Умирающий полуостров Бальга

В Калининградской области продолжают гибнуть уникальные исторические памятники

Полуостров Бальга, расположенный на берегу Вислинского залива, – один из самых таинственных уголков Калининградской области. Увы, после окончания Второй мировой войны это еще и одно из самых неухоженных и диких мест региона. Сегодня Бальга известна не столько как предмет исследований историков и краеведов, сколько как полигон для черных кладоискателей.

Зовут сокровища Бальги

Бальга манит к себе тысячи калининградцев легендами и рассказами «очевидцев» о подземельях средневекового замка, построенного крестоносцами, где, конечно, скрыты «несметные сокровища», якобы зарытые немцами накануне своего отступления в 1945 году. Начальник отдела по поиску культурных ценностей научно-производственного центра по восстановлению исторических памятников при Министерстве культуры Калининградской области Авенир Овсянов изучает тему Бальги не первый год. Он собрал массу информации, основываясь на подлинных исторических документах, собранных им в архивах России, Польши, Германии, Литвы, Франции и Швеции, опросил местных жителей, проживающих до войны в поселке Бальга и оказавшихся беженцами вместе с отступающими с полуострова воинами вермахта. На днях Овсянов издал в Калининграде книгу «Бальга».

«Я писал это исследование не ради славы, – заявил «НГ» автор книги. – А для того, чтобы заставить российские власти, как правительство страны, так и губернатора области Георгия Бооса, обратить внимание на сотни исторических памятников в регионе, оказавшихся в забвении. Ведь именно в нашем регионе, как ни в каком другом месте, перемешались европейская и российская история. И все это нужно сохранить».

«У нас в области, – говорит Овсянов, – свыше тысячи значимых памятников культуры с особым историческим наследием. В том числе около 30 замковых сооружений. Но почти все они в заброшенном, руинном состоянии и напоминают помойки, за которые бывает стыдно перед иностранными туристами. Причем самым значимым из них является далеко не Королевская гора в Калининграде, где, кстати, на месте взорванного Орденского замка вот уже почти 40 лет возвышается недостроенный дом Советов. Самым значимым и заповедным местом является именно замок Бальга. Он был первым в Восточной Пруссии кирпичным архитектурным сооружением, и построен он гораздо раньше, чем Королевский замок и Королевские ворота в Кенигсберге».

Последним, как известно, повезло. Они стали юбилейным знаком и символом отгремевшего в прошлом году 750-летнего юбилея Калининграда. Благодаря финансированию федерального правительства Королевские ворота приобрели «товарный вид», стали филиалом музея Мирового океана.

До основанья, а... зачем?

А почему нельзя возродить Бальгу, создать здесь международный культурный центр отдыха, организовать туристические тропы? Благо что места эти связаны с Наполеоном, Багратионом и Барклаем де Толли. Но у властей руки не доходят до Бальги. Да и не только до нее. В нынешнем Багратионовске, как и в Бальге, погибает замковое сооружение Прейсиш-Эйлау. В Советске, как утверждают специалисты МЧС, ледоходом нынешней весны может снести старый мост Королевы Луизы на Немане, давно ждущий ремонта. А ведь это историческое место – здесь почти 200 лет назад Александр I заключил Тильзитский мир с Наполеоном. Мир был нарушен в 1812 году, а еще через год французские войска вынуждены были бежать через Бальгу по льду Вислинского залива и далее через косу Фриш (ныне Балтийскую) пробиваться на родину. Кстати, история с отступлением захватчиков по льду Вислинского залива через Бальгу и косу Фриш повторилась в марте 1945 года, когда войска 3-го Белорусского фронта блокировали 4-ю полевую немецкую армию.

Что представляла собой Бальга в первые послевоенные годы? На крупномасштабной панораме, датированной концом марта 1945 года, можно различить множество воронок, сплошные руины деревни Бальга, лесные завалы, остовы сгоревшей техники, часть из которой даже не была развернута в боевые порядки, разрушенные причалы, плоты, лодки и баржи, паутину окопов, траншей и ходов сообщения.

После войны об историческом и культурном наследии Бальги, похоже, было дано указание забыть. Вспоминать можно было только о подвиге Красной Армии при проведении восточно-прусской операции. Многие уцелевшие замковые сооружения, форты превратились в склады стройматериалов, взрывчатки, овощехранилища. А о Бальге вспоминали лишь тогда, когда искали утраченные ценности из музеев России.

