Автосредство наживы

Автосредство наживы

Незаконный автобизнес по-прежнему остаётся одним из самых доходных, безопасных, а потому излюбленных преступным миром видов деятельности.

Как уверяет начальник специализированного отдела по розыску краденого и угнанного автотранспорта при УВД города Иркутска Олег Гергедава, проблема эта является общероссийской: столица Приангарья по результатам прошлого года не попала в десятку худших по раскрываемости этого вида преступлений. У нас раскрываемость краж и угонов машин в три раза выше, чем в Москве, где она составляет всего 3,5%.

Однако владельцев угнанных авто вряд ли может успокоить тот факт, что в каком-то регионе страны правоохранительные органы работают ещё хуже. В прошлом году в Иркутске совершено 997 хищений машин, из них раскрыто всего 74. Привлечено к ответственности 257 человек, большинство из них осуждены к условной мере наказания, и примерно 40 угонщиков, ещё не отбыв это "наказание", вновь попались на аналогичном преступлении.

"Белые пятна" закона

Сами оперативники склонны рассматривать все случаи угона автомобиля как кражу. Хотя пойманный за руку угонщик, как правило, отделывается отговорками типа "просто взял покататься". Несовершенное законодательство даёт преступникам фору, и милиция, по мнению Олега Гергедавы, здесь бессильна: если по ст. 158 ("Кража") вор мог бы лишиться свободы на срок до 10 лет, то за угон ("Неправомерное завладение автомобилем или другим транспортным средством без цели хищения" - ст. 166) ему грозит в лучшем случае условный срок, а то и просто штраф.

Полковник Гергедава считает, что уже давно назрела необходимость и в России ужесточить меру ответственности за хищение автотранспорта, как это сделали в 90-х годах в США (любителю кататься на чужих авто там грозит теперь 20 лет тюрьмы).

Судя по всему, российские законотворцы согласны с тем, что Уголовный кодекс РФ требует уточнения понятия "кража автотранспортного средства". Осенью прошлого года Государственная Дума начала готовить поправки в уголовный закон, суть которых сводится к тому, чтобы приравнять к краже как само покушение на хищение автомобиля, так и незаконное в него проникновение.

Куда смотрит милиция

Но пока "белые пятна" в законодательстве не устранены, люди не должны страдать - таково мнение начальника Главного управления внутренних дел области Алексея Антонова. В апреле прошлого года его приказом отдел розыска автотранспорта в Иркутске был реорганизован и усилен. Если раньше в этом подразделении работало около трёх десятков оперативников, то в составе специализированного отдела уже 130 сотрудников, и среди них не только оперуполномоченные уголовного розыска и БЭП, но и следователи. В новой структуре есть также отделение по борьбе с организованными преступными группами в сфере автобизнеса и даже собственная дежурная часть.

Подразделение, имеющее статус временного и внештатного, работает уже около года. В его результативности убеждают последние статданные: за два месяца нынешнего года из 166 краж и угонов автотранспорта в Иркутске раскрыто каждое пятое преступление, тогда как в прошлом году милиции удавалось схватить злоумышленников за руку почти в три раза реже.

С начала нынешнего года арестовано 22 подозреваемых в кражах и разбойных нападениях на владельцев автомобилей. Есть среди раскрытых преступлений и громкие, имевшие большой общественный резонанс. Недавно к уголовной ответственности привлечены две группировки так называемых удавочников, орудовавших в Куйбышевском районе Иркутска. В их составе 17 человек, большая часть из которых - несовершеннолетние. Малолетки, руководил которыми взрослый преступник, накидывали таксисту удавку на шею, избивали и грабили. В общей сложности они совершили 30 разбоев.

В первой половине нынешнего года в суд должны быть направлены уголовные дела ещё по трём группировкам, на счету которых 35 эпизодов преступной деятельности, связанных с завладением транспортными средствами.

Ноу-хау иркутской автомафии

И всё же решение главной проблемы - кражи машин с целью возврата владельцам за вознаграждение - милиционерами так и не найдено. Этот нелегальный бизнес является одной из главных статей дохода в организованном преступном сообществе Приангарья. Олег Гергедава видит причину неуязвимости автомафии опять же в несовершенстве законодательства. Он заявил, что ему и его операм известны все посредники между угонщиками и потерпевшими - то есть те люди, которые возвращают хозяевам украденные у них машины, а полученное "вознаграждение" передают ворам. В Иркутске действует не больше 15 таких дельцов, и каждый уже по 2-3 раза попадался сотрудникам милиции. Однако их "услуги" не подпадают ни под одну статью Уголовного кодекса, по закону таких посредников можно задержать лишь на двое суток.

