Виктор Васильев: "Спешка происходит не по вине церкви"

В четверг областная Дума рассмотрит законопроекты о передаче Калининградской епархии Русской православной церкви в собственность 16 объектов религиозного назначения, в числе которых такие известные, как здания театра кукол, филармонии и музея Кристионаса Донелайтиса. Руководитель епархиального отдела по имуществу Виктор Васильев рассказал главному редактору "Нового Калининграда.Ru", зачем и почему церковь хочет получить так много недвижимости, что предстоит занимаемым ее учреждениям, на какие средства РПЦ будет содержать эту собственность, а также объяснил, почему храм Христа Спасителя до сих пор отгорожен от людей забором.

- Виктор Вячеславович, почему и зачем Калининградская епархия Русской православной церкви хочет получить в собственность объекты недвижимости, о которых идет речь в областных законопроектах? 

- Больше года назад Калининградская епархия обратилась в областное агентство по имуществу с информацией о том, что Министерство экономического развития РФ подготовило законопроект, который предусматривает новый порядок передачи имущества религиозным организациям. Можно назвать революцией то, что произойдет в правовой сфере в ближайшее время. 
Мы обратили внимание агентства на то, что к Калининградской области новый законопроект совершенно не адаптирован, поскольку он ставит под удар две вещи. Первая - это учреждения культуры и образования, расположенные сейчас в бывших объектах религиозного назначения. Новый закон предусматривает передачу этих объектов в обязательном порядке религиозным организациям, причем бывшим их владельцам, без права сохранения учреждений в этих стенах. Это будет катастрофой для культуры и образования области. 
Второе - сам прецедент реституции (возврата отчуждённой собственности прежнему владельцу - прим. "Нового Калининграда.Ru") на территории Калининградской области, пускай только религиозного имущества, является крайне негативным на фоне самого существования области на основе Потсдамских соглашений 1945 года. 
К счастью, нас услышали в правительстве области, но в то время решение найдено не было. Губернатор Георгий Боос совершенно справедливо предложил внести поправки в этот законопроект, чтобы исключить Калининградскую область из его действия. С этими поправками мы были согласны, они действительно имели бы право быть, но, к сожалению, и это стало известно уже в прошлом году, Правительство РФ не намерено исключать регион из зоны действия будущего закона. 
В 2010 году губернатор обратился в администрацию президента РФ с предложением адаптировать законопроект к условиям Калининградской области, опять же, исключив ее из зоны его действия. В ответе из администрации президента было указано, что никаких таких поправок в него вноситься не будет. Т. е. область должна сама подготовиться к вступлению в силу этого закона. 
С того времени Росимущество и многие муниципалитеты уже готовились к изменению законодательства - руины объектов религиозного назначения, в первую очередь - полуразрушенные кирхи передавались РПЦ. Естественно, с обременением, это памятники культуры, и церковь брала на себя обязанность по их сохранению и, по возможности, восстановлению. Там, где эти объекты представляют из себя здания, где расположены дома культуры, фельдшерско-акушерские пункты, музыкальные школы и прочие учреждения - там заключались договора о том, что все эти учреждения остаются пользователями этих зданий при смене собственника, причем - без арендной платы, они не будут платить налоги на имущество и церковь не имеет права вмешиваться в уставную деятельность этих учреждений. 
К сожалению, вопросы по самым важным учреждениям, таким, как филармония или Театр кукол, находящимся в областной собственности, не были решены вовремя. Сейчас, когда федеральный законопроект прошел первое чтение и готовится ко второму чтению в Госдуме, новому правительству области приходится в спешном порядке решать эту же проблему. 

- Вы говорите, что законопроект существует достаточно давно, о том, что предложения Бооса были отклонены - также известно давно, так не стоило ли обсудить эту ситуацию более широко? Речь ведь идет об известных объектах, и их судьба вызывает вполне понятную тревогу у людей. 

