Большие тревоги малого бизнеса: как приставы должников на рынке искали

Все новости по теме: Долги
Судебные приставы наведались на один из калининградских рынков, чтобы призвать к ответу предпринимателей, которые упорно не желают платить всевозможные взносы, налоги, кредиты и сборы. Должники среди торговцев и правда отыскались. Только вот не проникнуться сочувствием ко многим из них оказалось непросто. За рейдом приставов наблюдали корреспонденты «Нового Калининграда.Ru».

Как только в узких рыночных проходах появляются люди в зеленых форменных рубашках, несколько продавцов тут же решают устроить себе маленький выходной. Пара павильонов захлопывается прямо перед носом у незваных гостей. Те, кто сворачивать торговлю не торопится, поглядывают на визитеров с явным неодобрением.

Приставы «пробивают» по общей базе фамилии предпринимателей. Первое совпадение получаем почти сразу — у павильона с пикантным нижним бельем любых размеров. Немолодая женщина за прилавком начинает испуганно названивать хозяйке — та задолжала в пенсионный фонд почти 7 тысяч рублей страховых взносов. Выясняется, что, как только приставы появились в поле зрения, она уже связывалась с владельцами бизнеса, и те сообщили, что некий Роман уже несется оплачивать долг. Но проходит несколько минут, а телефон предательски молчит. Продавец бессильно разводит руками.

Сцену прерывает один из приставов, который зовет журналистов в соседний павильон — его хозяйка внезапно скрылась в неизвестном направлении, бросив на произвол судьбы широкий ассортимент женских юбок и кофт. Долг — 37 тысяч, на женщину заведено 9 исполнительных производств, в основном за неуплату налогов. Когда приставы уже начинают посматривать на товар с крепнущей решимостью его арестовать, беглянка возвращается. Заметно волнуясь, миловидная брюнетка признается, что долги у нее действительно есть, но какая сумма — не знает. Некоторые производства, что называется, «с бородой», и последствия просрочки не слишком приятны. Например, к смехотворной сумме в 68 рублей теперь прибавится исполнительский сбор, из-за чего она превратилась в 1068 целковых. Выяснив, что одежда, которой она торгует, с минуты на минуту окажется у приставов в заложниках, бизнес-вумен молит об отсрочке.

«Ну дайте мне 2–3 дня, я все оплачу!» — просит она.

«Вот будет у вас 10 дней на обжалование ареста имущества, и за эти 10 дней вы выплатите всю сумму задолженности», — предлагает пристав.

«Но если вы арестуете товар — с чего я заплачу, я же не смогу его продать!» — резонно замечает женщина. Аргумент весомый, так что приставы решают все же дать должнице тайм-аут и обещают навестить ее через пару дней.

«Я снимаю квартиру, у меня дочь-студентка, учится в Литве. А я не могу разорваться, а еще эта долбаная палатка! — хватается за голову женщина, когда остается с корреспондентом „Нового Калининграда.Ru“ наедине. — 22 с лишним тысячи в месяц аренда! Где взять эти деньги? А выручку показать — смешные суммы, бывает, неделями просто так сидишь, бывает — одну „тряпку“ продашь, две. Аренду платить, за товаром ехать, за квартиру платить — 18 тысяч за квартиру я плачу! Блин, да была бы возможность, я б заплатила эти налоги!». Уже почти плача, представительница всеми поддерживаемого малого бизнеса уверяет, что занимала деньги у знакомых, чтобы заплатить взносы в пенсионный фонд. Налоги она якобы тоже частично оплатила, так что нужно найти где-то еще около 10 тысяч, а не 37, как говорят приставы.

«Вот поэтому многие и продают павильоны, — вздыхает „злостная неплательщица“. — С начала дня я ничего еще не продала. Народу нет совсем. Вот рядом распродажа — по закупочной цене продают, чтобы продать палатку и уже от нее избавиться — так никак! Уже 3 месяца продают! И я сижу так же здесь — как я продам?». (К слову, количество пустующих павильонов действительно одним рейдом не объяснить, и покупателей совсем немного).

