«Убить строителя»: что говорили Цуканов, Масляков и Гусман о КиВиНе

В среду организаторы фестиваля «Голосящий КиВиН» в лице сразу двух Александров Масляковых и бессменного члена жюри, прославившегося своей строгостью, Юлия Гусмана, побеседовали с журналистами о предстоящем мероприятии. Корреспонденты «Нового Калининграда.Ru» сосчитали, сколько раз прозвучали слова «свить гнездо», узнали, как послали врио губернатора Николая Цуканова и как ему хотелось убивать строителей. А также послушали шутки главного КВН-щика страны.

Врио губернатора Николай Цуканов признал, что его «собственно, послали» при первом предложении перенести КиВиН в Светлогорск.

Первым делом Николай Цуканов радостно оповестил всех о том, что здание Театра эстрады, а ныне «Янтарь-холл» уже сдано в эксплуатацию (получается, что месяц назад команды КВН соревновались за кубок губернатора области в не введенном в строй здании). Это было первое упоминание уже привычной фразы о том, что «КиВиН свил свое гнездо». Позднее ВРИО губернатора все же пошутил о том, что «ты не ввел объект, если не хотелось убить строителя». Затем прозвучали благодарственные слова от главы международного союза КВН Александра Маслякова-старшего.

«Спасибо большое за то, что… Но мы еще не свили здесь гнездо. Мы только начинаем его вить. И хотелось бы его свить и оказаться с постоянной пропиской в этом замечательном центре», — высказался Александр Васильевич и тут же признался, что ему не особенно нравится название «Янтарь-холл». Однако сразу же оговорился, что это «мнение постороннего». 

«При запуске любого объекта еще с советских всех времен было много народу и три главных участника. Это представитель власти, представитель тех, кто это делал, и представитель народа. Как правило, это ветеран стройки, который помнит еще, как забивали первый костыль на железной дороге. Вот я тот ветеран», — начал было речь Юлий Гусман. «Ты тот костыль, который будут забивать», — перебил его Масляков-старший под смех собравшихся.

Вопрос журналистов о руководителе будущего «Янтарь-холла» все еще остается без ответа. В очередной раз подчеркнув, что важнее не форма, а содержание, врио губернатора вспомнил об Иосифе Пригожине, который «приедет посмотрит, если у него будет время». Тут же Николай Цуканов продолжил тему того, что все ещё может состояться перенос «Новой волны».

_NEV2583.jpg

Масляков: я немножко вампирствую

От вопросов организации журналисты перешли к вопросам фундаментальным. А именно: считает ли себя Масляков-старший ни много ни мало — символом КВН. «Да бог с вами. Да, я достаточно пожилой человек уже. И недавно стукнуло 50 лет, как я существую на телеэкране. Это много, оглядываться даже страшно. Так долго на телеэкране мало кто живет. Относительно символа — мне просто повезло в телевизионной карьере. В основном я встречался с молодежью в самых разных передачах и в главной передаче, к которой я имею отношение — КВН. И мне неудобно укутаться в плед и сесть в уголок. Я немножко вампирствую, честно, глядя на молодежь. Но символ — это страшно. Если признать, надо сесть и закрыть рот», — парировал Масляков, подчеркнув, что ему приятно подобное сравнение. Также Александр Васильевич не преминул отметить, что Калининград — Россия, а значит — Родина. И сразу же извинился за пафос, отметив, что таковы его ощущения.

«Плюс с том, что это Родина. Слово Родина перебить, извините за пафос, ничем нельзя. Другое дело, что в той же Юрмале мы провели 20 лет, 20 фестивалей. Мы там оказались, когда она вся из себя независимая, провозглашенная. Мы приехали — там заколоченные дачи, полусожжённые домики, абсолютный ноль во всем. Когда мы заходили в какую-то лавку, нам говорили: „Спасибо, что вы привезли КВНщиков“. И все там было наработано», — вспомнил Масляков-старший. Тут уже Юлий Гусман в очередной раз упомянул о том, как КиВиН может «свить гнездо в Светлогорске» и сделать его центром Балтики.

_NEV2562.jpg

Про ласточек и бронтозавров

Также гости признали, что пока в регионе их не рассмешило ничего, даже погода. «Меня пока ничего не насмешило. Но здесь мне кажется все очень милым. Это замечательный край, не потому, что я льщу. И я надеюсь, что это не первая ласточка, но летающий такой бронтозавр…» — начал было Юлий Гусман. 

«О, господи! Ну альбатрос сказал бы, — перебил его Александр Васильевич, — красиво же!»

«Ну, альбатрос мало, а нас 21 команда приехала», — пояснил Гусман.

«Я бакинец, у нас до +27 не купаются вообще. А тут утром я вышел к окну, а там буря небо мглою кроет. Ужас что творится. И какие-то люди уже купаются. И не супермены, а какая-то тетка. Я хотел ей прокричать, чтобы она вернулась, иначе я не смогу ее спасти. Но она не слышала и пошла хрюкать в море, а я пошел дальше спать», — поделился впечатлениями Юлий Гусман.

Фан-зона, уже появившаяся на променаде Светлогорска в одном из кафе, оказалась подготовленной не для зрителей, а для участников КиВиНа, пояснили организаторы. «Для себя, веселиться, развлекаться, выпускать пар. Это у нас всегда выделяется какой-то вольер отдельный, где они могут существовать», — пояснил Александр Васильевич. «В наше время таких не было. Мы сидели в загоне. Вот сейчас демократия. Еще 50 лет не прошло, все стало хорошо», — подчеркнул Гусман с улыбкой.

Не обошлось и без вопроса о том, что КВН уже не такой смешной, каким был раньше. В ответ на это Масляков-старший признал, что игры изменились, но подчеркнул, что его радуют эти перемены, и призвал не забывать о «старом КВНе». Его поддержал и строгий член жюри Юлий Гусман: «Как в песне, цветы из-под асфальта, когда, казалось бы, что все придумано, но снова прорастают эти цветы, и снова приходят в эту школу первоклашками, а потом Александр Васильевич со своей малюсенькой командой делает то, что в результате называется лучшая телевизионная затея. Другой такой за всю историю СССР и России пока не было», — высказался Гусман, после проникновенной речи подчеркнувший, что за нее ему заплатили 40 рублей. На том и разошлись.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Алёна Пятраускайте

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.