Кристиан Нееф: "Янтарная комната где-то рядом"

Все новости по теме: Королевский замок
Заместитель руководителя иностранной редакции «Шпигеля» Кристиан Нееф ответил на вопросы «Комсомолки» о том, как идут раскопки Королевского замка и есть ли шансы найти сокровище.

В западных подвалах ее нет

- Возможно ли, что журнал «Шпигель» когда-нибудь выйдет с обложкой о Калининграде? Наверное, это будет тема Янтарной комнаты?

- Янтарная комната все еще оказывает почти магическое воздействие на многих немцев. Почему? Сложно понять, ведь этот миф родился уже после окончания войны. Вероятно, дело в том, что это произведение искусства может служить символом истории непростых взаимоотношений наших стран. Сначала прусский король подарил Янтарный кабинет Петру Великому, потом гитлеровская армия, напав на Советский Союз, снова грабительски завладела комнатой и перевезла в Кенигсберг. Наконец, в январе 1945 года комната бесследно исчезла - и до сих пор это окрыляет людскую фантазию. Но эти мечты никак не связаны с материальной стоимостью этого шедевра. Если бы сегодня комната была найдена, мы бы, скорее всего, были разочарованы - она наверняка истлела и особой ценности не представляет. Но за все эти годы мы опубликовали в «Шпигеле» столько статей о Янтарной комнате, что факт обнаружения этого «чуда света», разумеется, станет достойным завершением этой эпопеи и, в любом случае, составит центр большой титульной статьи. Которая будет рассказывать и о Калининграде.

- Значит, раскопки Королевского замка действительно связаны с намерением обнаружить Янтарную комнату? Какие данные убеждают вас в том, что это направление поисков верное?

- Действительно, это было исходной точкой. К тому же почти каждую неделю к нам обращаются люди, якобы бывшие очевидцами событий, либо их потомки и утверждают, что они точно знают, где находится Янтарная комната. Фальшивость многих предполагаемых следов настолько очевидна, что их можно сразу же оставлять без внимания. Но постоянно обнаруживаются и более серьезные указания, а в конце 90-х годов появились сразу несколько свидетельств о том, что незадолго до конца войны Янтарную комнату видели в замке. В числе различных гипотез о том, где могли оказаться ящики - в имении гауляйтера Эриха Коха, в подвалах пивоварни «Понарт», в тюрингской шахте, - была и версия о том, что из-за сильных боев вокруг города немцы вообще не успели вывезти Янтарную комнату из Кенигсберга. Но все дальнейшие поиски, которые советская сторона начала сразу же после войны на территории и в подвалах Королевского замка (позднее они были продолжены в 70-80-х годах в рамках геолого-археологической экспедиции под руководством Елены Стороженко, в условиях секретности), велись бессистемно, да к тому же непрофессионально. Зачастую это были случайные бурения либо раскопки с помощью бульдозеров, причем руководили ими не археологи, а люди из КГБ.

Поэтому мы и хотели выяснить, что вообще осталось от замковых фундаментов, действительно ли (как утверждалось) все подвалы были разрушены, и если нет, то можно ли обнаружить где-нибудь следы Янтарной комнаты или иных собраний предметов искусства, находившихся в замке. Если бы утверждение советской стороны, прозвучавшее после 1945 года, что Янтарная комната сгорела в замке, оправдалось, то должны были обнаружиться хотя бы остатки металлических креплений панелей или что-то подобное.

Наши раскопки выявили неожиданно хорошо сохранившиеся подвалы в западном и южном крыле замка. Но они же принесли ясность: в этих подвалах Янтарной комнаты нет.

Однако в ходе археологических работ изменился сам их характер. Все мы - и журналисты «Шпигеля», и археологи областного историко-художественного музея - совершили ряд открытий, которые показывают в новом свете историю Кенигсбергского замка. Это окрылило нас! Не менее положительно на ходе работ сказался вновь пробудившийся интерес калининградцев к прусской истории города.

Так что не одна лишь Янтарная комната оказалась в центре нашей работы!

- За вашу многолетнюю деятельность вы не разуверились в том, что сокровище можно найти?

