Стагнация на стероидах: экономические итоги 2018 года в Калининградской области

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»
Все новости по теме: Бизнес

В минувшем году на экономическую ситуацию в области влияли главным образом три фактора: значительный рост потребительского и ипотечного кредитования, государственная «прокачка» сельского хозяйства и продолжение падения средних доходов населения. 

Пока нельзя сказать, что поправки в части льгот по соцотчислениям к законодательству об Особой экономической зоне в Калининградской области, вступившие в силу с начала года, дали серьезный импульс к развитию региональной экономики. Большинство резидентов «обновленной» ОЭЗ можно условно разделить на две группы. Первая — это множество IT-резидентов с декларациями мизерабельных инвестиций, но обещаниями массового найма сотрудников. Достоверных данных о создании в области реальных рабочих мест в IT-секторе на данный момент нет. Никаких санкций за неисполнение резидентами заявленных планов по найму сотрудников не предусмотрено, поэтому к достижениям по числу пока «бумажных» резидентов и гипотетических рабочих мест стоит отнестись настороженно.

Вторая группа резидентов — это сельхозпроекты с большими и вполне реалистичными декларациями финансовых вложений. Здесь ситуация иная: сомнений в том, что проекты будут реализованы, немного, потому что большинство из них ведут состоявшиеся областные агрогиганты в рамках своего расширения или вертикальной интеграции: «Правдинское свинопроизводство», агрохолдинг Долговых, группа компаний Андрея Романова и «Продукты питания» Стефано Влаховича. Впрочем, есть сомнения, что поправки к закону об ОЭЗ стали причиной этих инвестиций. Скорее приятным дополнением.

Сельхозбизнес сегодня — это, как правило, проекты, требующие очень больших денег и создающие сравнительно немного рабочих мест. Именно на отчислениях с фонда оплаты труда позволяет временно сэкономить «новый закон». Что действительно стало драйвером новых проектов, так это продолжение снижения стоимости финансирования. На сегодняшний день сельхозбизнес привлекает деньги под 3–5%, что в 2,5 раза ниже средних ставок по экономике. Но главное, стоимость денег для сельхозбизнеса значительно ниже темпов поднятия ими цен. По данным Росстата, за год калининградские растениеводы подняли цены на 5%, а животноводы — почти на 8%.

Кроме того, сельхозбизнес основательно защищен от иностранной конкуренции контрсанкциями, что и делает его столь привлекательным для вложений. С другой стороны, приходящие в данную отрасль инвесторы из других видов бизнеса не всегда адекватно оценивают свои возможности и слишком романтизируют сельское хозяйство в части возврата инвестиций, делятся своими наблюдениями в частных разговорах банкиры.

Обрабатывающая промышленность демонстрирует умеренный рост (3,8%). Основной вклад внес «Автотор», наращивающий сборку легковых автомобилей. Росстат перестал публиковать данные о количестве, но экспертные оценки свидетельствуют о росте сборки на 40% по итогам января—октября. Причиной столь интенсивной производственной программы является не резкий рост доходов населения россиян, для которых собирает иномарки «Автотор», а рекордные объемы автокредитования. По данным Национального бюро кредитных историй, в январе была выдана в качестве автокредитов максимальная сумма за всю историю наблюдений. Калининградцы не сильно отстают от остальных россиян по интенсивности оформления займов — за год объем полученных от банков на эти цели средств вырос более чем на 18%.

Динамика остальных отраслей обрабатывающей промышленности разнонаправленна (это подтверждают и экспертные оценки), и можно предположить, что если исключить «Автотор», то в сумме рост будет около нуля.

автотор.jpg

Аналогичную с ростом сборки «Автотора» природу имеет и сравнительно неплохое состояние рынка жилой недвижимости в Калининградской области. По итогам января—ноября ввод нового жилья снизился по сравнению с 2017 годом всего на 2%. При этом банковский сектор вкачивает через ипотечные кредиты в рынок все большие объемы средств. По данным Центробанка, за десять месяцев число выданных ипотечных кредитов в Калининградской области выросло в полтора раза, а сумма — на 62% (почти достигла за неполный год 15 млрд руб.).

Формально объемы выдачи ипотечных кредитов растут из-за беспрецедентно низких кредитных ставок. Однако можно говорить и о снижении требований банков к заемщикам. Деньги получают те, кто раньше о них не мог и мечтать — например, закредитованные матери-одиночки. В Центробанке уже довольно прямолинейно напоминают банкирам об ипотечных пузырях недавнего прошлого.

К концу года фиксируется заметный рост оборотов калининградской розницы. Его причины становятся понятны, когда ее делишь на продовольственную и непродовольственную. Первая, где товары не продают в кредит, стагнирует. Во второй, где дают кредиты — рост ощутим (суммы потребительского кредитования в Калининградской области в третьем квартале выросли на 43%).

Наиболее тревожным является тот факт, что «стероидное» наращивание продаж товаров и недвижимости в Калининградской области не обеспечено ростом доходов калининградцев. Если быть точным, средние доходы калининградцев не растут вообще. Вопрос о том, как оплатить купленное в 2018 году, вероятно, станет очень актуальным в 2019-м, когда выяснится, что денег нет и держаться, вопреки совету премьера Медведева, уже не получается.

Позитивный фон разве что создаёт рост миграционного потока переселенцев из «большой» России. Дополнительный 1% нового населения за год, как минимум, приводит к соответствующему росту денег в экономике. Логично предположить, что едут в область не самые бедные и бездарные люди — а значит, их экономический вклад должен быть больше миграционного.

Текст: Вадим Хлебников

Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Ситуация крайней обеспокоенности

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему федералы хотят забрать деньги у бизнеса.