По-другому смотрят на эту проблему сотрудники прокуратуры. По мнению заместителя прокурора Иркутской области Игоря Бурановского, привлечь к ответственности криминальных авторитетов, поставивших на поток возврат ворованных машин их владельцам за вознаграждение, не удаётся прежде всего из-за слабой агентурно-оперативной позиции милиции. Он считает, что возможности, которые предоставляет сыщикам закон об оперативно-розыскной деятельности, сегодня используются не больше чем на 15%. А поэтому уголовному розыску не стоило бы всю ответственность за низкую результативность борьбы с автоугонами перекладывать на законотворцев.

Заместитель прокурора области отметил также порочную милицейскую практику не доводить расследование уголовных дел по хищению машин до конца: после того, как хозяин выкупает свою машину через посредников, работа по поимке воров тут же прекращается. Игорь Бурановский назвал возврат автомобилей владельцам за вознаграждение ноу-хау иркутской автомафии. Такого способа хищений транспортных средств, заявил он, нет ни в Красноярске, ни в Новосибирске, ни во Владивостоке, ни в Москве, ни в других регионах. (Олег Гергедава сделал поправку к такому утверждению: изобретение иркутской мафии успешно внедрено в Калининграде, а в последнее время опыт наших автодельцов пытаются перенять и в криминальном сообществе Читинской области).

Прокуратура области без оптимизма смотрит на проведённую в прошлом году реорганизацию отдела по розыску транспорта, сомневаясь, что она позволит добиться успеха в пресечении организованной преступной деятельности, приносящей в общак такой большой доход. По мнению Игоря Бурановского, руководству Иркутского ГУВД пора признать, что своими силами проблему в области не решить, и обратиться за помощью в министерство, а возможно и в академию МВД - приезд бригады специалистов-практиков и учёных из Москвы, возможно, и помог бы переломить ситуацию с хищением автотранспорта.

Пока же упрёки милиционеров населению, которое больше доверяет криминалу, чем стражам порядка, на взгляд прокуратуры, безосновательны. Доверие к милиции, сказал Игорь Бурановский, появится лишь в том случае, если хотя бы 30% краж машин будет раскрываться. Пока же в навязанной криминалом схеме возврата угнанных автомобилей (похитил - позвонил хозяину - вернул за вознаграждение) милиция остаётся сторонним наблюдателем, лишней структурой.

Правда, сейчас идёт судебный процесс над двумя группировками, занимающимися нелегальным автобизнесом в рамках организованного преступного сообщества. И обвинительные приговоры помогли бы в какой-то мере завоевать доверие населения. Но этих приговоров, как резонно заметил Бурановский, надо ещё дождаться. (В 2004 году подобное дело развалилось).

Заместитель прокурора Иркутской области также высказал предположение, что в нелегальный автобизнес вовлечены и сами сотрудники милиции. В немалой степени именно по этой причине преступным авторитетам удаётся так легко уходить от ответственности. По его мнению, служба собственной безопасности ГУВД в этом плане явно недорабатывает.

В интервью нашей газете генерал-лейтенант Алексей Антонов, подводя итоги работы ГУВД за 9 месяцев прошлого года, также высказывал озабоченность размерами предательства сотрудников, особенно при оказании содействия в легализации похищенного автотранспорта. Для пресечения правонарушений подобного рода в управлении по приказу МВД создана специальная рабочая группа, в состав которой вошёл и сотрудник службы собственной безопасности. В прошлом году этой службой выявлено несколько фактов незаконной регистрации дорогостоящих автомобилей, в том числе и по поддельным ПТС (26 иномарок в Усть-Куте, 22 - в Иркутске).

Тысяча и один способ "доить" автолюбителей

В таком случае возникает вопрос: "А можно ли уберечь свою любимицу от угона?". Начальник Восточно-Сибирского филиала ВНИИ МВД России, кандидат юридических наук Сергей Сухов пояснил, что организованные преступные группы, занимающиеся нелегальным автобизнесом, либо сами содержат автостоянки и СТО, либо с лёгкостью подыскивают там сообщников. По мнению аналитика, они имеют сведения о противоугонных устройствах, могут сделать дубликаты ключей, считать код сигнализации. Сергей Сухов заметил также, что преступники отслеживают все технические новации, часто используют такие нестандартные средства, как автомобили-эвакуаторы, сканеры сигналов, универсальные ключи из особо прочных сплавов, способные открыть любые замки.