Хозяйка того самого павильона, где полным ходом идет распродажа, в базе тоже оказывается. Как поручитель по просроченному банковскому кредиту в 800 тысяч рублей. Ценники всех товаров (те же юбки, блузы и белье) действительно указывают на скорую ликвидацию. За прилавком — снова женщина, на вид лет 60-ти. Услышав сумму долга, она в изумлении замирает и начинает горячо уверять приставов, что никаких кредитов владелица торговой точки не брала. На вопрос «а откуда вы, собственно, знаете?» отвечает, что должница — ее невестка. Дозвониться до родственницы пожилой леди удается моментально. Оказывается, что поручительницей та действительно выступала, года 2 назад (за что свекровь, кстати, еще тогда «пилила» и сына, и его жену). Выясняются и невеселые причины тотальной распродажи. Семье срочно нужны деньги на операцию для пожилой матери владелицы павильона. Продается бизнес и правда со скрипом. «Раньше неплохо шло, но в последний год стало сложновато. Аренду увеличили, и покупатели немножко так кризис почувствовали», — сетует продавец.

Рейд, продолжается. Есть долг и у хозяев палатки с детскими игрушками (2,5 тысячи), и у торговцев парфюмерией (страховые взносы в пенсионный фонд). Тут кто-то замечает, что за приставами тенью ходит молодой человек и старательно описывает каждое их движение по мобильному неизвестному собеседнику. Попытки поймать и расспросить соглядатая заканчиваются провалом.

В этот момент разгорается мини-скандал напротив «сдвоенной» палатки с мужским нижним бельем, женскими колготками и духами. Продавщица буквально грудью встает на защиту хозяйки, за которой числится долг в 18 тысяч. Тщательно записав фамилии и должности приставов, она звонит «шефу». Та клятвенно обещает явиться в отдел сегодня же, и товар решают пока не арестовывать. Немного отошедшая от шока продавец тем временем тоже жалуется на то, что бизнес едва дышит. «Оборот еле-еле покрывает аренду. Вот я здесь около года работаю, за это время рынком ничего не сделано для того, чтобы улучшить условия нашей работы. А аренда уже выросла, — утверждает она. — Отопления зимой нет, люди мерзнут, обогревателями пользоваться нельзя, за это штрафуют. Денег нет тут ни у кого больших. Бывают дни, когда никто ничего не покупает. Вот бывает, что я вышла на работу, мне ж обязаны платить зарплату, а ее не с чего платить. Кто-нибудь купит лак для ногтей за 50 рублей за целых 11 часов, и все. Получается, что я тут сижу и просто охраняю павильон». Тут же в разговор охотно вступают и люди за соседними прилавками — беды у всех общие, малому бизнесу здесь явно приходится несладко.

Рейд уже подходит к концу, когда у одной из палаток база вновь выдает совпадение. Правда, здесь дело заканчивается общим весельем, когда приставы озвучивают год рождения потенциальной должницы. «Да вы что, какой 71-й! Ей 62 года, вы смеетесь? — откровенно забавляется продавец, — ой, я ее обрадую, она будет очень довольна!».

Уже на выходе с рынка приставов догоняет одна из их сегодняшних визави (та, у которой невестка-поручительница). Триумфально размахивая телефоном, она сообщает, что дети только что были в банке, и там их уверили, что долг давно погашен. Приставы улыбаются, но просят все же прийти в отдел с подтверждающими документам. А вот продавцу первой из сегодняшних торговых точек повезло меньше — она до хозяйки дозвониться так и не смогла. Чтобы защитить белье от ареста, пожилая женщина решается отдать приставам 7 тысяч из своего кармана. Остается надеяться, что деньги эти к ней все же вернутся.

Текст — Алла СУМАРОКОВА, фото — Виталий НЕВАР

Текст: Алла Сумарокова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.