Интервью: Сергей Васильев, Сергей Исаков

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Сергей Васильев - корреспондент журнала "Огонек", Сергей Исаков - фотокорреспондент журнала "Огонек".
Эфир ведет Матвей Ганапольский.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Программа "Своими глазами". Я напоминаю, что это такая удивительная программа, которая не диспут, в которой ведущий, привыкший спорить со всеми всегда, здесь совершенно не спорит. Потому что у гостей есть неоспоримое преимущество - они были там, где мы не были. Сегодня наши гости - корреспондент журнала "Огонек" Сергей Васильев. Здравствуйте. Сергей.
С. ВАСИЛЬЕВ - Добрый вечер.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - А также еще одни корреспондент, только фото уже, тоже журнала "Огонек". Здравствуйте, Сережа.
С. ИСАКОВ - Здравствуйте.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - У меня такая история в руках. Называется это так - "Границы терпимости. Добро пожаловать в Сортавалу, столицы карело-финской дружбы и секс-туризма". Друзья, прошу ближе к радиоприемникам, потому что тема обещает быть очень интересной. Вот о том, что такое Сортавала, что это за такое странное название, почему там столица дружбы, почему там столицы секс-туризма. Я даже думаю, что это передача в какой-то степени прикладная, хотя идет до 11 часов вечера. Я думаю, что радиослушатели, если будут внимательны, они почерпнут очень много полезного из этой передачи. На самом деле просто два журналиста у нас в гостях, которые расскажут где были и что видели. Так что это такое? Во-первых, где там ставится ударение в этом удивительном названии Сортавала?
С. ВАСИЛЬЕВ - Сами местные жители говорят Сортав-а-ла, а в словарях вы найдете ударение на С-о-ртавалу. Но лучше говорить Сортав-а-ла, сортав-а-льцы.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Вообще Сортавала - романтично, а сортавальцы - это уже чего-то такое чудовищное, советское и ужасное. Вы же, во-первых, два чудесных, замечательных, спокойных, заботящихся о своем здоровье и не подвергающих себя риску юношей из "Огонька", из очень хорошего журнала. Чего это вас туда потянуло?
С. ВАСИЛЬЕВ - Есть тема, которая живет уже где-то 10 лет. На протяжении этого времени она поднималась неоднократно. Года 3 назад туда энтэвэшники ездили, делали сюжет скрытой камерой. С тех пор это все утихло, но проблема, тем не менее, жива. Мы решили поехать туда и посмотреть, в каком состоянии она находится сегодня.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Проблема чего?
С. ВАСИЛЬЕВ - Грубо говоря, секс-туризма. Но если здесь копать, получится проблема не секс-туризма. Секс-туризм со стороны самих финнов. Проблема проституции нашей, российской.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Давайте сначала разберемся, потому что не многие знают, или некоторые не знают, где вот эта Сортавала находится. Что это такое?
С. ВАСИЛЬЕВ - Это южное побережье Ладожского озера. Те, кто ездили на Валаам, должны знать это место, потому что оттуда отправляются теплоходы. Они отправляются либо из Петербурга, либо из Сортавалы. А сам город находится в нескольких десятках километрах от финской границы.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Город большой?
С. ВАСИЛЬЕВ - Город небольшой, 36 тысяч жителей.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - И вот вы, получив суточные, туда поехали. Рассказывайте, как вы туда добирались, как вы туда приехали, что там видели.
С. ВАСИЛЬЕВ - Ехали мы через Петрозаводск, поскольку прямых путей не было попасть в Сортавалу, мы ехали через Петрозаводск, там сели в маршрутку. Вот буквально с того момента, как мы в нее сели, мы начали искать для себя героев, точнее героинь. Мы увидели одну девушку, начали подозревать ее в том, что она проститутка, начали даже ее снимать.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Снимать в каком смысле?
С. ВАСИЛЬЕВ - Снимать в смысле фотографировать.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Я бы просил вас, поскольку тут фотокорреспондент, обязательно пояснять - снимать на пленку. Тогда я буду понимать, о чем идет разговор.
С. ВАСИЛЬЕВ - Мы начали снимать ее на пленку, мы надеялись, что она поедет с нами в маршрутке, чтобы понаблюдать за ее поведением. Но ничего не вышло. Из соседней маршрутки прибежал какой-то человек, видимо, давний ее знакомый, обнял, расцеловал, причем так, как это делает мужчина, а не просто знакомый, и увел ее в другую маршрутку. Так что мы остались без героини. А приехали мы уже ближе к вечеру. Из Москвы мы забронировали гостиницу с названием "Хелю". Приехали мы в эту "Хелю" ближе к вечеру. Когда мы туда подъехали, мы увидели не гостиницу в обычном понимании этого слова, какое-то здание, парадный подъезд...