- Калининградская епархия в течение года обратилась фактически во все Советы депутатов муниципальных образований области и практически все Советы депутатов рассматривали этот вопрос. Это представительные органы власти, избранные населением. Таким образом, эта проблема была доведена до депутатского корпуса, в отношении большинства муниципальных зданий эта проблема уже снята и мы не знаем ни одного примера в течение нынешнего года, когда бы хоть одно учреждение, находящееся теперь в церковном здании, как-либо могло пострадать. 
В отношении учреждений, имеющих областной статус, церковь не вправе вмешиваться в государственную политику и требовать от государства сохранить, открыть или закрыть какое-то учреждение. Правительство области игнорировало информацию со стороны РПЦ и ее предложения, сейчас ситуация изменилась, и новому правительству, которое в полной мере обладает всей этой информацией, и, насколько я понимаю, консультировалось с федеральными органами власти, приходится сейчас, в спешном порядке, решать эту проблему. 
Таким образом, наверное, спешка происходит не по вине церкви. 

- Мой вопрос скорее был о том, не стоило ли этот процесс развернуть, так сказать, лицом к людям - я понимаю, конечно, вашу позицию насчет Советов депутатов как представительных органов власти, но все же... 

- Вы думаете, что нам нужно было организовать давление на предыдущего губернатора через прессу? 

- Да нет, речь-то не о давлении, но о какой-то публичной дискуссии. 

- Есть проблема - как сохранить деятельность учреждений культуры и образования, и субъект федерации должен самостоятельно ее решать. Выход, который был найден, я считаю единственным разумным выбором правительства области. 

- Мы говорим, в том числе, об объектах культурного наследия. Готова ли церковь вместе с правами собственности на эти здания также взять на себя и ответственность? В частности, на какие средства эта собственность будет содержаться? 

- Церковь готова и обязана брать на себя ответственность в отношении объектов культурного наследия. Юридически это отражается в том, что без заключения охранного обязательства церковь не может зарегистрировать свое право в отношении любого подобного объекта. И двадцатипятилетняя история жизни православной церкви на калининградской земле свидетельствует о том, что те кирхи, которые доставались ей в ужасном состоянии, являются сейчас одними из самых достойных мест, которые не стыдно показать туристам, в которые с удовольствием приходят отдохнуть душой жители области. 
Все начиналось с кирхи Юдиттен, нынешнего Никольского монастыря, и многие православные храмы сейчас находятся в этих древних христианских храмах. Мы себя никак не противопоставляем этой культуре, и той христианской жизни, которая была здесь до войны. 
Конечно, это другая культура, но это христианская культура, и там совершалась христианская молитва. Когда сейчас православный священник видит какую-либо кирху в поруганном состоянии, то называет это поруганием святыни и кощунством, и есть естественное желание приложить силы к тому, чтобы прекратить использовать кирхи как мусорные свалки и общественные туалеты. 

- Кроме как свалки и туалеты, кирхи и замки используют уже много десятков лет, с самого образования области, как каменоломни. Даже те, которые, якобы, находятся под охраной государства, буквально растаскиваются на кирпичи. В случае передачи подобных зданий епархии, осуществляются ли там какие-то мероприятия для остановки этого? 

- После передачи епархии, у этих зданий, наконец, возникает владелец. С которым, наконец, заключаются охранные обязательства, которых раньше не существовало в принципе, хотя статус памятника был. И РПЦ намерена в отношении всех этих памятников действовать следующим образом. Во-первых, это приведение памятника в порядок и, если это памятник богослужебного назначения, то начало совершения там богослужений. Пускай даже молебнов под открытым небом. 
Во-вторых, это разработка научной документации и проектирование. Что подчас требует также больших финансовых средств, но, тем не менее, такой опыт существует, и у церкви, и у тех реставрационных организаций, с которыми мы сотрудничаем. 
В-третьих, те памятники, которые находятся под угрозой разрушения, требуют в первую очередь работ по консервации и укреплению. Например, субботник, который прошел на днях в Зеленополье, выявил, что кирха XVIII века имеет значительные трещины, и стены могут просто обрушиться. Поэтому первоочередной задачей там стоит научное исследование и сохранение этих стен в стабильном состоянии. Собственно, консервация таких памятников, особенно если они разрушены почти до основания, в настоящей практике в Европе и других местах признана довольно удачным вариантом сохранения памятников культуры. То есть, не всякий памятник возможно восстановить. 
Но в отношении тех кирх или монастырских комплексов, которые назывались замками Тевтонского ордена, где возможно восстановление, где ученые и реставраторы признают это целесообразным, церковь будет заниматься их реставрацией и восстановлением в полном объеме. Для этого существуют и церковные, и государственные программы - они осуществлялись ранее и будут осуществляться сейчас. Наверное, многие знают, что на территории центральной России многие храмы и монастыри были восстановлены путем софинансирования с самых разных сторон; так же теперь, наверное, пришло время привести в порядок наши калининградские памятники, сделать их Золотым кольцом Калининградской области. 

