Тяжелое наследство

Целлюлозно-бумажная отрасль Калининградской области переживает тяжелые времена. В текущем году наблюдается значительное снижение объемов производства вследствие удорожания энергоресурсов, а также падения цен на целлюлозу. К тому же комбинаты притягивают к себе внимание Министерства природных ресурсов, и этим летом особенно: областные чиновники поговаривают о возможной выдаче комбинатам предписаний о приостановке деятельности.

Были прусскими, стали русскими

В области действуют три целлюлозно-бумажных комбината: Советский (в городе Советске), Неманский (в городе Немане; входит в структуру Северо-Западной лесопромышленной компании), а также «Цепрусс» (в Калининграде). Все три комбината являются предприятиями полного цикла и, в частности, производят целлюлозу. Все три построены в советские времена, причем в Немане и в Калининграде – на месте еще немецких бумажных фабрик, возникших в начале прошлого века в Восточной Пруссии.

Резоны немцев понять можно: из всех германских земель (за исключением разве что южных) это был район, ближайший к лесным массивам СССР. А вот на что рассчитывали советские функционеры, реконструируя и расширяя немецкие предприятия и даже построив еще одно новое, – непонятно. Калининградская область лесами бедна настолько, что целлюлозно-бумажные комбинаты вообще пренебрегают закупками сырья на ее территории. Одно время использовался литовский лес, но он закончился раньше, чем Литва обрела независимость. Таким образом, в последние десятилетия сырье для производства целлюлозы в Калининградскую область ввозится из Белоруссии (благодаря Закону об Особой экономической зоне – беспошлинно) и с основной территории России, преимущественно из Подмосковья.

Как следствие, в отрасли складывается совершенно ненормальная логистика. Среди продуктов отраслевой производственной цепочки, как говорит президент «Цепрусса» Алексей Овчинников, наиболее компактной является целлюлоза. Ее можно транспортировать на значительные расстояния с наименьшими издержками, тогда как перевозка готовой бумаги и круглого леса – это во многом перевозка воздуха и отходов. Так что местоположение любого деревоперерабатывающего производства с учетом логистических цепочек – основной фактор, влияющий на его эффективность.

Заводы есть, леса нет

Выводы о низкой конкурентоспособности калининградских ЦБК относительно коллег из других регионов Северо-Запада России были получены консалтинговым центром «Бизнес-Эксперт» еще два года назад. Сейчас проблемы отрасли усугубились. «Предприятия стали крайне уязвимыми», – признает начальник отдела промышленности администрации Калининградской области Николай Мурашов. Любой неблагоприятный внешний фактор способен остановить производство. У каждого ЦБК калининградской тройки свой набор рисков, но есть и общие – сырье, экология, топливо.

Проблема с сырьем обусловлена не только дальностью транспортировки, но и объемом поставок. Для полной загрузки производства всем областным ЦБК необходимо около 1 млн кубометров леса в год. Калининградские предприятия конкурируют за сырье, поднимают закупочные цены, в том числе на белорусском рынке – на сырьевых аукционах. Со следующего года этот процесс еще более обострится. По информации Николая Мурашова, в Белоруссии строятся собственные целлюлозные мощности, которым также потребуется сырье.

В 2002 году «Цепрусс» и Советский ЦБК получили предписание Минприроды прекратить деятельность. Впрочем, вскоре комбинаты возобновили работу, утвердив планы соответствующих экологических мероприятий. Они заключались преимущественно в совершенствовании очистных сооружений, тогда как для изменения экологической ситуации необходимо модернизировать само производство. Сейчас новый целлюлозный цех строит только Неманский ЦБК.

К Неманскому и Советскому ЦБК претензии по экологии возможны и со стороны ЕС: эти комбинаты расположены на границе с Литвой и сливают отходы в общую реку Неман. В их стоках присутствуют хлорсодержащие отходы и лигносульфанат – вязкое вещество, получаемое из отходов целлюлозного производства и теоретически подлежащее продаже. В последнее время оба комбината пытаются увеличить объем продажи этого вещества. Но лигносульфанат слишком дешев, он не окупает собственную транспортировку и расходы энергии на выпаривание. «Цепрусс» реализует его в полной мере: за счет наличия собственного небольшого портового терминала комбинат не несет убытки.

Зато с модернизацией производства у «Цепрусса» дела обстоят не столь радужно. Несколько лет назад он закупил оборудование под технологию ECF – отбеливание без элементарного хлора (когда хлор используется только в составе безопасных соединений). Однако оборудование не установлено. «Позиция Минприроды относительно ECF до сих пор не подтверждена официально, – поясняет Алексей Овчинников. – В Европе, Канаде и Америке данная технология используется и считается достаточно экологически чистой. Что в ней не нравится Минприроды – неясно. На этом фоне становится понятно другое: попытки нас закрыть – это заказ, и это могут сделать независимо от того, внедрена у нас новая технология или нет. И мы решили не тратиться на монтаж до тех пор, пока Минприроды не одобрит эту технологию. Если нас закроют, то я смогу хотя бы продать оборудование».