С. ИСАКОВ - С вывеской.
С. ВАСИЛЬЕВ - Мы увидели советское здание, точнее, общежитие 5-этажное, с балконами, на которых сушатся простыни, полотенца. Об этом, кстати, чуть-чуть попозже я скажу, почему это там все на балконах висело. Мы зашли в это общежитие. Грязный какой-то коридор, не крашенный 10-летиями, судя по всему. Начали искать администратора. И не можем его найти. Поднимаемся на 2-й этаж, видим бар, поднимаемся на 3-й и не понимаем, куда же нам идти. Мы все-таки спустились в единственное работающее в тот момент заведение, в бар, и поинтересовались, где нам зарегистрироваться. Оказалось, что этот бар и есть администрация, что эта барменша, такая яйцеголовая, с выкрашенными в белый цвет волосами женщина лет 50, подстриженная...
С. ИСАКОВ - Ежиком.
С. ВАСИЛЬЕВ - Она и есть администратор. Она оформила нам поселение.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Она же и в баре работает?
С. ВАСИЛЬЕВ - Она же и в баре работает, она же администратор.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - А это на самом деле гостиница?
С. ВАСИЛЬЕВ - Это на самом деле гостиница, вы ее можете найти в справочниках, вы можете найти ее телефон, в Интернете есть. Правда, поселиться туда непросто. Мы были свидетелями, как приехали петербуржцы, захотели поселиться, но им ничего не удалось, мест не оказалось. Поэтому нужно бронировать за несколько дней вперед. Но бронировать все-таки не советую. Мы зарегистрировались и поднялись в свой номер, на 3-м этаже он был. Входим, такая маленькая прихожая, из нее дверь в комнатку, комната вся обита вагонкой - стены, потолок, пол деревянный. Две кровати, какая-то уродливая картинка на стене. И отдельная комнатка - душ, туалет.
С. ИСАКОВ - Причем комната душа была гораздо больше, чем комната, где стояли кровати.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Может, они перепутали, не туда поставили.
С. ВАСИЛЬЕВ - В общем, впечатление такое, что там все сделано для соответствующих нужд. Т.е. "Хелю" - это гостиница лишь по вывеске на входе, а в реальности же это настоящий публичный дом. Т.е. в этой комнатке вы ничего не увидите, никаких дополнительных деталей, никаких цивилизованных вещей, к которым мы привыкли в гостинице, кроме тех, которые служат непосредственно этому бизнесу.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Это была ваша догадка поначалу? Вы вначале так подумали? Это же еще не было точно известно.
С. ВАСИЛЬЕВ - Да, вначале так подумали. Поскольку был уже вечер, было пора начинать работать. Мы спустились в этот бар, сели, заказали пиво и начали просто ждать. Вот дождались.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Сейчас мы узнаем, чего дождались. Я напоминаю, что у нас в гостях Сергей Васильев, корреспондент журнала "Огонек", а также фотокорреспондент журнала "Огонек" Сергей Исаков. Они написали статью в журнале "Огонек". Они попали и рассказывают нам о таком центре секс-туризма, таком чудном городке Сортавала. И что было дальше? Вот подтвердились ваши ожидания. Как они подтвердились?
С. ВАСИЛЬЕВ - Мы сели за этот столик и увидели в углу трех финнов. Увидели трех финнов, не молодых уже, чего-то они ждали, пили всего лишь одну баночку пива на троих, сидели они около часа. Как мы потом поняли, программа начиналась в 10 часов вечера, а они там сидели с 9. Видимо, расслаблялись, к чему-то готовились. В 10 вечера заиграла музыка, прибежала красивая девушка. Она сначала бегала, суетилась, а через несколько минут мы ее увидели почти обнаженной, трусики и лифчик. Она включила свою музыку на магнитофоне и начала танцевать, показывать стриптиз.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Это значит в этом...
С. ВАСИЛЬЕВ - Да, в этом баре.
С. ИСАКОВ - Где ресепшн, где бар, где еще, кстати, там 4 двери, с четырьмя цифрами - 1,2,3,4. Мы сначала не могли понять, что это такое. Оказалось, что это вход в разные сауны.
С. ВАСИЛЬЕВ - Для этого было белье и нужно. Это белье из сауны, они его сушили, просушивали.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - И вот вы сидите, сидят вот эти три финна, девица танцует под свою музыку.
С. ВАСИЛЬЕВ - Протанцевав пару минут, она начинает подходить к этим финнам, она садится к ним на колени, водит по ним своей попой, потом снимает свой лифчик. Финны сидят как истуканы, они очень слабо на это реагировали.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Холодный народ.
