Протест против реформ давит на Путина

стр No
Российский президент собирается отменить льготы для социально незащищенных слоев населения и в ответ слышит протесты граждан.

Обычно русские смиренно принимают любой поворот событий – даже когда речь идет о войне и мире. Описывая взятие Москвы войсками Наполеона, Лев Толстой показал, как беззаботно народ ждал врага, не восставал, не волновался, а покорно ожидал свою судьбу. Эта способность страдать, как стигма, сопровождает русский народ на протяжение всей его долгой истории вплоть до наших дней, и Владимир Путин уже не раз ею пользовался.

Ужасы чеченской войны, коррупция, закрытие критически настроенных СМИ: про себя люди роптали, однако сопротивление оставалось минимальным, выборочным и не влекло больших последствий.

Однако коренная реформа, которая сегодня, в пятницу, в первом чтении пройдет в Думе, может стать той взрывчаткой, которая вырвет людей из летаргического сна. Огонь и фитиль, чтобы взорвать ее, находятся в руках Кремля.

Это касается миллионов

На этот раз речь идет не только о десятках тысяч матерей, чьи сыновья-солдаты сражаются и умирают в Чечне, а о нескольких миллионах человек. В будущем им всем придется отказаться от государственных льгот, которые они получали по давней советской традиции: квартиры без квартплаты, бесплатный проезд на автобусе, льготный телефон, бесплатное базовое медицинское обслуживание.

Спустя 13 лет после конца коммунистического летоисчисления такая система является анахронизмом. Законы рынка здесь не действуют. Для Путина это всегда было дилеммой, потому что федеральная и местная казна выглядят недостаточно наполненными. Было ясно, что когда-нибудь Путин возьмется за этот важный, но деликатный вопрос. До сих пор он не решался.

Сейчас настал благоприятный момент. Благодаря избранию на второй срок и лояльному парламенту теперь президент считает, что можно пойти на рискованное предприятие. К тому же высокая цена на нефть принесли определенный поток денег, который уже в следующем году может иссякнуть. На международную поддержку, например со стороны Всемирного банка, Путин может сделать ставку, однако не на благословение собственного народа. Народ можно понять.

Недоверие к деньгам

Путин пытается подсластить пилюлю отмены льгот, обещая взамен денежные компенсации. Однако в последние годы у россиян развилось большое недоверие к деньгам: инфляция и девальвация рубля съели их сбережения. Профсоюзы, пенсионеры, жертвы Чернобыля, люди, пострадавшие в результате войн, которых из-за Афганистана и двух чеченских кампаний насчитывается немало, – они все, и не без основания, опасаются, что в связи с этими социальными реформами им не на что будет жить.

Пропасть между сонмом бедных и кучкой богатых грозит увеличиться, хотя Путин официально объявил о начале борьбы с бедностью. Но у российского бюджета другие приоритеты, что, по идее, должно вызвать гнев людей. В то время как затраты на образование, здравоохранение и социальную сферу уменьшаются, Москва планирует увеличение военного бюджета. Это тоже русская традиция: сила армии отражает силу страны – и силу ее верховного представителя.

Люди, которых это коснется, похоже, еще не осознают весь масштаб социальных реформ. Путин с успехом обуздал средства массовой информации, а организовать согласованные акции протеста в огромной российской империи сложно, к тому же предстоят еще два чтения в Думе. Пока протесты робкие. Митинги только начались; в Калининграде, в Ростове и в сибирской Хакасии, где умер один демонстрант, собрались тысячи людей. Если верить профсоюзам, к сентябрю волна протестов значительно возрастет, если закон так и не будет смягчен.

Для Путина впервые осень может оказаться жаркой.
Российский президент собирается отменить льготы для социально незащищенных слоев населения и в ответ слышит протесты граждан.

Обычно русские смиренно принимают любой поворот событий – даже когда речь идет о войне и мире. Описывая взятие Москвы войсками Наполеона, Лев Толстой показал, как беззаботно народ ждал врага, не восставал, не волновался, а покорно ожидал свою судьбу. Эта способность страдать, как стигма, сопровождает русский народ на протяжение всей его долгой истории вплоть до наших дней, и Владимир Путин уже не раз ею пользовался.

Ужасы чеченской войны, коррупция, закрытие критически настроенных СМИ: про себя люди роптали, однако сопротивление оставалось минимальным, выборочным и не влекло больших последствий.