«В 1981 году при обследовании одного из подземных сооружений на Бальге Калининградской государственной археологической экспедицией, занимающейся поиском Янтарной комнаты, произошел сильный взрыв, – вспоминает Овсянов, – погиб находившийся в подземелье солдат саперного батальона, четверо участников этой экспедиции были ранены. После этого в 11-й гвардейской армии были серьезные разборки по поводу гибели солдата, и работу экспедиции вскоре прикрыли».

В итоге версия нахождения Янтарной комнаты на Бальге осталась до конца не проверенной и поиск «восьмого чуда света» начал носить в основном подпольный характер. Интерес черных кладоискателей к Бальге тотально усилился. В свое время саперы провели на полуострове сплошное разминирование. Но многие разбитые артиллерийские орудия, стрелковое оружие, боеприпасы из-за невозможности быстро их вывезти, по рассказам очевидцев из трофейных команд, затопили в окрестных болотах и в заливе. Вот и потянуло кладоискателей в трясину.

Воздушный замок на болоте

Бальга как памятник культуры, археологии, уникального природного ландшафта занесена во все энциклопедические европейские справочники. «Полуостров Бальга (в немецких источниках «балга» – от слова «болото») на протяжении нескольких столетий принадлежал пруссам, – рассказывает Овсянов. – Так назывались племена, населявшие в Средневековье земли между устьями Вислы и Немана».

Именно пруссы основали на высоком холмистом берегу залива деревянную крепость на Бальге и назвали ее Хонеда. Конкретная дата начала ее строительства и поселения тут прусских племен калининградскими историками не установлена. Но из архивных документов известно, что в 1237 году рыцари Тевтонского ордена впервые увидели ее с залива и в течение двух лет не могли ее захватить.

Как проходила двухгодичная осада и попытки штурма крепости Хонеда, осталось тайной. «На огромном бальгском валуне нанесена цифра «1239», – говорит Авенир Овсянов. – Валун этот сейчас находится в центре Багратионовска, а надпись на прикрепленной к нему доске гласит о дате основания города. До середины 70-х годов ХХ века этот валун лежал на Бальге у руин дома священника. Он был поставлен в 1939 году в честь 700-летия основания замка. Высеченная на валуне дата «1239» и является точкой отсчета орденского времени на территории нынешней Калининградской области. Но это было потом, а за два года до этого здесь происходили трагические события – захват крепости Хонеда войсками Тевтонского ордена под командованием Дитриха Бернхайма».

Именно Дитрих Бернхайм стал первым начальником гарнизона крепости Бальга. К 1290 году замок Бальга имел центральное сооружение, обводные стены с галереями, дозорной и двумя оборонительными башнями, хозяйственные постройки, богадельню, где доживали свой век престарелые рыцари, мастерские, пекарню, склады-амбары, лазарет, казармы для оруженосцев и наемного войска, трапезные, арсенал, конюшни, тюрьму, пивоварню и данцкер (туалет). В 1525 году Тевтонский орден свернул свою деятельность на завоеванных когда-то прусских землях.

Часть рыцарей, верных его канонам, перебралась в Германию. Епископская власть закончилась в 1550 году, впрочем, к этому времени уменьшилась и значимость замка как крепостного сооружения. Он постепенно начал превращаться в исторический памятник. В последующие годы через Бальгу пролегали не только деловые и туристические пути, но и «тропы» войны. Так, шведский король Густав II Адольф в 20-е годы XVII столетия использовал замок в качестве армейского склада при ведении боевых действий с Польшей. В Семилетнюю войну здесь размещался небольшой российский гарнизон, а зимой 1813 года мимо Бальги прошли обозы отступающей наполеоновской армии.

До войны немцы бережно относились к исторической реликвии. До сих пор сохранилось множество фотографий и немецких карт с описанием Бальги до начала Второй мировой войны. Экзотическая замковая территория, разновысокие средневековые руины на фоне деревьев-гигантов, старинные рвы с подъемными мостами, каменными опорами и парапетами, «седая» кирпичная кладка с окнами-амбразурами, винтовой лестницей, сводами и рыцарской галереей, крутые береговые откосы с активными оползнями и «сползающими» деревьями представляли собой достопримечательность, известную далеко за пределами Восточной Пруссии. Это способствовало развитию и процветанию деревни Бальга, или, как теперь говорят, поселка городского типа, со всеми его атрибутами – кирхой, школой, спортивным комплексом, магазинами, турбазой, богадельней, почтой, больницей, пивоварней и постоялым двором.

