Беззубая армия

В канун Дня защитника Отечества, 21 февраля 2005 года, в калининградском стройбате произошло ЧП. Из окна третьего этажа казармы выбросился солдат. Остался жив по чистой случайности. И от греха подальше его почти сразу же списали на гражданку, под предлогом, что, мол, сумасшедший.
Перед тем как навсегда покинуть расположение воинской части через окно на третьем этаже, Николай Беркетов провел в армии шестьдесят с небольшим дней. Этого вполне хватило не только для попытки самоубийства, но и для того, чтобы его официально назвали сумасшедшим. Особо отметим, что в мирной жизни он был — да и остается — вполне вменяемым человеком. Именно поэтому феномен воинских частей, за воротами которых у россиян призывного возраста начинается внезапное помутнение рассудка, нуждается в обстоятельном изучении. Я встретился с Николаем, и он рассказал мне свою историю.
— Так уж случилось, что у меня, кроме восьмидесятилетней бабушки, никого нет. Отца не помню, а мама умерла. Живем вдвоем в небольшом городке под названием Ладушкин, в Багратионовском районе Калининградской области. Осенью 2004 года вызвали меня в райвоенкомат: пора в армию. А у меня был перелом челюсти. Сидел перед армией на одних йогуртах.
На медкомиссии в военкомате спрашивают: на что, мол, жалуешься? Я и говорю, что вот челюсть болит, есть невозможно. Посмотрел меня врач. «Ничего, — говорит. — Заживет. В армию годен».
Ну, думаю, им виднее. Почему бы не послужить, тем более в самом Калининграде, в стройбате — в/ч 64048.
Но только челюсть у меня так и не срослась, рот постоянно полуоткрыт, есть не могу. Стал худеть. За месяц чуть ли не 10 кг веса потерял. Обратился к врачу, меня положили в военный госпиталь. Начальник стоматологического отделения капитан первого ранга Гарбузов сказал, что необходима сложная операция и после нее еще долгое лечение и реабилитация. Но из госпиталя выписали. Нормально есть я так и не мог. Перед самой выпиской со мной побеседовал психолог подполковник Александр Николаевич Белоножко. Он сразу понял, что со мной что-то неладное, и направил в стройбат врача-стоматолога полковника Соболева.
Он меня осмотрел и сказал, что меня с такой травмой вообще не должны были призывать в армию. Я снова был направлен в госпиталь Балтфлота. Но здесь я сам дурак. Матросы, соседи по палате, принесли выпивку. Меня пригласили в компанию. Как я мог отказать?
В общем, меня за эту пьянку из госпиталя выписали снова в стройбат. Командир роты мне сразу же за пьянку, фигурально выражаясь, врезал опять-таки в челюсть и сказал: с тобой, мол, дембеля разберутся, их теперь из-за тебя в увольнение не пустят. И, когда он ушел, со мной разбираться пошла толпа дембелей. Я понял, что мне не жить, и выпрыгнул из окна.
С переломами ног меня доставили в тот же госпиталь Балтфлота. И через несколько месяцев комиссовали... по психиатрии. С таким диагнозом меня ни на работу, ни на учебу не берут.

Вот что по этому поводу говорит бывший главный военный стоматолог Балтийского флота, а ныне полковник медицинской службы запаса Андрей Соболев:
— Все, что рассказал вам Николай, — это правда. Травму челюсти он получил до призыва в армию. С таким переломом, согласно приказу Министерства обороны № 200, его не имели права призывать на военную службу.
Через полтора месяца после призыва его поместили в госпиталь, так как в результате ранее полученной травмы у него нарушилось носовое дыхание, появилась заложенность правого уха. В связи с серьезным переломом челюсти солдат нуждался в довольно-таки сложной операции. Но, видимо, с ним не захотели возиться и вскоре выписали из госпиталя.
Сейчас судьбой Николая Беркетова занимаются офицеры запаса и по их просьбе депутаты Калининградской областной Думы. Их задача — добиться снятия диагноза о психиатрическом заболевании и лечения Николая Беркетова по поводу перелома челюсти за счет армии, так как он незаконно был призван на военную службу.
Офицеры запаса Михаил Золотарев и Андрей Соболев пытаются помочь Николаю Беркетову через суд, но сделать это, считают офицеры, будет очень сложно. Система Балтфлота стоит насмерть и своим не сдается.
Источник: Новая газета

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.