Однако коренная реформа, которая сегодня, в пятницу, в первом чтении пройдет в Думе, может стать той взрывчаткой, которая вырвет людей из летаргического сна. Огонь и фитиль, чтобы взорвать ее, находятся в руках Кремля.

Это касается миллионов

На этот раз речь идет не только о десятках тысяч матерей, чьи сыновья-солдаты сражаются и умирают в Чечне, а о нескольких миллионах человек. В будущем им всем придется отказаться от государственных льгот, которые они получали по давней советской традиции: квартиры без квартплаты, бесплатный проезд на автобусе, льготный телефон, бесплатное базовое медицинское обслуживание.

Спустя 13 лет после конца коммунистического летоисчисления такая система является анахронизмом. Законы рынка здесь не действуют. Для Путина это всегда было дилеммой, потому что федеральная и местная казна выглядят недостаточно наполненными. Было ясно, что когда-нибудь Путин возьмется за этот важный, но деликатный вопрос. До сих пор он не решался.

Сейчас настал благоприятный момент. Благодаря избранию на второй срок и лояльному парламенту теперь президент считает, что можно пойти на рискованное предприятие. К тому же высокая цена на нефть принесли определенный поток денег, который уже в следующем году может иссякнуть. На международную поддержку, например со стороны Всемирного банка, Путин может сделать ставку, однако не на благословение собственного народа. Народ можно понять.

Недоверие к деньгам

Путин пытается подсластить пилюлю отмены льгот, обещая взамен денежные компенсации. Однако в последние годы у россиян развилось большое недоверие к деньгам: инфляция и девальвация рубля съели их сбережения. Профсоюзы, пенсионеры, жертвы Чернобыля, люди, пострадавшие в результате войн, которых из-за Афганистана и двух чеченских кампаний насчитывается немало, – они все, и не без основания, опасаются, что в связи с этими социальными реформами им не на что будет жить.

Пропасть между сонмом бедных и кучкой богатых грозит увеличиться, хотя Путин официально объявил о начале борьбы с бедностью. Но у российского бюджета другие приоритеты, что, по идее, должно вызвать гнев людей. В то время как затраты на образование, здравоохранение и социальную сферу уменьшаются, Москва планирует увеличение военного бюджета. Это тоже русская традиция: сила армии отражает силу страны – и силу ее верховного представителя.

Люди, которых это коснется, похоже, еще не осознают весь масштаб социальных реформ. Путин с успехом обуздал средства массовой информации, а организовать согласованные акции протеста в огромной российской империи сложно, к тому же предстоят еще два чтения в Думе. Пока протесты робкие. Митинги только начались; в Калининграде, в Ростове и в сибирской Хакасии, где умер один демонстрант, собрались тысячи людей. Если верить профсоюзам, к сентябрю волна протестов значительно возрастет, если закон так и не будет смягчен.

Для Путина впервые осень может оказаться жаркой.
Российский президент собирается отменить льготы для социально незащищенных слоев населения и в ответ слышит протесты граждан.

Обычно русские смиренно принимают любой поворот событий – даже когда речь идет о войне и мире. Описывая взятие Москвы войсками Наполеона, Лев Толстой показал, как беззаботно народ ждал врага, не восставал, не волновался, а покорно ожидал свою судьбу. Эта способность страдать, как стигма, сопровождает русский народ на протяжение всей его долгой истории вплоть до наших дней, и Владимир Путин уже не раз ею пользовался.

Ужасы чеченской войны, коррупция, закрытие критически настроенных СМИ: про себя люди роптали, однако сопротивление оставалось минимальным, выборочным и не влекло больших последствий.

Однако коренная реформа, которая сегодня, в пятницу, в первом чтении пройдет в Думе, может стать той взрывчаткой, которая вырвет людей из летаргического сна. Огонь и фитиль, чтобы взорвать ее, находятся в руках Кремля.

Это касается миллионов

На этот раз речь идет не только о десятках тысяч матерей, чьи сыновья-солдаты сражаются и умирают в Чечне, а о нескольких миллионах человек. В будущем им всем придется отказаться от государственных льгот, которые они получали по давней советской традиции: квартиры без квартплаты, бесплатный проезд на автобусе, льготный телефон, бесплатное базовое медицинское
Источник: ИноПресса

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.