Все это утопало в зелени деревьев, завезенных сюда из Южной Америки, Китая, Японии, Скандинавии и других стран. Здесь росли магнолии, спиреи, японская айва, рододендрон, белый терновник, помидорное дерево и множество других. Часть этого дендрологического богатства сохранилась до наших дней.

А почему мы не можем?

Рост финансовых поступлений от туризма позволял немцам, некогда владевшим этой территорией, вести реставрационные и реконструкционные работы по воссозданию некоторых бывших замковых сооружений. Так, в 1928 году была восстановлена дозорная башня форбурга, где разместился местный краеведческий музей.

«Почему же мы не можем тоже для приезжающих туристов построить тут небольшой ресторанчик, открыть судоходство и прямо с Бальги под парусами ходить на родину Коперника, Торунь, по заливу? – спрашивает Овсянов. – Почему не можем по-хозяйски использовать доставшееся нам наследство? Разве нельзя на Бальге зарабатывать хорошие деньги? Неужели нельзя привести в порядок разбитую старую немецкую дорогу, ведущую к Бальге? К сожалению, до сих пор власти Калининградской области в этом плане ничем не отличались от первых секретарей обкома КПСС. Правда, теперь Георгий Боос создал на базе управления культуры целое министерство. Может, новый министр культуры вспомнит о Бальге?»

Впрочем, как сообщил «НГ» начальник отдела культурного наследия и архивов данного министерства Андрей Попов, средств на реставрацию Бальги нет. Чиновник посоветовал обратиться в дирекцию Калининградского филиала федерального агентства по культуре и кинематографии, так как Бальга является памятником культуры федерального значения и должна охраняться государством.

Но как может Бальга охраняться, если здесь нет даже обычного милицейского поста? Да и участкового инспектора днем с огнем не сыщешь. В беседе с корреспондентом «НГ» руководитель агентства Владимир Ярош согласился, что Бальга заслуживает особого внимания, но для сохранения культурного наследия, замковых сооружений и получения из правительства финансирования, по его словам, нужна концепция, проект туристического культурного комплекса «Бальга». А его, утверждает Ярош, нет и не было никогда.

Однако еще семь лет назад проект замкового музейного комплекса «Бальга» вместе с макетом разработал калининградский архитектор Юрий Забуга. Фотографию макета, кстати, можно увидеть в книге Овсянова. Но чиновники, похоже, полагают, что не стоит вкладывать деньги в развалины.

Между тем в соседней Польше, в городе Кеншин, из еще больших руин восстановили бывшую ставку Гитлера «Вольфшансе» (Волчье логово), где в 1944 году было совершено покушение на фюрера. Теперь здесь под открытым небом работает прекрасный музейный комплекс, который посещают ежегодно тысячи туристов со всей Европы. Здесь берут деньги не только за посещение ставки Гитлера, но вовсю торгуют книгами, рассказывающими о том, как полковник немецкой резервной армии Клаус фон Штауфенберг подложил портфель со взрывчаткой под стол в бункере, где фюрер проводил совещание. Книгу охотно покупают посетители музейного комплекса, так же как и сувениры, сделанные из янтаря, добытого, кстати, в карьерах Калининградского янтарного комбината.

Помнится, что в сентябре 1994 года сотрудники американской поисковой экспедиции «Глобал Эксплорейшенз» побывали на Бальге с целью предварительной рекогносцировки местности для будущих георадарных исследований. Заокеанским коллегам были показаны руины, местные ландшафты, бывшие епископские сады, некоторые деревья-интродуценты и другие достопримечательности. Иностранные гости прошли по «экзотической» туристической тропе, а на пляже набрали кусочки мелкого янтаря. После экскурсии президент экспедиции Норманн Скотт сказал: «Вы, русские, ходите по земле, которая покрыта долларами в три слоя, и вам лень нагнуться и поднять их». И пояснил: «Такой красоты и сосредоточения в одном месте невостребованных достоинств я еще не видел. Если бы мне была предоставлена возможность, я немедленно не торгуясь купил бы Бальгу». А на вопрос, что бы он тут сделал, ответил: «Организовал бы историко-архитектурный, археологический (на базе городища-святилища), ландшафтный и дендрологический заповедники. От пролива у города Балтийска прорыл бы судоходный канал (а ведь он существовал ранее. – А.Р.) и вложил бы деньги в эффективную берегозащиту от оползней. В конечном счете создал бы региональный, а может, и международный туристический комплекс, который окупил бы затраты в самое короткое время».
* * *

Похоже, впрочем, пока никому из калининградских чиновников это не нужно.
Источник: Независимая газета

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.