Мытарства по-калининградски: как живёт победившая кому 10-летняя девочка

Вика Петрова после комы в декабре 2014 года
Все новости по теме: Проект «Благое дело»

Прошёл год после того момента, как девочка из Гвардейска Вика Петрова вновь очутилась на грани жизни и смерти, погрузившись в кому. Мама Вики продолжает бороться за жизнь своего ребенка, но для калининградского здравоохранения, по всей видимости, не существует девочки, победившей смерть.

Снова кома

Вика Петрова — уникальная девочка из Гвардейска, которой не просто удалось пережить многомесячную кому, но и прийти в себя. Она научилась ходить и даже бегать, смеяться, читать стихи и два года назад смогла пойти в школу для особых детей.

О Вике Петровой «Новый Калининград.Ru» рассказывал не раз — эта маленькая мужественная девочка уже шесть лет борется за  жизнь. В четыре года ей удалили опухоль головного мозга, после чего ребёнок впал в кому. Пока Вика лежала без сознания в Детской областной больнице, местные медики разводили руками и говорили, что вернуть её к жизни вряд ли удастся. Вернуться к жизни девочке помогли врачи из Новосибирска при поддержке неравнодушных калининградцев.

Однако год назад с Викой (ей было тогда 9 лет) случилась беда — после операции по наращиванию шунтов, которую ей сделали в Новосибирске, девочке не смогли помочь в Калининграде. Доктор-нейрохирург из Детской областной больницы отказывался направлять ребенка на компьютерный томограф, хотя на этом дистанционно настаивали медики из Новосибирска, наблюдающие Вику в течение пяти лет. Девочке ставили неверные диагнозы, операция была сделана не вовремя, в итоге Вика опять погрузилась в кому, из которой, к счастью, вышла относительно быстро. Напомним, что для того чтобы помочь Вике, журналистам пришлось обращаться в правительство Калининградской области, и после того, как ситуацию взял под личный контроль вице-премьер по социальной политике, Вике всё же сделали операцию. После этого мама отвезла дочь в Новосибирск.

На транспортировку девочки в сопровождении московской реанимационной бригады собрали деньги, фонд «Подари жизнь» помог с билетами, в середине сентября прошлого года Вика оказалась в больнице Новосибирска. «Состояние на момент осмотра тяжелое, мозговая кома, доктора ставили под вопросом инфицирование шунтирующей системы. Инфекция в итоге подтвердилась — в Новосибирске в ликворе Вики нашли грибки. Как так получилось, я понять не могу — ведь в Калининграде также брали анализы, и они не показывали проблем. УЗИ, сделанное в Новосибирске, показало наличие воспаления в брюшной полости, — вспоминает мама девочки Ольга. — Я могу только предполагать, что это означает. Вероятно, что лаборатория в Детской областной больнице настолько несовременная, что там не смогли установить инфекцию. Но как не увидеть воспаление брюшной полости?»

Вике срочно удалили установленные в Калининграде шунты, следующий месяц был очень тяжелым — ребенку постоянно «лили» антибиотики, чтобы убрать инфекцию, температура повышалась до 40 градусов, Вику корёжило, били судороги. В ноябре девочку выписали домой, и Ольга с Викой вернулись в Калининград — вновь в сопровождении частного реаниматолога.

В Калининграде медики предложили направить девочку в Советск в дом ребенка для тяжелобольных. Но родители отказались и забрали дочку домой. Вика долго была в вегетативном состоянии. Последствия повторно перенесенной комы оказались катастрофическими — ребенок вновь не может ходить.

В феврале 2015 года Вика снова проходила курс лечение в Новосибирске — оплатить его помог калининградский фонд «Берег надежды», также девочка уже два раза была в санатории в Литве. «Первый раз Вику туда привезли — она сидеть не могла вообще, поясница не сгибалась. После второго курса она может сидеть в коляске и немного самостоятельно на диване. Контрактуры в коленных и голеностопных суставах также есть. Над этим работать долго, — рассказывает Ольга Петрова. — После двух наших поездок в Литву в санаторий их менеджер с нами постоянно на связи, как и доктора Новосибирска».