- Каковы условия аренды для учреждений, занимающих сейчас здания, которые могут быть переданы церкви? Будут ли накладываться какие-то ограничения на их деятельность? 

- Русская православная церковь не просит Калининградскую область поверить на слово и, просто на основе доверия, передать эти объекты. Юристы правительства области и Калининградской епархии пришли к заключению о том, что мы можем иметь две юридические гарантии сохранения деятельности учреждений в прежних стенах и в прежнем режиме. 
Первая юридическая гарантия - это условие, которое прописано в законопроекте, внесенном в областную Думу; там сказано, что объект религиозного назначения передается епархии при условии (зачитывает) предоставления этого объекта в безвозмездное пользование учреждению для осуществления уставных видов его деятельности в течение всего срока деятельности учреждения. 
Таким образом, право церкви возникает и подтверждается только в случае выполнения условия, если оно не выполняется, то право церкви не возникает, если это условие не выполняется в дальнейшем, то церковь также не может подтвердить это право. 
Вторая юридическая гарантия спокойствия жизни учреждений заключается в том, что до регистрации права церкви также будет заключен договор безвозмездного пользования имуществом. В нем указаны все положения существования этого учреждения в этом объекте, ровно на тех же условиях, на которых оно существует сейчас, будучи пользователем собственности области. Поскольку нужно понимать, что все учреждения культуры и образования, государственные или муниципальные, не являются собственниками, они являются пользователями. Соответственно, этот статус полностью сохраняется, и все условия сохраняются в договоре. 
Естественно, учреждение само решает, что оно будет делать, в соответствии со своим уставом, в этих стенах, и само формирует свой бюджет для текущих расходов на свое существование, на поддержание этого здания, а государство имеет по-прежнему законные основания этот бюджет удовлетворять. 
Нововведением в этот договор пользования является то, что ссудодатель, то есть РПЦ, не имеет права вносить никаких изменений в этот договор в одностороннем порядке. То есть, нынешний ссудодатель в лице правительства области, может, не спрашивая учреждение, поменять порядок пользования - уплотнить его, подселить кого-то, переселить, закрыть, все что угодно. Новый ссудодатель не будет иметь никаких прав в одностороннем порядке что-либо изменять для учреждения. Любые поправки к договору, любые предложения по судьбе учреждения, хотя их вовсе не ожидается, могут быть только по взаимному согласию сторон. 
Кроме того, учреждение отныне не будет платить налог на имущество, поскольку имущество религиозных организаций не облагается налогом. В данном случае предоставление имущества учреждению на безвозмездной основе является благотворительностью, т.е. укладывается в уставные виды деятельности религиозной организации. 

- Какую сумму за счет этого потеряет в доходах областной бюджет? 

- Областной бюджет не потеряет, а приобретет, потому что из него учреждения берут деньги для налога на имущество. Пускай каждый житель области прикинет, сколько он платит налога, к примеру, за свой огород или за свою квартиру, умножит свои метры на площадь, занимаемую учреждением, а затем - на количество учреждений. Это и будет экономия для областного бюджета. 

- На рассмотрение депутатов облдумы внесены законопроекты о передаче РПЦ 16 объектов; будут ли в дальнейшем передаваться еще какие-то объекты? 