С. ВАСИЛЬЕВ - Несмотря на то, что говорят горячие финские парни, они как раз в этом случае оказались холодными финскими парнями. В конце концов эта девушка танцевала, танцевала, подошла к одному финну, подошла к другому, те сидели как истуканы, потом она снова к ним, потом снова к шесту, снова к ним...
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Я радиослушателям хочу сказать, вот что значит корреспондентский талант. Вот девушки не вижу, а все как перед глазами. Даже не знаю, как дальше вести эфир-то буду. Переходим к водным процедурам.
С. ВАСИЛЬЕВ - Еще один момент. Когда она подошла к ним в который уже раз, она наклонилась к ним, на ушко что-то шептала. Как оказалось, она выпрашивала у них деньги. Они вытаскивали по десятке.
С. ИСАКОВ - По 10 рублей.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Рублей?
С. ВАСИЛЬЕВ - Как оказалось, девушка за тот вечер с этих трех финнов заработала 180 рублей. Это хорошо по тем меркам.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - По сортавальским?
С. ВАСИЛЬЕВ - По меркам гостиницы "Хелю". Я не знаю, по сортавальским как, по меркам этого бара это хороший заработок на тот вечер был. Танцевала возле этих трех финнов, потом направилась к нам. Мы сказали, что у нас нет денег.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Вы, зажав свои командировочные...
С. ВАСИЛЬЕВ - Да. Мы сказали, что у нас нет денег. Она улыбнулась и сказала: "А вы русские"? И отстала, пошла дальше танцевать. Но на этом ее программа закончилась, поскольку клиентов для нее больше не было в этом баре, она свернула музыку и успокоились. Мы ее подозвали к своему столику и разговорились. А что касается этой сауны, мы потом узнали, что эта сауна работает не просто на очищение организма, такие вот водные процедуры цивилизованные, а работаем она, в том числе чтобы непосредственно в этих помещениях предоставлять сексуальные услуги этим финнам.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Подождите, получается, что не очень-то разгуляешься. По сути, за один вечер только трое финнов сидели и все.
С. ИСАКОВ - Их было очень мало каждый вечер. Это был вечер четверга, а на следующий день была пятница, и они ожидали, что финнов будет гораздо больше, потому что перед выходными они все-таки приезжают. Но и на следующий день было, может быть, 6-7 человек.
С. ВАСИЛЬЕВ - Остальные все русские, их самого города Сортавала просто пришли в бар повеселиться.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Уже без каких-то отдельных желаний.
С. ВАСИЛЬЕВ - Видимо, да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Вот вы разговорились с этой девушкой. Это такой заработок целой категории сортавальчанок?
С. ВАСИЛЬЕВ - Мы поговорили с двумя девушками, которые работают там проститутками. Та, которая танцевала, ее зовут Флора, на самом деле не Флора ее зовут, а Таня.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Тогда другую должны звать Фауна.
С. ВАСИЛЬЕВ - Другую звали Нина. Причем Нина, ей исполнилось 20 лет как раз в тот день, когда мы приехали. С двумя девушками мы познакомились. Они нам поведали, что, по их подсчетам, в Сортавале этим бизнесом, продажей собственного тела занимаются около полутысячи женщин. По подсчетам самих горожан, с которыми мы общались, это около... даже нельзя сказать около, они говорили, что их просто много. А что касается официальных каких-то лиц - прокурора города, начальника ГУВД, - она называли сверхмалые цифры, где-то 20-30 человек, которые занимаются проституцией постоянно, а те, которые непостоянно, вообще сосчитать невозможно. Это дословная цитата.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Т.е. можно сказать, что этот удивительный город так себе придумал занятие, чтобы зарабатывать деньги на финских туристах, которые приезжают на все это поглядеть. Верно?
С. ВАСИЛЬЕВ - Поглядеть-то они приезжают, на самом деле, не это.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Поглядеть я условно говорю, потому что нет еще 11 часов. А вот скажите, что собой вообще представляет этот городок, как там живут местные жители. Потому что такие вещи обычно, насколько я знаю, процветают на фоне нищеты. Страны Балтии, мы себе представляем, это что-то такое замечательное. Но когда у нас по телевидению показывают наши районы, граничащие с Балтией, даже наш знаменитый Калининград, то как-то разительная разница. А что этот городок представляет собой? Озера, наверное, красоты. Наверное, там чудесные маленькие домики, сыры, парное молоко. Я же рекламу смотрю.
С. ИСАКОВ - Все это выглядело для меня как посредственный русский город средней полосы, за исключением, может быть, 2-3 сохранившихся финских домиков, которые были построены до войны.
