Светящиеся кролики. Художники начали играть в опасные генетические игры

Квадратные помидоры, прямоугольные коровы и прозрачные свиньи – такими могут стать картины будущего. А все потому, что западные художники заразились идеями, которые до недавних пор волновали только генетиков. «Искусству нет границ», – заявили они и начали создавать произведения, основанные на генетических метаморфозах. К счастью или к сожалению, в России пока ничего подобного не происходит.

Два года назад американские СМИ заявили, что в семье художника Альфреда Стокера живет «арт-кролик». В принципе этот кролик похож на всех своих собратьев. Единственное его отличие – он светится в темноте и этим сильно радует детей. Тогда-то все и заговорили о «трансгенном искусстве». Суть его в том, что художники вторгаются в биологический организм на уровне ДНК и изменяют его, как говориться, исключительно «для красоты». Правда, последующие сообщения о собаке, у которой вместо шерсти растет трава (соответственно, и стричь ее можно как газон), доказали, что все инсинуации насчет кролика – не более чем газетная «утка».

Шутки шутками, но современные художники всегда реагировали на общественные мифы раньше всех. То, о чем еще только задумывались ученые, становилось достоянием экспериментальных галерей и видео-опытов.
Цветочный гибрид Джорджа Гессерта.
Цветочный гибрид Джорджа Гессерта.
Еще задолго до того, как слово «клон» стало модным и почти обыденным, отец поп-арта Энди Уорхол «клонировал» изображения Мэрилин Монро и Ленина. Братья Чепмэны делают скульптуры мутантов. Не говорю уже о бесчисленных голливудских фильмах про мутантов и жертвах генетических ошибок («Муха», например).

То, что раньше осуществлялось чисто виртуально – в концептуальных фантазиях или на экране, – сегодня неожиданно обрело реальные формы. Вплоть до того, что даже сами художники стали опасаться своих же идей. В прошлом году нью-йоркская галерея «Exit», всегда берущая самые актуальные темы, провела выставку «Рай сейчас: рисуя генетическую революцию». Именно на ней были показаны картины будущего – квадратные помидоры, прямоугольные коровы и прозрачные свиньи (композиция «Ферма-2000»). Так или иначе, большинство знаменитых художников попросту отшутились на тему клонирования и генетических мутаций.

Однако нашелся целый ряд художников-ученых, которые обратились к генетике вполне серьезно. Самый яркий пример – Джордж Гессерт, который начал выводить на молекулярном уровне новые гибриды цветов. Его синие орхидеи и ирисы с морскими узорами на лепестках были представлены даже в лондонском Музее науки. Они вызвали немало умильных отзывов. Почти ни у кого не возникло желание запретить подобные опыты. Более настороженно арт-сообщество отнеслось к трансгенной картине бразильца Эдуардо Каца: он облучил органические молекулы ультрафиолетом, а потом в питательной среде «нарисовал» ими автопортрет. Особую реакцию вызвал созданный им же искусственный геном, который содержал закодированную фразу из Библии (о том, что Бог создал человека для власти над землей). Примерно по тому же пути идет калининградский художник Дмитрий Булатов, который создал настоящий центр «БиоМедиале» и ведет активную пропаганду трансгенных опытов: он окрашивает в разные цвета
Кактус Дмитрия Булатова.
Кактус Дмитрия Булатова.
кактусы и головастиков и выставляет их в качестве объектов в Центре современного искусства.

Художница из Португалии Марта Диминизиш просто изменяет рисунок на крыльях бабочек, а потом на огромных экранах демонстрирует, какие узоры прибавились у махаона. Другой художник, Брэндон Балленже, оставив видео- и компьютерную графику, с конца 90-х годов полностью сосредоточился на разведении амфибий. Его наиболее амбициозный проект последних лет, осуществляемый совместно с группой биологов, – попытка возродить карликовую африканскую когтистую лягушку, находящуюся на грани вымирания.

Никто точно не знает, как далеко можно зайти ради искусства. Может ли возникнуть такая ситуация, что в мастерской художника появится новый Франкенштейн? На всякий случай гильдия американских галеристов объявила мораторий на «биологические объекты» в качестве арт-объектов. Такие вещи можно показывать исключительно в музеях науки или в специальных центрах. В России пока никакого подобного соглашения нет. Впрочем, в России (кроме одной лаборатории в Калининграде) нет и самого трансгенного искусства, хотя неоднократно предпринимались попытки выставить в галереях или музеях модифицированные продукты в качестве экспонатов.
Источник: Новые известия

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.