- Я надеюсь, что в собственности области не останется объектов, которые будут в будущем рассматриваться как религиозные и подпадать под закон о церковной реституции. Как я сказал, если будет создан прецедент любой церковной реституции на территории области, то это будет чревато тенденциями к реституции всей области. 

- А что касается федеральной и муниципальной собственности? 

- Российская Федерация сейчас заканчивает процесс передачи РПЦ федеральных объектов религиозного назначения, и большинство муниципалитетов также уже давно решили все вопросы по своим объектам - таких остались буквально считанные единицы. 

- Один из объектов, внесенных в законопроект, имеет особенный статус - это музей-кирха Донелайтиса - значение его даже не федеральное, а, наверное, международное... 

- Это объект культурного наследия регионального значения. 

- Но я имею в виду не юридический его статус, а культурный. В своем открытом письме председатель местной организации Союза писателей РФ Борис Бартфельд высказал серьезные опасения возможности международного конфликта в случае передачи этого объекта РПЦ, в частности - претензий со стороны Литвы

- Несколько дней назад состоялась встреча представителей Калининградской епархии с консулом Литовской Республики, на которой мы проинформировали господина Станкевича (генконсул Литовской Республики в Калининграде - прим "Нового Калининграда.Ru") о планах епархии полностью сохранить деятельность музея священника Кристионаса Донелайтиса, который когда-то служил в этой кирхе, и литовская сторона заявила, что никаких претензий к РПЦ у нее нет. Более того, они были удовлетворены планами РПЦ. 
Другое дело, что, возможно, литовская сторона не ожидала такой последовательности событий, и для кого-то это будет огорчением, а для кого-то просто изменением обстоятельств, в которых дальше можно будет заниматься культурной деятельностью. Но соседнее государство не может предъявлять каких-то имущественных претензий к Российской Федерации в отношении ее собственности. 
Литовская ССР в свое время, действительно, приложила большие усилия, это было буквально чудом, что в советское время эта кирха восстала из руин, была аутентично воссоздана вместе со всем церковным комплексом. Нужно поблагодарить литовских коллег за то, что они постарались сделать в отношении этого памятника. Но когда речь идет о каких-то денежных вложениях, нужно разобраться - люди делали это как инвесторы, в расчете на какие-то дивиденды или выгоду, или они заботились о памятнике культуры как благотворители, видя главной задачей его сохранение? 
У Калининградской епархии уже имеются договора с разными, в том числе немецкими обществами, которые приветствуют передачу объектов РПЦ, и готовы по-прежнему заниматься реставрацией этих объектов. В частности, подписан договор с кураторием "Тарау", который намерен продолжить свою заботу о кирхе в поселке Владимирово Багратионовского района. Кураторий в свое время вкладывал средства в крышу - но она сгорела, вкладывал средства в обустройство кирхи - оно было растащено. Члены куратория рассудили, что храм должен быть храмом, и пока не будет хозяина у церкви в лице собственно церкви, до тех пор не будет ничего хорошего с этим объектом. Посмотрев, какие христиане живут во Владимирово, не найдя там ни лютеран, ни католиков, видя, что там в основном православные люди, вполне справедливо немецкое общество обратилось к Святейшему Патриарху Кириллу, поддержав передачу кирхи РПЦ, пообещав со своей стороны дальнейшую поддержку и заботу об этой кирхе. 

- В законопроекте говорится о том, что срок договора безвозмездной аренды равен сроку деятельности арендующего у церкви помещение учреждения. В связи с ожидаемым переводом культурных и образовательных учреждений в статус автономных некоммерческих, что подразумевает перерегистрацию, не потеряют ли они право безвозмездной аренды - ведь фактически это будут уже другие субъекты? 