Правда, Олег Гергедава не склонен считать угонщиков, как он выразился, "гигантами мысли". По его мнению, проблема скорее в безответственности руководителей фирм, устанавливающих автосигнализацию: большинство бизнесменов заинтересовано только в том, как бы получить с клиентов побольше денег, авторитетом же собственных предприятий они не дорожат. Олег Аполлонович рассказал, что приглашал руководителей таких фирм и предлагал им провести экспертизу, чтобы выяснить, почему сигнализация не помешала угнать машину клиента. Однако никто из предпринимателей на призыв милиции не ответил.

Сейчас в отделе по розыску краденых машин проводится анализ: сколько угнанных авто на совести каждой из фирм, занимающихся оборудованием сигналок. Может быть, антирекламная кампания поможет воспитать в коммерсантах чувство ответственности?

Филиал ВНИИ МВД России изучал также вопрос, откуда чаще всего угоняются машины в Иркутске. Оказалось: отовсюду. 40% краж совершается из гаражей. Но в основном, конечно, автомобили воруют с неохраняемых мест парковки: с улиц, от домов, магазинов, ночных клубов и т. п. В том числе с так называемых "платных неохраняемых автостоянок", где ушлые бизнесмены берут с клиентов деньги, но не несут никакой ответственности в случае угона или порчи машины.

По уверению полковника Гергедавы, в большинстве отраслей автобизнеса вообще не принято отвечать ни за качество, ни за законность предоставленных услуг. Так, на авторазборках спокойно скупают краденые запчасти, зная, что за это не привлекут к ответственности. В автомагазинах выдают справку-счёт на угнанную машину, заставляя добросовестного покупателя, выложившего из кармана сотни тысяч рублей, мучиться потом с постановкой её на учёт (это можно сделать только через суд). К слову сказать, в областном центре таких магазинов более пятидесяти, а справка-счёт при покупке кота в мешке стоит 800 рублей.

Рекорд "Тойоты"

Так что владельцы машин оказываются у нас в положении: куда ни кинь - всюду клин. Кто же из автолюбителей рискует больше? Чаще угоняют автомашины престижных марок с незначительным сроком эксплуатации. Такой вывод сделан штабом отдела по розыску краденых машин при УВД Иркутска. Возглавляющий его капитан милиции Евгений Чебурин рассказал, что по итогам 2005 года лидером среди угоняемых машин в областном центре стала "Тойота" (210 единиц). Причём популярны у воров практически все модификации этой японской марки, но первой в списке стоит относительно дешёвая "Королла" (45 единиц), которая значительно "оторвалась" от следующих за ней "Калдины" (22) и "Короны" (21). Следом идёт микроавтобус "Таун айс" (16). Японская же модель "Ниссан" не смогла "угнаться" за "Тойотой" (16 против 210).

Не забыта угонщиками и продукция Волжского автозавода. В прошлом году от хозяев уехали без спросу 29 "Жигулей" различных модификаций, среди которых на первом месте оказалась "шестёрка". Эти преступления раскрываются чаще: малопрестижная "Лада" не представляет интереса для организованных группировок; отечественную продукцию, раскурочить которую совсем несложно, предпочитает обычная шпана - любители прокатиться с ветерком.

Роскошные "Лендкрузеры" (15) и дорогущие "Мерседесы" (8) оказались в центре списка, уступая более дешёвым машинам. В какой-то мере из-за того, что их хозяева стараются не рисковать: они гораздо чаще страхуют своих "коней", в которых вложено целое состояние. С другой стороны, и степень защиты у этих машин выше. Однако, по словам Евгения Чебурина, в начале нынешнего года в Иркутске зарегистрировано уже 10 краж именно элитных, наиболее дорогих автомобилей, что свидетельствует как о росте профессионализма угонщиков, так и их обеспеченности самыми модерновыми спецсредствами.

Совсем не интересуют автоворов, как показал анализ, "европейки": "Пежо", "Рено", "Сааб", "Ситроен" и "Фольксваген". В прошлом году в Иркутске не угнали ни одной машины этих марок.

Не покушаются обычно автодельцы и на "старичков": хозяевам легче их бросить, чем выкупать. А вот за возврат иномарок 1997 - 2002 годов выпуска потерпевшие, скрепя сердце, выкладывают вымогаемое у них "вознаграждение" в сумме от трети до половины стоимости любимого авто, предпочитая сговор с ворами, чем риск навсегда потерять дорогую вещь.
Источник: Бабр.Ru

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.