«Доктора из Новосибирска говорят, что просто чудо, что после всего этого Вика сейчас такая — сознание её восстановилось полностью — память, речь, мышление. Она помнит всех и всё. Я её, конечно, не напрягаю, но время от времени читает по слогам, короткие слова. Всегда спрашивает, когда ей в школу. Помнит по имени всех детей, с которыми училась в школе, учительницу. Проблема теперь остаётся в том, чтобы поставить её на ноги», — рассказывает Ольга.

По словам Ольги Петровой, санаторий в Литве — обычный государственный, на реабилитации там находятся даже дети в состоянии комы.

Из-за гормональной терапии 10-летняя девочка серьезно поправилась, маленькой хрупкой маме приходится очень непросто в течение года ухаживать за единственной дочкой. «Эндокринолог смотрел, когда думали, что у неё несахарный диабет. Но сказали, что нет — это из-за проблем с головой. Плюс гормональная терапия была долго. Конечно, чтобы сдать все анализы и пройти обследование нужно снова ложиться на госпитализацию. А я нашей Детской областной больницы уже как огня боюсь. Если бог даст, то по весне поедем в Новосибирск на полное обследование.

10985037_815653581864895_6913182880785306134_n (1).jpg

Вика Петрова в июне 2015 года 

Врач от бога

Врач-нейрохирург, который год назад отказался направлять ребенка на компьютерную томографию и написал в истории болезни, что девочке не требуется обследование на томографе, уже в Детской областной больнице не работает. Сначала его уволили «по статье», однако после того, как он обратился в суд, больница заключила с ним мировое соглашение, по которому врач якобы ушёл по собственному желанию. «Потом в интернете на сайте больницы, в СМИ много писали про то, что он врач от бога и помог многим детям. Я же хочу сказать, что то, что произошло с моим ребенком, — это и его вина», — утверждает Ольга.

Мама Вики в апреле 2015 года написала заявление в Следственный комитет. Следователи провели проверку, выявили признаки уголовного преступления и передали дело по подследственности — в полицию Центрального района Калининграда. В рамках дела была назначена судебно-медицинская экспертиза. Как сообщил корреспонденту «Нового Калининграда.Ru» источник в правоохранительных органах, подобные экспертизы проводятся долго в порядке очереди, обходятся они недёшево. К тому же в Калининградской области, которая окружена границами, сложно найти независимых экспертов, поэтому, возможно, придется привлекать экспертов из других регионов, а это стоит дорого, и не факт, что будет оплачено.

В итоге выводов экспертов пока так и нет. А полиция отказалась возбудить уголовное дело против «неустановленных лиц», которые в августе 2014 года не оказали медицинскую помощь ребенку, поскольку следователям так и не удалось получить необходимые бумаги из минздрава.

«В бумаге из полиции написано: в Бюро судебно-медицинской экспертизы полицейским сообщили, что назначенная в ходе проверки комплексная судебная медицинская экспертиза „не готова по причине отсутствия проверки минздрава, а также состава комиссии“. Получается, что минздрав Калининградской области элементарно волокитит ситуацию», — рассказала Ольга.

Мама Вики Петровой написала заявление в прокуратуру с просьбой провести соответствующую проверку, также обратилась к главе Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину, на «горячую линию» минздрава и в другие структуры.

Между тем, 20 сентября Вику ждут на очередной курс реабилитации в Литве. Стоимость курса — 1121 евро. Семья девочки обращается ко всем неравнодушным калининградцам с просьбой помочь Вике, чтобы она снова смогла встать на ноги и пойти в школу, в которую так мечтает вернуться.

Реквизиты для помощи

Калининградское ОСБ № 8626

ИНН 7707083893

БИК 042748634

К/СЧ 30101810100000000634

Счет: 42307 810 3 2001 201 55 07

Получатель: Петрова Ольга Юрьевна

Карта Сбербанка (Маэстро): 639 00 220 900 21 71 536

Яндекс-кошелек: 410011710854926

Моби-деньги «Билайн»: 8-962-266-23-05

Телефон Ольги Петровой: 89622629499

Фото из семейного архива Петровых, — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Оксана Майтакова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.