- До внесения законопроекта в областную Думу агентство по имуществу и юристы правительства очень серьезно работали над юридической стороной этого вопроса. Совершенно четко определено, что, в соответствии с законодательством РФ, любая реорганизация учреждения влечет передачу всех прав и обязанностей правопреемнику. Любое изменение статуса - слияние, поглощение, еще какие-либо изменения учреждения не должны привести к потере его прав. Поэтому в данном вопросе беспокойства нет. 
Я хочу сказать больше - РПЦ имеет собственную позицию, и я приведу один ее пример. Когда в одном из муниципалитетов решался вопрос о передаче церкви кирхи, где расположен дом культуры, то было высказано мнение на Совете депутатов со стороны администрации поселения, что это может быть повод к закрытию этого учреждения. В ответ на это епархия заявила, что отказывается брать в собственность этот объект, если это приведет к закрытию дома культуры. Это не значит, что дому культуры место в кирхе, но значит, что в этом поселке больше нет места, где дети, взрослые, могут собираться, заниматься в кружках, проводить культурные мероприятия, отмечать праздники. И недопустимо использовать передачу кирхи церкви для того, чтобы сэкономить бюджет на простых людях. Это условие было услышано, муниципалитет отказался от закрытия дома культуры; надеюсь, подобный вопрос никогда не всплывет. Не построив чего-то нового, нельзя ни в коем случае закрывать такие учреждения. 
Другим примером являются не раз высказанные опасения в отношении закрытия сельских школ, экономии таким образом бюджета. Дело в том, что это может привести к опустошению села, к тому, что семьи с детьми будут переезжать в города. Может быть, было бы лучше потратить средства на строительство хороших, современных небольших школ в селах, на поднятие зарплат учителей, вместо экономии на селе? Наверное, эта позиция церкви не во всем совпадает с тем, что происходит в государстве.

- А почему эта позиция не высказывалась публично? 

- Эта позиция публично высказывается Святейшим Патриархом Кириллом. 

- Но реформа образования в нашем регионе проходила достаточно болезненно, закрытие сельских школ по инициативе правительства резко критиковалось общественностью и в прессе - почему церковь тогда не выступала с критикой этого процесса в Калининградской области? 

- Голос церкви имел место, почему он не был кем-то услышан, я комментировать не могу. 

- Что происходит с уже переданными объектами? К примеру, замок Георгенбург - что происходит в нем? Была информация о частичном обвале фасада... 

- Замок Георгенбург, монастырь в честь святого великомученика Георгия, в свое время выполнял военные, оборонительные функции, но оставался монашеской организацией. Как Троице-Сергиева лавра, как Соловки, как любой древний монастырь той эпохи, он был военным укреплением. Другое дело, что РПЦ не будет комментировать то, каким образом происходила христианизация местного населения - мы к этому отношения не имели. 
В отношении замка надо сказать, что, еще когда он был передан только в пользование епархии, уже тогда начались срочные работы, в первую очередь было остановлено его разграбление. На моих глазах люди без определенного места жительства выносили кирпичи, выковыривая их из подвалов, что грозило обрушением древних флигелей. Прекратили это воровство не путем навешивания решеток и запирания ворот на большой замок, а, наоборот, через обеспечение охраны и регламентированный доступ в замок. Теперь и туристические группы, и частные посетители могут попасть на территорию замка, но не могут там безобразничать. 
Были проведены субботники, были проведены работы местным приходом во главе с настоятелем, отцом Иосифом Ильницким, чтобы расчистить замок, чтобы обнаружить старинные постройки среди хлама, чтобы обследовать их состояние. В первую очередь ремонтировались крыши, укреплялись несущие конструкции. Сейчас налажено сотрудничество с краеведами, молодежными патриотическими клубами и спортивными организациями, которые прикладывают усилия к тому, чтобы этот замок оживить. 
Этим летом там размещался православный лагерь для школьников. Но основные работы, конечно, впереди. По благословению Святейшего Патриарха Кирилла мы будем выходить с предложением совместных усилий по реконструкции этого памятника культуры, начиная с 2012 года, когда это будет юридически возможно. 
Если бы он не был передан РПЦ, то боюсь, что целые флигеля могли бы обрушиться там в течение прошедшего года. 

- Когда вы говорите о реконструкции - возможно ли привлечение бюджетного финансирования на эти цели? Или эти мероприятия будут осуществляться исключительно на средства самой церкви, возможно также на спонсорские средства? 