- Хоть мы и не нашли следов Янтарной комнаты в замке, я, как и прежде, убежден в том, что ее следы надо искать либо в городе, либо где-то вблизи Калининграда. Если только эти ящики не были обнаружены еще в 1945 году, тайно вывезены в Москву и спрятаны в подвалах одного из крупных музеев. Ведь так случилось со многими произведениями «трофейного искусства» после 1945 года: многие из них до сих пор не объявились, но известно, что они хранятся в Москве. В их числе есть и множество экспонатов из кенигсбергских коллекций. И вообще-то они должны быть возвращены в Калининград.

Дух Кенигсберга

- Являетесь ли вы сторонником исторически достоверной реконструкции Кенигсберга или туристического новодела?

- В Германии довольно часто Восточную Пруссию представляли очень одиозно и односторонне - либо идеализировали, либо, наоборот, изображали чуть ли не колыбелью прусского милитаризма. Справедливая оценка истории и роли этого региона даже у нас в стране стала возможна только сейчас. Что касается собственно Кенигсберга, ныне это Калининград, российский город с собственной историей. То есть просто так восточно-прусскую столицу реконструировать невозможно. И даже если бы было такое желание, уже слишком поздно. Но мне бы хотелось, чтобы Россия как можно раньше нашла свой путь открытого и честного обращения с подобным наследием, а не простого стирания его следов из исторической памяти. Тем более что это все равно не получается.

- Как вы считаете, в каком виде надо восстанавливать Королевский замок и надо ли восстанавливать вообще?

- У нас в Германии уже несколько лет ведется подобная дискуссия о восстановлении Берлинского замка. И он будет восстановлен, большинство высказалось за это. Городской дворец немецких королей и кайзеров будет воспроизведен в соответствии с его историческими размерами, но внутреннее устройство будет современным. Что-то подобное, как мне кажется, возможно и в Калининграде. Но для этого требуется основательная подготовка, точная концепция будущего использования и разумное финансовое планирование. В результате Калининград возвратил бы себе неповторимое сокровище, настоящую жемчужину в историческом центре города. Но чтобы добиться этой цели, остается не так много времени. Центральная площадь уже настолько изуродована Домом Советов и новым, ужасно безликим торговым центром «Плаза», что замок с очень большим трудом можно втиснуть в общую картину. Те строительные грехи, которые были совершены в очень недавнем прошлом, - вспомним хотя бы высотку на Преголе, из-за которой Кенигсбергский кафедральный собор, заслуженно восстановленный на острове, внезапно выглядит, как гном какой-то, - привели к ошибкам, которые очень трудно исправить. И воздвигнуть на этом фоне исторические строения кенигсбергской истории так, чтобы они выглядели подлинными, а не создавали ощущения Диснейленда.

- Как вы думаете, утерян ли навсегда облик Кенигсберга в Калининграде или его дух у нас по-прежнему жив?

- В городе еще есть несколько мест, например, бывший Амалиенау, это район застройки по проспекту Мира, бывший Марауненхоф, район улицы Тельмана. Там чувствуется дух старого города, интересного, просвещенного, и мне кажется особенно прекрасным, что наконец-то реконструируются набережные Верхнего пруда. Но вот появившаяся недавно Рыбная деревня на Преголе меня не приводит в восторг - у нее мало общего с историей Кенигсберга.



Подземный ход

- Как бы вы оценили деятельность журнала «Шпигель» в Калининграде? В чем сверхзадача этой деятельности?

- Журналистов «Шпигеля» привело в Калининград чисто профессиональное любопытство. Мы - информационный журнал, вкладываем много сил и средств в хорошие, интересные истории. По той же причине мы, например, участвовали в экспедиции по розыску затонувших кораблей флотилии Христофора Колумба у побережья Южной Америки и нашли их. Или другой пример: в Египте мы исследовали следы, указывавшие на могилу Александра Македонского. Так что сразу же после того, как в 1989 году открылись границы Калининградской области, мы направились на поиски Янтарной комнаты - вначале мы вели розыски в развалинах замка Лохштедт рядом с Пиллау (Балтийск), позже работали на польско-российской границе у Даркемена (Озерск).

- Какие уже финансы инвестированы в раскопки, и в каком объеме предполагается финансировать эту работу дальше? Зачем преуспевающему немецкому журналу участвовать в археологических исследованиях в русской провинции?

