы участков хотят получить за свою землю по максимуму. Однако вторая сторона предлагает только половину от желаемой суммы.

- Наши сады еще задолго до продажи были запрограммированы под снос, - убеждена Валентина Федоровна. – Когда к нам впервые пришли покупатели, мы поинтересовались, как они к нам попали. А нам ответили: «Сходите к председателю горсовета и спросите. Он вам на все вопросы ответит. Все дачные участки расписаны за инвесторами. И только вопрос времени, когда они придут к садоводам». И посоветовали решать вопросы мирным путем. Потому что если дело дойдет до суда, Фемида будет на стороне власти.


А что власти?

Мы обратились к главному архитектору города Александру Башину с вопросом: так какова же судьба садовых участков, находящихся в черте города? Ответ поразил:

- В соответствии с Генпланом территории садоводческих товариществ в черте города отнесены к зонам садоводства с перспективой реконструкции в зоны жилой застройки (в основном, индивидуальной). В настоящее время земельные участки в садовых товариществах предоставлены гражданам для ведения садово-огородного хозяйства, с правом строительства жилого дома, но без права регистрации в нем. В случае изъятия территорий для муниципальных нужд (строительство объектов транспортной и инженерной инфраструктуры и т.д.) земельным законодательством предусмотрена процедура выкупа земельных участков.

Складывается впечатление, что Александр Владимирович дальше своего кабинета не выходит, и что делается на окраине города, ему неведомо. А потому он не в курсе, что в результате «изъятия территорий для муниципальных нужд» как минимум один человек уже отправился в мир иной. Ведь первоначально «августовцам», к примеру, объясняли, что их садовые участки мешают строительству авторынка и супермаркета по продаже строительных материалов.

Возможно, главный архитектор еще и потому пребывает в неведении, что статистика по количеству садоводческих товариществ за последние 17 лет… не изменилась!


Что делать?

По словам председателя областного Союза садоводов, в черте города как было 72 общества в начале 90-х, столько их и осталось. Но Анатолий Дмитриевич в курсе тех проблем, которыми живут калининградские дачники. И считает, что выход из положения есть.

- То, что случилось с «августовцами», было в свое время в товариществе «Дружба-2». Участки двух несговорчивых калининградок пострадали от бульдозеров покупателя. Женщины в поисках истины дошли до президента. В результате каждая из них отсудила у застройщика почти по полмиллиона рублей в качестве компенсации за причиненный материальный и моральный ущерб и за упущенную выгоду.

- Мы же со своей стороны можем предложить членам нашего общества полную юридическую поддержку как на ранней стадии (сбор необходимого пакета документов), так и последующее представительство в суде. Главное – не запускать.

Редакция готова предоставить телефоны для связи с областным Союзом садоводов.
Источник: Янтарный караван

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.