- РПЦ, беря в собственность эти здания, естественно берет на себя и ответственность за эти памятники культуры. Но если Российская Федерация посчитает, что ей небезразлична судьба важнейших памятников культуры, захочет поддержать усилия церкви по реконструкции этих памятников, в соответствии с научными историческими проектами, то, конечно, церковь будет это приветствовать. Это не означает, что мы намерены ждать федерального финансирования, но означает, что Правительство РФ может определить для себя, какие памятники культуры имеют настолько огромное значение, что их системная реконструкция отвечает государственным интересам. Поскольку РПЦ может делать это долго, может это делать медленно, средств у церкви, естественно, нет, чтобы немедленно восстановить все эти памятники. Может быть, федеральный бюджет и мог бы в этом помочь. 
Но ни в коем случае нельзя говорить о том, что Калининградская епархия рассчитывает исключительно на эту помощь и без этого не будет заботиться о памятниках - это вовсе не так. 

- Но допускает такую возможность? 

- Если законодательство будет допускать помощь не религиозной организации, а именно в реконструкции памятников культуры, независимо от их принадлежности, то епархия, конечно, будет приветствовать такое соучастие. 

- Какова судьба кирхи, в которой располагается ДК вагонзавода - бывшей кирхи Христа в Ратсхофе? 

- Собственно сам дом культуры занимает левый флигель кирхи Христа, дом пастора - и там продолжают работу различные кружки, секции, мастерские, проходят музыкальные занятия. Причем этот дом культуры - частный, он не приносит никакой прибыли, никем толком не финансируется. В настоящее время Калининградская епархия столкнулась с тем, что этот пользователь не имеет достаточно средств даже для вхождения в отопительный сезон. По этой причине мы оказали помощь дому культуры и поучаствовали в реконструкции котельной. 

- А более известный в городе пользователь - "Вагонка"? 

- Что касается второго пользователя, расположенного в самой кирхе, общества "Вагонка", то нужно понимать, что сам этот объект передавался епархии из городской собственности с условием, что это общество продолжит еще несколько лет пользоваться этим объектом. 

- Несколько - это сколько? 

- Столько, сколько определено договором между епархией и обществом, вы можете попросить у директора общества копию договора, чтобы уточнить его условия. 
Я думаю, что сам этот клуб, если он заинтересован в дальнейшем существовании, то, по истечении указанного срока, он может подобрать себе другое помещение, поскольку в конце концов в храме должен быть храм. Такое учреждение, как клуб "Вагонка", может находиться сейчас в объекте, принадлежащем церкви, только на основании того, что это законное обременение при его передаче. И мы не имеем права никак влиять на эту ситуацию. Конечно, продление этого срока вряд ли возможно. 
Естественно, что прямо противоположная ситуация с учреждениями культуры и образования, с которых мы начали разговор, поскольку они выполняют задачи, во многом схожие с задачами церкви - культурное воспитание, образование. Конечно, деятельность "Вагонки" вряд ли имеет прямое отношение к культуре. 

- Но я не раз был на мероприятиях в филармонии, бывшей кирхе Святого Семейства, проходивших в формате фуршетов - может быть, конечно, приуроченных к культурным событиям, но, тем не менее - фуршетов. Такая деятельность может быть продолжена в объекте, принадлежащем церкви? 

- Вся уставная деятельность может быть продолжена безвозмездным пользователем. Естественно, что в настоящее время, когда церковь становится собственником этих объектов, она будет следить за тем, чтобы деятельность эта соответствовала российскому законодательству. Возвращаясь к предыдущему вопросу - те люди, которые планировали присутствие на "Вагонке" в ночное время несовершеннолетних или распространение там наркотиков или другого зелья, должны или расстаться со своими планами, или они крайне сильно подведут администрацию клуба и лично Андрея Левченко. Поскольку такая незаконная деятельность абсолютно несовместима с пребыванием клуба в этом здании. Документальный судебно доказанный факт противозаконной деятельности в клубе может быть причиной досрочного расторжения договора с «Вагонкой». 