С. ВАСИЛЬЕВ - Я расскажу о том, чем живет Сортавала. Я сам из Карелии, я знаком с этим регионом, в Сортавале до этой командировке был один раз. Это город, который при советской власти жил за счет огромного мебельного комбината. Там делали мебель, лыжи, на которых каталась половина Советского Союза. После, с началом перестройки, все это, естественно, развалилось. Развалился рыбокомбинат, мясокомбинат. Сейчас это немножко восстанавливается, но те люди, которые оказались на улице буквально, без работы, они до сих вспоминают об этих радостных временах. Естественно, жизнью они недовольны. В местной службе занятости, как мы выясняли, не так много по местным меркам заявлений, желаний работать, их около 300. Как нам рассказали жители, люди просто не идут в службу занятости, потому что надеяться на нее не стоит, работу она не найдет. Как есть 300 год назад, так 300 и сегодня.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Что такое местные власти там? Вы общались с ними хотя бы на каком-то уровне? Или я бы так сказал: что местные говорят о своем же городе?
С. ВАСИЛЬЕВ - С мэрией нам не удалось, к сожалению, поплотнее пообщаться. Мы пообщались с Николаем Зайцем??, он один из инициаторов за отзыв мэра. Там мэр у них не такой простой человек, раньше он сидел в тюрьме, сейчас оппозиция борется, чтобы снять его с мэрского поста.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Так там бурлит какая-то политическая жизнь?
С. ВАСИЛЬЕВ - Там бурлит политическая жизнь, там есть политические страсти. Сам вот этот мэр, когда баллотировался на пост, он говорил, что мы все это исправим, с таким лозунгом он шел. Соответственно, проблему он эту понимал. Вот за то время, пока он у власти, ничего не изменилось. И вот эта проблема проституции, секс-туризма, она всплывает тогда, когда начинаются предвыборные гонки. А так они, в принципе, не обращают на нее особого внимания.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Т.е. там достаточно спокойная провинциальная жизнь, насколько я понимаю.
С. ВАСИЛЬЕВ - Спокойная.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Туда приезжают финны только по поводу этих сладостных утех или приезжают на свое прошлое посмотреть? Потому что название-то о многом говорит.
С. ВАСИЛЬЕВ - Сначала, когда границы открыли, это в начале 90-х, они приезжали посмотреть свои родные места. Если помните, до зимней войны 39-40 годов вот этот кусок весь, он был финским. Там жили финны, там были их дома, там дети появлялись. А потом СССР этот кусок оттяпал. И когда в начале 90-х после полувека эти границы открылись, финны хлынули посмотреть на свои бывшие родные места. Они посещают эти дома, даже помогают тем людям, которые живут в них сейчас. Они построили в городе на свои же средства лютеранский храм, куда приезжают помолиться 3-4 дня, пока они находятся в туристической поездке. Это те мирные финны, о которых я сейчас говорю, которые приезжают только посмотреть на свои бывшие родные места. Я не беру здесь секс-туристов. Они посещают этот лютеранский храм, молятся. А тот объем финнов, который едет только за сексуальными услугами, этот объем невозможно измерить. Кирилл Агеев??, корреспондент "ИТАР-ТАСС" в Финляндии к нашему материалу написал подверстку, где сказал о том, что в прошлом году 133 тысячи краткосрочных виз в России получили финны.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Это вообще в России.
С. ВАСИЛЬЕВ - Вообще в России.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Можно сказать, что часть оказалась и там.
С. ВАСИЛЬЕВ - Часть какая-то оказалась и там.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Давайте мы сделаем небольшую паузу. Сергей Васильев, Сергей Исаков, два корреспондента журнала "Огонек", они были в Сортавале, рассказывают нам, что это за город. Мы вообще с вами тут в 1-й части передачи выяснили, что это такая определенная столица секс-туризма. Тут еще в заглавии есть, что это столица карело-финской дружбы. И вот во второй части мы узнаем, что это за дружба такая.
НОВОСТИ
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Продолжаем программу "Своими глазами". Мы говорим о городе Сортавала, такой карело-финский город в такой чудной местности, где не очень высокие деревья - в общем, красиво все. Там всякие такие вещи происходят, о которых ребята рассказывают. Они там были в командировке. Продолжаем мы с вами говорить. Вы рассказали мне, что вы непосредственно познакомились там с одной из девушек.
С. ВАСИЛЬЕВ - С двумя. С двумя наиболее плотно, а еще с несколькими так...
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Шапочно. И чего они собой представляют, что они рассказали вам?