- До сего момента мы потратили на раскопки в Калининграде около 9 миллионов рублей. Кому-то эта сумма может показаться не очень значительной, но мы постоянно отчитываемся о наших тратах перед совладельцами нашего акционерного предприятия, а это ведь больше чем на 50 процентов сотрудники «Шпигеля».

К тому же непосредственно археологические раскопки не являются нашей прямой задачей. Но я считаю, что это вложение оказалось удачным, потому что благодаря ему произошли существенные подвижки в общественном обсуждении довоенной истории Калининграда. Я думаю, что в этом году мы потратим еще около миллиона рублей на продолжение работ, а не только ту «скромную сумму» в размере 80-100 тысяч рублей, о которой несколько недель назад здесь шла речь.

- Какие, по вашему мнению, важные открытия сделаны в ходе этих исследований?

- Обнаружены сотни, даже тысячи интересных находок, в том числе самая ценная до сих пор - серебряные магические амулеты, которые исследователями отнесены к предметам культа тайного общества розенкрейцеров и напрямую к прусскому королю Фридриху Вильгельму II. Эту находку, как и многие другие, калининградцы сейчас могут увидеть и оценить в областном музее. В ежегодных отчетах, которые профессор Владимир Кулаков представляет Институту археологии Российской академии наук, до мелочей документированы результаты раскопок и находки.

- Когда, по вашим расчетам, подземелья замка будут изучены?

- Западное крыло и подвалы южного крыла открыты почти полностью. Этим летом мы намерены раскопать внешнюю сторону южной части замка и найти подземный ход, который нацисты вроде бы построили в начале сороковых годов как запасный для побега в сторону бывшей торговой биржи. К сожалению, северное крыло, в котором когда-то находился знаменитый ресторан «Кровавый суд» («Блютгерихт». - Ред.), двор перед восточным крылом, где позднее стоял имперский банк, пока недоступны - там проходят трубопроводы и сети, к тому же раскопки пришлось бы вести на территории стройки Дома Советов, туда у нас нет доступа. Пробные шурфы, которые мы предприняли на северном крыле, позволяют предположить, что там практически не сохранилось следов замка. Однако все это проявится лишь тогда, когда городские власти примут решение о том, что конкретно будет построено на этом месте, и в соответствии с ним начнут расчистку территории, в том числе временных торговых павильонов «Старой башни» (они находятся на территории, соответствующей северному крылу Кенигсбергского замка. - Ред.).

- Оцените работу наших археологов. У вас есть к ним претензии?

- Мне редко доводилось видеть столь заинтересованную команду археологов, как в Калининградском областном историко-художественном музее. Вот уже семь лет под руководством Владимира Кулакова и Анатолия Валуева с огромным энтузиазмом ведется работа - «Шпигель» снимает перед ними шляпу! Но я также поражен тем, в каких условиях приходится работать музею. Пожалуй, ни в одном из наших музеев в Германии нет такого плохого финансового и технического обеспечения, как у калининградцев. Еще одна страница нашего сотрудничества - это множество препон, которые нам приходилось преодолевать в Калининграде. Мы невероятно много времени потратили на то, чтобы осилить бюрократические сложности, написать письма, получить разрешения, а в некоторых случаях, как, например, при попытке исследования подвалов здания бывшей торговой биржи Кенигсберга (ныне Калининградский центр молодежи и развлекательный комплекс «Монетный двор». - Ред.), наши усилия ни к чему не привели. До сего дня не выяснен вопрос, что делать с открытыми фрагментами подвалов Кенигсбергского замка. Мы с самого начала настаивали на том, чтобы законсервировать руины, потому что открытые стены начали осыпаться, часть лестниц и бывшего подъемника винного погреба уже разрушилась под воздействием непогоды. Несколько лет никто не реагировал на наши призывы, никто не заботился о сохранении находок (важных для самого Калининграда!). Но неожиданно в начале мая этого года мы услышали, что городские власти ИМЕННО ОТ ЖУРНАЛА «ШПИГЕЛЬ» ожидают проекта консервации обнаруженных руин замка, и только после этого раскопки могут быть продолжены. Но подобная работа не входит в сферу нашей деятельности, так что предъявлять к нам такие требования - это чересчур.
Источник: Комсомольская Правда - Калининград

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.