- То есть речь идет лишь о соблюдении закона? 

- Речь идет о соблюдении законодательства РФ. 

- Возвращаясь к началу разговора - вы говорили, что епархия поддерживала поправки к проекту федерального закона о передаче объектов религиозного назначения, которые предлагал Георгий Боос, и, если я правильно понимаю, не очень-то хотела той формы, в которой происходит передача собственности сейчас? 

- Церковь поддерживала идею адаптации будущего федерального закона к реальностям Калининградской области. Если бы закон писался только для нашей области, то, думаю, он был бы совсем другим. И вообще, он, возможно, был бы в принципе неуместен. Поскольку сейчас существует законодательство, регулирующее все имущественные вопросы с религиозными организациями. Для Калининградской области оно достаточно. В течение 25 лет и РПЦ, и Римско-католической церкви, и Немецко-лютеранской церкви, и другим конфессиям передавалось имущество в соответствии с их потребностями. Это происходило постепенно, не революционно, не вызывало серьезных, болезненных возражений, дискуссий или конкуренции. 
Нынешние революционные изменения федерального законодательства не адаптированы к реалиям региона. Поэтому самым простым предложением было бы сделать так, чтобы они не имели никакого отношения к области, чтобы здесь действовало старое законодательство. Но это оказалось абсолютно невозможным. Каково будет законодательство РФ - решать не Русской православной церкви, решать депутатам Государственной Думы, свое мнение мы высказывали, свое мнение до последнего требовал учесть губернатор области. Но боюсь, что излишнее откладывание решения проблемы могло привести ситуацию к тому, что сейчас в пожарном порядке приходится решать эту проблему. 

- Церковь сейчас становится более активным субъектом экономических отношений - договора, собственность, арендаторы. Как это может повлиять на деятельность РПЦ в регионе, на отношение светского населения? 

- На деятельность церкви это влияет таким образом, что мы вынуждены создавать сейчас собственную службу эксплуатации всех этих передаваемых зданий, и это абсолютно новый род деятельности для церкви. Предстоят значительные хлопоты о содержании, о реконструкции такого количества объектов. Поэтому в настоящее время епархия озабочена необходимостью создания такой службы эксплуатации. 
В то же время передача епархии неиспользуемых объектов может быть промыслительной - мы люди верующие, должны жить по образу и подобию Христа - а Господь даже плохие или неожиданные вещи обращает ко благу. Так и мы можем обратить ко благу то, что сваливается сейчас на Калининградскую епархию. 
По поручению Святейшего Патриарха Кирилла, каждый настоятель прихода епархии должен не только служить у себя в храме и принимать там людей, но и посещать все поселки, расположенные на территории его прихода, знакомиться со всеми семьями, их радостями или горестями, организовывать социальную помощь, если она необходима, заботиться о воспитании и образовании людей, совершать богослужения и быть "всем для всех". Естественно, что в каждом поселке для этого должна быть точка опоры, где собирались бы люди, где совершались бы молебны. Те кирхи, частично разрушенные, как нельзя кстати оказываются предметами миссионерской деятельности православного духовенства. 
Могу посоветовать жителям области, верующим и неверующим, которые беспокоятся о судьбе этих кирх, о жизни больших и маленьких поселков, обращаться к приходским священникам с предложениями организации субботников, приведения в порядок, чтобы они становились центрами духовной жизни поселка. Это может быть и заброшенный дом пастора, и полуразрушенный замок. 
Есть и другие примеры, когда дышащие на ладан дома культуры, находящиеся в кирхах, приглашают священников для проведения бесед с людьми, праздников и богослужений - это никак не вредит деятельности дома культуры, но наоборот, оживляет его деятельность. Но это может случиться только по инициативе самого учреждения, так как здания полностью находятся в его пользовании, и церковь не вправе сказать - хочу совершать здесь богослужения и буду это делать. Ни в коем случае. 

- Законопроект, внесенный правительством в облдуму, стал следствием инициативы епархии - так? 