С. ВАСИЛЬЕВ - Флора, которая стриптизерша, этой девушке 19 лет исполнится в сентябре, она сама армянка, в Сортавале живет около года, а до этого жила в Волхове. Приехала, буквально сбежала от матери, потому что та вернулась с зоны, естественно, ни работы, никаких денег, ничего нет, еще сестра 14-летняя, еще братик маленький. Флора просто взяла и сбежала от нее в Сортавалу. Она нам не сказала, почему именно этот город. Можно догадываться почему, что-то она об этом знала. Потому что ехала, судя по всему, уже целенаправленно готовиться к этой работе. И с собой из Волхова она захватила эту 14-летнюю сестричку. Флора абсолютно безграмотна, она не умеет ни читать, ни писать. Когда мы сидели в баре, она спросила сколько времени, я ей показал на циферблат, и она, немножко смутившись, сказала, что не умеет определять время, "скажи мне сколько есть". Приехала она в Сортавалу, начала зарабатывать деньги не сразу. Она обучилась танцам, сначала бальным у какой-то старой тетушки, а потом она вышла на бывшую стриптизершу сортавальскую и обучилась у нее таким танцам, каким уже нужно ей было. И устроилась в эту гостиницу, работала там. Снимает она в Сортавале 1-комнатную картину, там горячая вода бывает только зимой.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Вообще в городе?
С. ВАСИЛЬЕВ - В ее квартире. Живет она там с 14-летней сестричкой Оксаной, которую она из Волхова привезла. Она ее держит в ежовых рукавицах, сестричка просится гулять, но она ей говорит: зачем тебе гулять, ты же никому не нужна, а если и нужна, то ради секса, поэтому сиди лучше дома. Вот так говорит. А вторая девушка, Нина, у нее более драматичная судьба, она больше пережила, больше знает и ориентируется в этой жизни, чем Флора. Она мать двоих детей, старшему Андрюше 2 годика, младшей Лизе годик. Она не живет с мужем, потому что муж у нее наркоман, бросил ее.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Она местная или приезжая?
С. ИСАКОВ - Переселенка с Валаама.
С. ВАСИЛЬЕВ - Она родилась в Питере, жила там с отцом. Когда пошли трения с ним, лет так в 15 она переехала к матери на Валаам, которую там впервые увидела с тех пор, как та ее вынянчила. Жила полтора года на Валааме, водила экскурсии. А вот когда монастырь начал расселять местных жителей с целью, чтобы сделать остров священной землей, монашеской страной, выселять оттуда местных жителей, предлагая при этом бесплатно квартиры на материке, Нина с матерью переехали в Сортавалу. Там им дали 2-комнатную квартиру, сейчас они там и живут. Но при переезде в Сортавалу, естественно, никаких условий для работы им обеспечено не было, они были вынуждены сначала ходить и искать работу, но ничего у них не получалось. А после того, как родилась дочка Лиза, не имея никаких денег на руках, Нина встала на этот путь проституции.
С. ИСАКОВ - И даже у Сортавальских девушек, у которых есть дети, есть такое понятие "жить на пособие". Т.е. очень многие живут на детское пособие. Они рожают 1-2 детей, получают пособие от государства и на эти деньги живут. Потому что работы нет никакой.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Вы были у нее дома?
С. ВАСИЛЬЕВ - Мы были у нее дома, нам удалось сходить к ней домой. Это тоже 5-этажки, на севере в основном невысокие дома. 2-комнатная квартира. Когда мы зашли туда, странный запах.
С. ИСАКОВ - Пеленок, что называется.
С. ВАСИЛЬЕВ - Пеленки были свалены на каком-то столике в углу, грязные, перемотанные все ужасно. Памперсами не пользуются, не на что. При этом на кухне, например, под столом кухонным мы увидели красивую большую корзину с фруктами.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - С настоящими?
С. ВАСИЛЬЕВ - Естественно. Там бананы, яблоки, виноград. Т.е. на это деньги есть у Нины. И хорошо, что есть.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Там же детки.
С. ВАСИЛЬЕВ - Поэтому и нужно. Мать у нее...
С. ИСАКОВ - Она верующая, она была экскурсоводом на Валааме. Потом, когда валаамская вся эта служба перешла под церковь, экскурсоводов из музеев валаамских уволили. С тех пор она тоже без работы. Сейчас она просто ходит в церковь, молится, смотрит за детьми.
