«Пламя из недр»: что происходит на горящих короотвалах в Калининграде (фото)

Все новости по теме: Пожары

Жаркая погода, пришедшая в регион на прошлой неделе, сильно осложнила жизнь и пожарным, почти поселившимся на горящих короотвалах, и жителям близлежащих районов города, которые могут дышать полной грудью только при определенном направлении ветра. О том, при каком именно, — в репортаже «Нового Калининграда.Ru».

При въезде на территорию целлюлозно-бумажного комбината можно легко погрузиться в атмосферу Кёнигсберга розлива «апрель 45-го» — старые немецкие цеха и элеваторы будто минуту назад накрыло ковровой бомбежкой, для полноты эффекта над руинами поднимается легкий дымок, а в воздухе висит отчетливый запах гари.

После пятиминутной скачки по колдобинам перед нами вырастают 15-метровые холмы из мелкой рыхлой щепы — это и есть знаменитые короотвалы. Тех, кто ожидал увидеть объятые пламенем горы древесины, ждет легкое разочарование — открытое горение можно увидеть сейчас лишь в одном месте. Над отвалами то тут, то там поднимаются лишь струйки дыма.

Сейчас струйки, сбиваясь в плотный туман, уходят куда-то в необитаемые пространства — ветер северо-восточный. «Только сейчас поменялся, с утра был западный. Поэтому все сейчас идет на Преголю. Самый плохой ветер — южный, юго-западный, тогда все несет на город. Если чисто южный ветер — на конец проспекта Победы, улицу Химическую и все остальное, если юго-западный, то все идет на центр города», — поясняет глава городского управления по делам ГО и ЧС Яков Филатов.

По земле тянутся змейки пожарных шлангов, гребни отвалов оседлали специалисты управления по делам ГО и ЧС и сотрудники МЧС — они обильно поливают водой отходы бумажного производства. Насосы, которые не могли запустить из-за того, что кто-то опрометчиво разобрал часть зданий комбината вместе с пожарным водопроводом, снова работают, и сейчас спасительная влага бесперебойно поступает прямиком из Преголи.

_NEV8141.jpg

Сегодня здесь работают человек 20 — пожарные, специалисты «Водоканала» (их задача — обеспечить бесперебойное снабжение водой) и городской службы заказчика, поясняет Филатов. Последние выкашивают камыш, который взял древесные отходы в плотное кольцо окружения — если вымахавшие в человеческий рост сухие растения вдруг решат вспыхнуть, то в лучшем случае сгорит поле. В худшем — поле сгорит вместе с короотвалом.

С горением на холме, который спасатели называют «дальним», справиться удалось при помощи радикальных мер — вертолеты МЧС сделали 11 заходов, за каждый из них сбросив на короотвал по 3,5 тонны воды.

«Общая площадь короотвала 18,5 га. Возгорание было на площади 3,4 га, по состоянию на данный момент у нас остается пока непогашенным где-то порядка 1 гектара», — сказал Филатов.

Огнеборцы еще с 8 июня перешли здесь почти на круглосуточный режим работы — начинают в 6 утра, в 18:00 — пересменка, и до 23:00 горы щепы поливает уже новая смена. В темноте скакать по коварным короотвалам без риска свернуть себе шею невозможно. «Там горит внутри, образуются полости, и оно все может провалиться вовнутрь», — поясняет Филатов. Иллюстрации таких обвалов довольно красноречивы — одна из ям, диаметром метров 30 и с десяток глубиной, впечатляет особенно.

Нервно переминаясь с ноги на ногу, интересуемся, не рискуем ли и мы загреметь случайно в какую-нибудь пропасть. «Нет, под нами сейчас ничего не провалится. А гореть под нами может, да. Огонь на глубине там где-то ходит, он просто наружу не выходит, — „успокаивают“ спасатели. — А вот фотограф ваш зря туда пошел, сейчас у него кроссовки сгорят».

Шанс спалить себе обувь, впрочем, не останавливает не только нас — по короотвалам гуляют явно посторонние «элементы». «Бомжи ходят, да. Тут же металл кругом, собирают, — кратко поясняет ведущий инженер городского управления по делам ГО и ЧС Олег Рябых. — Через поле, через болото приходят, для них это не препятствие».

Винить «старателей» в возникновении таких пожаров не стоит. То, что короотвалы загораются от неосторожного обращения с огнем, — миф. То есть могут и от него, конечно, но и природных причин вполне достаточно — в процессе разложения остатков древесины происходит реакция, в результате которой и вспыхивает огонь. Эта «химическая лаборатория» разворачивается в скрытых от людских глаз недрах «роковых» 15-метровых гор.

Поэтому даже когда пожарным удастся ликвидировать последний огненный гектар, это будет не победа — в любом месте в любой момент пламя может вновь выползти из своего убежища внутри короотвала. Легкую передышку даст только зима. «Разложение не прекращается, просто зимой велика теплоотдача, потому что холодно на улице. И тепло уходит постепенно. А летом оно аккумулируется и в результате переходит в горение, — говорит Рябых. — Чем жарче, тем больше проблем с водой, и тем быстрее распространяется огонь как по верху, так и внутри короотвала».

Небо затягивает тучами, но спасатели смотрят на них без особого оптимизма — чтобы хоть чем-то им помочь, дождь должен зарядить на неделю минимум без всяких перерывов.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru».

Текст: Алла Сумарокова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.