- Поводом для принятия решений правительством стало обращение епархии, а чья это инициатива - вопрос интересный. 

- Тем не менее - перед направлением обращения имел ли место диалог с представителями других конфессий, представленных в регионе? 

- Он велся и ведется, естественно. Буквально сегодня я встречался с благочинным церквей Калининградской области Евангелическо-лютеранской церкви пробстом Йоханом Лёбером, мы обсуждали возможности совместного использования некоторых объектов религиозного назначения, которые переданы Русской православной церкви. Мы знаем, что в этих местах есть, пускай и по несколько человек, небольшие общины немецких христиан, и для нас важно, чтобы каждый христианин, независимо от того, в какой традиции он родился, мог вести свою церковную жизнь. 
Естественно, что церкви имеют изначально поместный характер, в России есть Русская православная церковь, в других странах есть другие поместные церкви, какие-то церкви, какие-то традиции находятся сейчас вне евхаристического единства - католическая или лютеранская церкви. Но мы относимся друг к другу с уважением, и должны думать о том, что верующие других конфессий должны иметь возможность вести общинную жизнь и совершать свои богослужения. Поэтому для нас важно, чтобы, в частности, ситуация в Славске и в поселке Дружба (Алленбургская кирха в поселке Дружба была передана РПЦ в мае 2010 года - прим. "Нового Калининграда.Ru") складывалась на дружественных взаимоотношениях. 
Сегодня на моей встрече с господином Лёбером было найдено полное взаимопонимание в отношении совместного использования этих объектов. Речь не идет о том, чтобы в одном и том же зале совершались поочередно или, тем более, вместе православные и лютеранские богослужения. Речь идет о том, чтобы в Дружбе лютеране по-прежнему собирались и молились в зале, расположенном на втором этаже башни кирхи. Скромное количество немецких христиан позволяло вполне комфортно это делать, а православная община Дружбы, особенно если говорить о людях, о которых РПЦ должна нести какое-то попечение, заботу, социальную и моральную, естественно, значительно больше. Немецкая сторона полностью согласна с тем, что основной зал кирхи в будущем будет использоваться для православных богослужений. Кроме того, вся эта кирха в Дружбе будет использоваться для совместного или поочередного проведения культурных мероприятий, для музейной и экскурсионной деятельности. 
На нашей встрече присутствовал священник Дмитрий Холзинев, который теперь является настоятелем прихода в Правдинске, на территории которого находится поселок Дружба - мы нашли абсолютное взаимопонимание в отношении совместного использования этого храма. 
Та же ситуация и в Славске - старинная кирха может использоваться для совместной культурной деятельности. И город Славск, и православная церковь, и Евангелическо-лютеранская церковь смогут проводить там свои мероприятия. 

- Последний вопрос - и единственный, пожалуй, за ее пределами. Самый известный объект религиозного назначения в регионе, построенный в его новейшей истории - храм Христа Спасителя в Калининграде окружает забор, местами даже с колючей проволокой. Почему? 

- Потому что в настоящее время территория, обнесенная оградой, представляет опасность как строительная площадка. Там строится второй корпус православной гимназии, естественно, что для обеспечения безопасности нужна эта ограда. Если бы появились благотворители, которые бы предложили сделать временную ограду более красивой - то, наверное, ключарь собора отец Вадим Дегтярев согласился бы. 

- А когда планируется окончание строительства? 

- Еще года полтора. Нам самим это не очень нравится - представьте себе, приезжал Святейший Патриарх, уж, наверное, ради красоты можно было бы и забор убрать - но если этого сделано не было, значит в этом есть целесообразность. Значит, это сейчас нужно, по сути.

Текст - Алексей МИЛОВАНОВ, фото - "Новый Калининград.Ru", Калининградская епархия РПЦ, panoramio.com, ru.wikipedia.org.

Комментарии к новости

Когда мы выберемся из тьмы

Журналист «Газеты Выборчей Труймясто» Паулина Сигень о мэре Гданьска Павле Адамовичее, жизнь которого трагично оборвалась 14 января 2019 года.