С. ВАСИЛЬЕВ - Еще интересный момент. Мы там были ближе к вечеру. Нина говорила своей матери, при этом не боясь быть понятой своими детьми, они еще маленькие, можно так говорить Нине, она говорила: мама, у меня в 6 часов вечера клиент, посиди с детьми. А вообще у нее с матерью такой уговор, что в 9 часов она детей в кроватку, сама уходит на работу, ночь работает. Как повезет, если целую ночь, то целую, если не целую, то возвращается пораньше. Но суть в том, что к 9 утра она должна вернуться домой, чтобы встретить пробуждающихся детей. Еще очень важный и интересный момент, что Нина верит, верит в бога. Причем очень сильно. У нас по ходу командировки возник дополнительный сюжет. Мы съездили на Валаам, и так получилось, что мы поехали на Валаам вместе с Ниной. Поскольку это для нее родина в течение полутора лет была, мы видели, как она ходила по острову, как общалась с местными жителями, как они ее спрашивали: как у тебя жизнь, на что живешь? Местные жители, как мы поняли, не знают, чем она занимается. Она просто какие-то отговорки придумывала, типа нашла богатого мужчину или что-то такое. Но вечером мы зашли даже на службу, я видел Нину в церкви, как она стояла, смотрела, как она помазывалась. Очень сильно верит. Когда мы у нее спросили: "Нина, тебе не кажется, что твоя вера и дело, которым ты занимаешься, как-то не соотносятся", она сказала: "Ничего страшного, профессия у меня православная".
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Я хочу спросить Сергея Исакова, я напомню, что он фотокорреспондент. Человек с камерой когда в руках, у него глаз точнее. Ваши ощущения вообще от этой карело-финской земли в ее нынешнем виде? Знаете, для моего поколения, когда карело-финское, что-то такое говоришь, ощущение необычайной романтики.
С. ИСАКОВ - Озера, сосны.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Ну да. Путаем с Финляндией. Потому что ничего другого не видели. Это был Запад самый крутой наш.
С. ИСАКОВ - Знаете, мы с Сергеем много ездим по стране. Ощущения никакого особого нет. Т.е. все эти города, 30 тысяч, 50 тысяч, они сливаются в один большой... Иногда ты забываешь, в каком городе находишься. Ты просто переезжаешь из городка в городок, те же серые 5-этажки, те же самые названия магазинов, гостиницы, те же самые покрывала на кроватях в гостиницах, та же самая посуда. Мне кажется, все очень одинаковое. Какой-то романтики карельской - я первый раз был в Карелии - я просто не почувствовал. Может быть, еще интересно то, что эти проститутки, девочки, которые там работают, и в "Хелю", и другие, они не выглядят как московские проститутки. Например, они не носят мини-юбки, какие-то колготки в сеточку. Это достаточно банально одетые девушки, провинциальные: джинсы, какие-то блузки. Для нас очень сложно было вычленять даже просто на улице или около гостиницы, кто из них является проституткой, кто ее сестра, кто просто студентка, которая проходила мимо.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Бывает провинция очень живая. Мы с вами знаем, приезжаешь в какой-то город. Да, он, может, не очень хорошо выглядит, но чувствуешь - там мотор есть. Там есть свои 2-3 бизнесмена, которые рвутся во власть, проклятые чиновники, которые их не пускают. Вот Карелия, Сортавала, она производит впечатление какой провинции?
С. ИСАКОВ - Она производит впечатление провинции, близкой к границе, к Западу, к Европе за счет туристов, которые проезжают через этот город в небольших автобусах красивых, которые иногда выходят в Сортавале попить пива, зайти в кафе. Т.е. вот это ощущение близости с Европой, даже единства с Европой в каком-то смысле, вот это появляется. Конечно, в глубинке...
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - В чем? Это интересно. Ну, есть такое... Я жил во Львове и знал, что через определенное количество километров вожделенная Польша. Я польское радио слушал, они передавали музыку невероятную совершенно, которую во Львове никогда не передавали, потому что была советская власть. Вот такое было ощущение. Но все равно львовское запустение, при том, что Львов, знаете, красивейший город, сейчас стал еще красивее, восстановили очень многое, вот это ощущение было, как будто там праздник жизни некий... Польша... тогда то было всё, польские джинсы - смерть... Они страдают по этому поводу, что они не европейское сообщество?
С. ИСАКОВ - Они не страдают, они, скорее, научились жить рядом. Т.е. когда мы гуляли с Ниной по Сортавале, она встретила свою подругу, которая живет в Финляндии и работает проституткой, насколько я понимаю, именно в Финляндии. Они обменивались своими мнениями, где лучше заниматься проституцией, в Сортавале или в Финляндии.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - И какой вывод?
С. ИСАКОВ - У каждой свой. Та, которая из Финляндии, говорит, что здесь ей было раньше лучше. Ну а Нина... нельзя сказать, что она мечтает уехать в Финляндию, но она видит для себя продолжение своей карьеры именно в этом, что она найдет себе богатого мужчину в Финляндии, при котором она будет жить там, у которого есть жена, она увезет с собой детей.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - А она будет любовницей его.
С. ИСАКОВ - Да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Мы сейчас сделаем паузу, небольшая реклама. Такая реклама, хорошая и правильная, ничего не подумайте. Потом мы продолжим говорить с ребятами.
