"Дедовщина" оказалась страшнее тюрьмы

Кража со взломом

Пока двое молодых солдат одной из воинских частей Балтфлота, двое Сергеев - Мостович и Перминов - терпели «неуставняк» со стороны старослужащего Алексея Грачева, жить было трудно, но кое-как можно. Однако, когда вконец затуркавший их «дед» повел взламывать комнату, где хранились личные вещи одного из офицеров подразделения, дело запахло Уголовным кодексом.

Впрочем, кулаки Грачева обоим салагам в тот момент казались гораздо страшнее тюремной шконки. Взятое барахлишко они послушно толкнули скупщикам краденого, с которыми «дед» имел устойчивые контакты. Выручку - целых 800 рублей - понятное дело, принесли Грачеву. Но тому оказалось не до денег. Неожиданно восторжествовала справедливость, и поклонник худших традиций отечественных Вооруженных сил угодил под следствие. На радостях Мостович и Перминов распорядились деньгами, как умели. Один купил дешевенький мобильник, чтобы почаще звонить постоянно болевшей матери, другой и вовсе элементарно проел свою долю, дорвавшись впервые за долгое время до сладкого. И тут следствие по фактам неуставных отношений докопалось и до совершенной кражи…

Надо отметить, военный следователь оказался человеком проницательным. Поняв, что салажата попали под уголовную статью во многом не по своей вине, предложил оптимальный выход из ситуации. Мостович и Перминов официально мирятся с потерпевшим капитаном, выплачивают ему обусловленную компенсацию и, несомненно поумнев, продолжают служить. Грачеву такой вариант все равно не светил, ибо за ним числились многие другие «подвиги» (за которые в итоге «дед» получил 8 месяцев дисбата).

Обокраденный офицер тоже не захотел ломать мальчишкам жизнь, поэтому их извинения и 10 тысяч рублей в счет морального и материального вреда принял. После чего при свидетелях заявил, что прощает солдат и претензий к ним больше не имеет. В военный суд капитан написал соответствующее официальное заявление.


Простить нельзя судить

Каково же было удивление адвокатов Мостовича и Перминова, когда на предварительном судебном заседании выяснилось, что, кроме них, никто не в курсе примирения сторон! Когда же на этот факт было указано, представитель военной прокуратуры высказался категорически против прекращения уголовного преследования незадачливых тезок. Дескать, прекращать - так в отношении всех трех фигурантов, или не прекращать ни против кого из них.

- Между тем одним из постулатов уголовной практики РФ является принцип экономии принудительных средств, - объясняет Мария БОНЦЛЕР, защитник Мостовича и Перминова. - В соответствии с ним уголовное наказание включается лишь тогда, когда исправить содеянное другими средствами нельзя. Здесь же правонарушители загладили свою вину. Нужно помнить и то, что на преступление они шли под давлением Грачева.

Тем временем областной Комитет солдатских матерей уже направил материалы этого дела в программу «Судебная защита» Европейской комиссии. В качестве примера… успешного сотрудничества общественности и правоохранительных органов в достижении справедливости по отношению к жертвам неуставных отношений.
- Нас постоянно обвиняют в стремлении показывать военное правосудие в черном свете, - говорит Бонцлер, по совместительству являющаяся еще и председателем КСМ. - Поэтому мы все время ищем и стараемся популяризировать положительные примеры из этой области. Но из-за странной, на наш взгляд, позиции военной прокуратуры может получиться, что положительный пример обернется примером отрицательным. И опять будут «солдатские матери» виноваты?
Источник: Комсомольская Правда - Калининград

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.