Бумажный стабилизатор

Еще одна проблема калининградских (и не только) ЦБК – существенный спад мировых цен на бумагу и целлюлозу. «В прежние годы в мире наблюдался довольно четкий четырехгодичный цикл, связанный с тем, что периодически выбывали целлюлозные мощности на фоне банкротств небольших предприятий, – рассуждает Алексей Овчинников. – Сегодня я вижу нехарактерные признаки цикла – спад происходит медленнее. Вероятно, это связано с активизацией слияний и поглощений в этой отрасли в мире. Соответственно, значительного выбытия мощностей ждать не приходится, так что сейчас трудно прогнозировать, когда начнется рост цен».

Цены на бумагу колеблются слабо, а на целлюлозу – падают (а затем растут) в разы. В этом отношении наименее уязвим Неманский ЦБК, поскольку всю производимую целлюлозу сам перерабатывает в бумагу, а затем выпускает конечный продукт, цены на который вообще стабильны. Так что при любой конъюнктуре завод получает постоянную высокую добавленную стоимость. «Цепрусс» и Советский ЦБК реализуют в основном целлюлозу (первый – в Италию, второй – в Белоруссию). Они неплохо зарабатывают в периоды конъюнктурных подъемов, а в периоды спадов (в том числе в последние два года) балансируют на грани убытков.

Калининградские ЦБК попали в замкнутый круг – с уменьшением сбыта появляются финансовые трудности, а они препятствуют модернизации бумажного производства

Советский ЦБК, по информации Николая Мурашова, планирует установить линию по производству санитарно-гигиенической бумаги. Сейчас из продукции для конечного потребления комбинат производит картон и обои, используя оборудование 1970−1980−х годов выпуска. Понятно, что этот товар пользуется спросом только в российской или белорусской глубинке, да и этот спрос постоянно падает. Возникает замкнутый круг – с уменьшением сбыта усугубляются финансовые трудности предприятия, а они препятствуют модернизации бумажного производства.

«Цепрусс» производит совсем небольшой объем бумажных санитарно-гигиенических изделий. В начале 1998 года на этом предприятии был разработан проект углубления производства бумаги, однако после дефолта «Цепрусс» лишился собственных средств, не решился брать и кредиты. «Тогда были сомнения, стоит ли инвестировать в производство. Хотя теперь я вижу, что если бы тот проект был реализован, сейчас предприятие чувствовало бы себя более уверенно», – говорит Алексей Овчинников.

Или газ, или тормоз

Потребность трех ЦБК в природном газе составляет примерно четверть от потребностей всей области: каждому комбинату в среднем необходимо около 100 млн кубометров в год. Получают они гораздо меньше – лишь 15−20% от потребностей, и лимиты постоянно снижаются. Как правило, с началом отопительного сезона, когда потребление газа другими пользователями резко возрастает, на ЦБК он поступает в меньших объемах, и поэтому комбинаты вынуждены останавливаться. Каждый из них имеет альтернативные мазутные котельные, однако при нынешних ценах на нефтепродукты использовать мазут совершенно невыгодно: его цена за последний год выросла в два с половиной раза. «Жечь мазут – все равно что деньги в топку бросать. Конечно, надо внедрять энергосберегающие технологии, в том числе ставить специальные котлы для сжигания лигносульфаната, который обладает нормальной теплотворной способностью, но это невозможно сделать быстро», – констатирует Овчинников.

Для расширения перспектив комбинатам нельзя ограничиваться углублением производства бумаги. Делая бизнес более масштабным, им надо застраховаться от экологических, энергетических и сырьевых рисков, а значит, требуется полностью перестроить производство, создать инфраструктуру и пролоббировать соответствующие политические решения. Такой масштаб преобразований сейчас по плечу лишь Северо-Западной лесопромышленной компании, которая инвестирует в Неманский ЦБК порядка 430 млн долларов. Проект предусматривает модернизацию не только производства и очистки стоков, но и газораспределительной станции, а также железнодорожной ветки. К тому же Северо-Западная лесопромышленная компания способна нивелировать свои риски. Во-первых – на политическом уровне, договариваясь с руководством Белоруссии по поводу сырья и с «Газпромом» по поводу газа. Во-вторых – наиболее выгодно распределяя производственную программу между своими комбинатами. Неманский ЦБК сейчас ориентирован в основном на экспорт, и это частично компенсирует логистические несуразности, связанные с доставкой круглого леса.

Что касается двух других предприятий, то их единственным конкурентным преимуществом являются низкие цены на газ, поэтому продолжать деятельность им выгодно только при наличии высоких объемов поставок газа. Если же объем поставок снизится, то не исключено, что в ходе настоящего конъюнктурного спада неизбежное в мировом масштабе выбытие мощностей затронет комбинаты уже в полной мере. «Если останемся без газа, то будем освобождаться от производства целлюлозы и развивать бумажные мощности, – отмечает Алексей Овчинников. – Однако делать это в Калининграде неинтересно, хотя бы потому, что бумажное производство энергоемко, а в анклаве и с электроэнергией проблемы. Возможно, перенесем бизнес на основную территорию России. Сейчас мы здесь только потому, что советская власть построила тут комбинат».

В случае остановки Советского ЦБК и «Цепрусса» область потеряет довольно значительную статью своего экспорта. Более того, тот вид целлюлозы (сульфитная), который производят эти предприятия, в России выпускает лишь Сясьский ЦБК. Остановка калининградских комбинатов будет означать, что Россия почти полностью отдает этот рынок иностранцам.
Источник: Эксперт Северо-Запад

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.