-
Программа называется "Своими глазами". Своими глазами карело-финскую землю, такую странную, которая сейчас Карельская республика, видели Сергей Васильев и Сергей Исаков, два корреспондента журнала "Огонек". Мы с вами знаем, что такие чудесные оазисы, они там часто не ограничивается только этими вопросами, которые вы изучали, там бывают вещи и похуже.
С. ВАСИЛЬЕВ - Бывают вещи и похуже. Прежде всего наркотики и пьянство. Среди тех проституток, которых мы видели в самом баре "Хелю", было достаточно много, которые приходили уже под вечер. Было видно, что они наркоманки. Нина, когда мы спрашивали у нее, действительно ли они наркоманки, она подтверждала. При этом она как-то сказала нам такую фразу: "Мне страшно, что они приходят каждый вечер, чтобы заработать себе на дозу, иначе у них начнется ломка, тогда как я могу приходить тогда, когда мне это нужно, когда у меня нет денег". Это наркомания, очень большая проблема. Нам даже показалось, что те люди, которые заинтересованы - это владельцы этих гостиниц, притонов, - они каким-то образом подсаживают на иглу этих девушек специально, чтобы вызвать у них зависимость, чтобы потом они были привязаны к этому месту работы и приносили доход своим сутенерам.
С. ИСАКОВ - То, что касается Флоры. Вот эта девушка Флора, она даже нам говорила о том, что она не наркоманка, но буквально несколько дней назад она первый раз попробовала гашиш.
С. ВАСИЛЬЕВ - Говорит: "Я чуть с балкона не упала". И спрашивала у меня, пробовал ли я такой-то наркотик. Я говорю - нет. Поинтересовался, сколько он здесь стоит, доступен ли он для нее. Она говорит: "Нет, я пока себе позволить этого не могу". Назвала сумму в районе тысячи рублей. Кстати, сами эти проститутки - сколько они зарабатывают - с финнов они за час берут начиная с 1,5 тысячи рублей, 40 евро, с русских начиная от тысячи, вот такая поблажечка делается.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - В долларах меньше получается.
С. ВАСИЛЬЕВ - 50 долларов для финнов, 30 долларов для русских. А что касается пьянства, мы общались с медиками местными из кожно-венерологического диспансера по поводу того, есть ли какая-то зависимость от уровня проституции заболеваний кожно-венерологических. Они говорят, что раньше это было, а сейчас практически нет, проститутки к ним не приходят, а если приходят, то буквально единицы. Часто девушки, которых по виду можно опознать как проституток, они не называют себя, не называют свою профессию, тогда как раньше они открывали ее. Поэтому никаких кожно-венерологических заболеваний, сифилиса, как пишут финские журналисты, там этого нет.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Нет или не выявлено?
С. ВАСИЛЬЕВ - Было раньше, но сейчас нет. Ну, не выявлено, скорее всего, не выявлено.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Вы увидели вот этот замечательный город Сортавала в нынешнем виде. Естественно, вы беседовали, каким он был раньше. Естественно, можно сравнить, вот чего стало меньше, чего стало больше. Какова тенденция развития такого странного города? Проституции становится больше или меньше?
С. ИСАКОВ - К этому просто все привыкли. К этому не относятся как к проституции, как к криминалу, какому-то бизнесу грязному. К этому относятся просто как к работе, ну, не к работе, а просто как к части рыночной экономики. Да, у нас есть ларьки, где продается пиво, у нас есть проститутки, у нас есть какая-то транспортная система. Это просто часть жизни города, часть бизнеса.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Проституток становится меньше или больше?
С. ВАСИЛЬЕВ - А как это можно подсчитать?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Судя по тому, как мы начали нашу беседу, и вы сказали, что там сидело три грустных финна, каменных таких, то нельзя сказать, что это процветающий бизнес. И то, что там они давали по 10 рублей.
С. ИСАКОВ - Нельзя говорить о том, что бизнес проституции находится только в гостиницах. Очень много частных квартир. И сама же Нина говорила, что ей кажется, что две трети проституток - это частные лица, которые не связаны с сутенерами, девушки, которые нашли себе одного клиента, который приезжает из Финляндии раз в неделю и просто уезжает к себе домой. Т.е. это такие отношения, можно сказать, любовница, которая получает регулярно зарплату.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Т.е. некоторые финны приезжают на регулярной основе.
С. ИСАКОВ - Большинство финнов приезжает на регулярной основе именно к одной проститутке. И еще появилась мужская проституция. Т.е. появились пожилые финки, которые приезжают к молодым людям здесь, в Сортавале, содержат их, покупают им машины, какие-то "Жигули".
С. ВАСИЛЬЕВ - Нина нам рассказывала, что знакома с одной женщиной, которая нашла себе друга в Сортавале, каждый месяц отстегивает ему по 600 долларов, покупает одежду, вот как раз ему она купила машину, и он живет за счет нее.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Т.е. в общем...
