«Куда потом, воровать?»: Калининград на пороге новой палаточной войны

Все новости по теме: Малый и средний бизнес

«Палаточные войны» в Калининграде рискуют разгореться с новой силой. Глава города Александр Ярошук опять недоволен внешним видом павильончиков и ларьков. «Эти палатки меня достали уже, у нас что, негде купить еды?» — воскликнул он на последнем оперативном совещании в мэрии. И предложил каждый «лот» на «3, на 5 лет отыгрывать, чтобы люди сделали красивое временное место». Речь о сезонной торговле, которая разрешается раз в год. По мнению мэра, таких объектов у нас сейчас слишком много, и торгуют там «в очень грязных, неприглядных палатках, в антисанитарии». Что на эту тему в дни кризиса думают сами предприниматели и покупатели, выясняли корреспонденты «Нового Калининграда.Ru».

Первая точка — «пятачок» у Северного вокзала за «Пассажем» — место проходное (и наверняка выгодное, думаем мы). Большинство палаток здесь имеют вид весьма презентабельный, и горадминистрации за них явно не должно быть стыдно. Напротив, должно быть радостно, что горожане и гости областного центра, едущие за его пределы, могут на бегу купить, к примеру, чего-нибудь перекусить. Вид портит разве что ржавый палаточный каркас, облюбованный двумя замурзанными псами.

«Вы знаете, какие цены в магазинах, в „Викториях“?!» — восклицает продавец расположенного рядом фургончика с продукцией Голубевского мясокомбината словно в ответ на гневную тираду мэра, прозвучавшую на «оперативке» (Александр Ярошук на ней задавался вопросом, для чего городу вообще нужны мясные и молочные палатки). Алла, так зовут продавца, напоминает, что в таких вот фургончиках колбаса продается по ценам производителя. «Вечером у меня здесь стоит очередь, потому что нашу продукцию любят — и за цены, и вкусно, и выбор большой».

В городской бюджет благодаря работе временных торговых точек ежегодно поступает около 20 млн рублей. Ранее глава Калининграда Александр Ярошук заявлял, что горадминистрация не намерена следовать примеру Москвы в решении проблемы уличной торговли и мини-рынков.

«Они никак не нажрутся, цены подняли, им палатки мешают!» — вмешивается в нашу беседу бабулька-покупательница. Одна конкретная, похоже, действительно мешает. Хотя, казалось бы, большой новый павильон, стоящий рядом с колбасным фургончиком, — самая что ни на есть мечта градоначальника. Внутри — чистота, богатый выбор овощей, фруктов, бакалеи и хозяйка Людмила Михайловна.

На этом месте она торгует 23 года. Год назад, когда договор с мэрией закончился, предпринимательница неожиданно узнала, что из схемы размещения объектов малой торговли ее исключили. Без объявления войны. «Потом стала бегать — объяснили, что у палатки неэстетический вид. Поменяла вид — все равно хотят убрать меня. Я вынуждена была подать в суд на администрацию о том, чтобы распоряжение о сносе пока приостановили», — говорит эта женщина с простым и добрым русским лицом. И показывает объявление о том, что ее палатка незаконная и должна быть демонтирована, которое однажды здесь кто-то наклеил. «Говорят, что земельного ресурса нету. А рядом двум соседствующим предпринимателям дают. И причем в этой старой палатке, в которой я раньше стояла», — Людмила Михайловна долго сдерживается, потом все равно плачет. Старая палатка — именно та, в которой обжились дворняги; за новую ей пришлось заплатить 1 млн рублей. Теперь нужно отдавать долги.

Предпринимательница достает лист бумаги с тысячей подписей постоянных покупателей в свою защиту. Вокруг нас опять собираются разгневанные старушки. «Да она бабушкам вообще бесплатно все практически отдает», — объясняет продавец Алена из точки напротив. «Если будете говорить с Ярошуком, обязательно об этой палатке скажите. Она работает 20 лет. На морозе, на улице стояла, сейчас вот года полтора как эту палатку купила. Она старается, люди к ней идут».

Мы покупаем самсу, долго отказываемся от «подогреть». «А к нам идут — потому что многое от продавца зависит. Я считаю, что людям надо улыбаться! Все объясню, все расскажу, где чего, и они говорят: вот мимо вас не пройдешь», — у Алены свой секрет популярности.

Справедливости ради стоит сказать, что не все продавцы оказались возмущены новостью о предстоящем палаточном «переделе». Нина Фёдоровна, работающая в палатке с брендом «Нежинская» на задворках ТЦ «Меркурий», убеждена, что только так «будет упорядочена торговля и внешний вид». «Хотелось бы, чтобы вода была, туалет был, зимой холодно», — перечисляет она претензии к работодателю. И говорит, что место потерять не боится нисколько, потому что на пенсии.

Предыдущий конфликт палаточников и мэрии длился несколько лет и касался объектов, в отношении которых заключаются долгосрочные договоры. Существующее положение о размещении объектов малой торговли на территории Калининграда было принято в апреле 2010 года. Принятие этого документа сопровождалось конфликтами бизнеса и власти, который длился около года и вышел на областной уровнень, в напряженную ситуацию пришлось вмешаться экс-губернатору Георгию Боосу. Согласно новому положению, сроки аренды были продлены с 15 до 25 лет, а предприниматели обязались привести все павильоны в единый вид в течение трех лет.

У остальных — мнение категорически отрицательное. Мы идём на легендарную улицу Багратиона, о которую «сломал копье» не один чиновник. Десятки старушек, незаконно торгующих с ящиков, здесь разбавлены целым рядом ничуть не смущающихся продавцов «санкционки». Нелегальная торговля на Багратиона приобрела размах раблезианских масштабов: часть ее участников даже солидно расположилась в каркасных палатках. Но среди этого полукриминального изобилия редкими вкраплениями встречаются и стоящие здесь с разрешения горвластей. Они — как раз те, кто пополняет бюджет, но именно по ним и ударит задуманная реформа.

«Как можно место арендовать и еще палатку за миллион покупать?» — качает головой женщина-продавец со смешным для славянского уха именем Дусти. Но смеяться не хочется: ее палатка с плодоовощной продукцией, выживающая на Багратиона в течение 8 лет по причине богатейшего ассортимента, в случае успешного воплощения мэрских намерений в жизнь наверняка закроется. Как и точка у «Рембыттехники», в которой нас встречает хозяин Фазиль.

«У меня трое детей, они все учатся в школе. Откуда я накоплю и куплю такую палатку? Придется закрыться. Потом пойти воровать, что ли? Это малый бизнес уничтожит. В магазинах цены посмотрите! В „Виктории“ гречка стоит 116 рублей, а у меня была 69 рублей — бабуля сейчас на всю пенсию набрала. Там станет хорошо, им всегда все мало, а про нижний уровень никто не думает».
Худощавый грустный мужчина говорит с сильным восточным акцентом. Он торгует на своем месте уже 10 лет. По прогнозу Фазиля, планы мэрии закроют не меньше 70% таких точек в Калининграде.

Мы возвращаемся назад, идем мимо «новых» палаток на остановках, которые, кажется, перестали быть новыми на следующий день после появления. Ни одна из тех, в которых мы побывали, по степени изгаженности с ними не сравнится.


Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru».

Текст: Оксана Ошевская

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.