С. ИСАКОВ - Все неплохо.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Такие суммы очень приличные. Насколько этот город уникальный в своем роде? Это такая, я так понимаю, примета приграничных городов.
С. ВАСИЛЬЕВ - Да, это примета приграничных городов. Потому что с подобными проблемами сталкиваются и Выборг, и Калининград. В Калининград ездят немцы, тоже посмотреть.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Калининград, по-моему, там пожестче, все-таки город с претензией, он как-то везде на слуху и на виду. Или там тоже эта же проблема существует?
С. ВАСИЛЬЕВ - Там эта же проблема есть. Неслучайно эти цифры по СПИДу, что город лидирует в России по уровню СПИДа. И Выборг то же самое. Т.е. это примета приграничных городов.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Я напоследок хотел бы вот что спросить, вернуться к своему вопросу по поводу провинция и провинция. Вот бывает такая провинция, глухая и ужасная. К сожалению, ужасная, где люди живут без какой-то надежды, что что-то изменится. При этом виновато очень многое. И инфраструктура, и удаленность, и, к сожалению великому, местная власть, и отношение вот этой маленькой местной власти с так называемой большой властью в районном городе. И потом молодежь, которая, вы знаете, уезжает из маленьких городков и все-таки старается как-то определиться. Тут мне на пейджер пишут, почему у меня потухший голос. Да не потухший. Просто когда такая тема разговора, не очень радостно. Чего по поводу этого радоваться? Как вам показалось, что-то изменится или так оно там и будет? Только честно.
С. ВАСИЛЬЕВ - Да чего там изменится... Все говорят, что как только наступят благоприятные с экономической точки зрения времена, что-то начнет меняться. А так... сложно сказать.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Нет предпосылок для этого региона, чтобы что-то там наступило?
С. ВАСИЛЬЕВ - Нам рассказывали женщины из кожно-венерологического диспансера, сейчас там восстанавливается немножко мясокомбинат, принял на работу 20 человек, рыбокомбинат, тоже на работу принял 20 человек. Сейчас там Лужков какие-то сферы бизнеса осваивает, примет на работу 50 человек. Они говорят: и вот придут московские, и будет все их. А мы спрашиваем: "А что в этом плохого? Сейчас 50 человекам даст работу, потом еще 100, потом еще 100". Т.е. какой-то скептицизм, мне кажется, они даже сами не верят в то, что при их жизни наступят какие-то лучшие времена.
С. ИСАКОВ - А сама Нина мечтает стать таксистом. Она мечтает накопить денег на машину, на "шестерку". Она считает, что таксисты живут неплохо, и она сможет так зарабатывать. Тогда она бросит проституцию.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Понятно. Куда дальше поедете?
С. ИСАКОВ - Мы мечтаем о Сахалине.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Я думаю, что после того, как сахалинцы послушают эту передачу или прочитают ее расшифровку в Интернете, я думаю, что на пушечный выстрел... Будете остановлены где-то. Вам знаете куда? К Туркмен-баши поехать хорошо бы.
С. ВАСИЛЬЕВ - Не дай бог.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - А почему не дай бог? Кривая журналистская дорожка еще и не туда заведет.
С. ИСАКОВ - Я думаю, нас не пустят.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Представляете, вы с котомкой, со сломанным о бетон фотоаппаратом в первую секунду, бежите к государственной границе, а вслед стреляют по ногам. Я считаю, что это очень романтично. Это такая хорошая история. Есть несколько таких наших бывших советских республик, которые славятся этим делом. Опять же очень хорошо, чтобы вы в Белоруссию съездили.
С. ВАСИЛЬЕВ - На Украину можно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Боюсь, на Украине вы будете разочарованы. А вот Белоруссия... Ну, чтобы повысылали вас откуда-нибудь. А то вы чего-то заглядываете не туда. Спасибо вам большое. Это была передача "Своими глазами". Сегодня мы глазами Сергея Васильева, корреспондента, и глазами Сергея Исакова, фотокорреспондента, оба из журнала "Огонек", мы с вами побывали в Сортавале, в Карельской республике, в столице карело-финской дружбы. Кстати, последний вопрос. А почему дружбы?
С. ВАСИЛЬЕВ - Потому что там рядышком пункт международного пропуска "Вяртсиля". Оттуда практически все финны попадают на территорию Карелии, там завязываются все эти связи политические, экономические, машины разъезжаются по всей Карелии. Поэтому принято считать, что это такой регион, где финны знакомятся с Россией.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Ну а как знакомятся, это мы с вами увидели. Спасибо большое. Я напоминаю, передача "Своими глазами", вел ее Матвей Ганапольский. До понедельника.
Источник: Эхо Москвы

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.